Book's list / Список книг :

 

Welcome to our site.
Добро пожаловать на наш сайт.

Our site will help you studying Russian on an example of fascinating works of art of the recognized authors.

 

Наш сайт поможет Вам изучении английского языка, на примере увлекательных художественных произведений, признанных авторов.

Below the example of how it looks in practice is resulted. If it was pleasant to you, choose above the book interesting to you and start to learn language easily and with pleasure.

 

Ниже приведен пример того, как это выглядит на практике. Если Вам понравилось, выберите сверху интересную для Вас книгу и начинайте учить язык легко и с удовольствием.



MOWGLI'S BROTHERS
БРАТЬЯ МАУГЛИ


Chapter / Глава

I ¤ II ¤ III ¤ IV ¤ V ¤ VI

It was seven o'clock of a very warm evening in the Seeonee hills when Father Wolf woke up from his day's rest, scratched himself, yawned, and spread out his paws one after the other to get rid of the sleepy feeling in the tips. Mother Wolf lay with her big gray nose dropped across her four tumbling, squealing cubs, and the moon shone into the mouth of the cave where they all lived.

Было семь часов знойного вечера в Сионийских горах, когда Отец Волк проснулся после дневного отдыха, почесался, зевнул и расправил онемевшие лапы одну за другой, прогоняя сон. Мать Волчица дремала, положив свою крупную серую морду на четверых волчат, а те ворочались и повизгивали, и луна светила в устье пещеры, где жила вся семья.


"Augrh!" said Father Wolf, "it is time to hunt again";

- Уф! - сказал Отец Волк. - Пора опять на охоту.


and he was going to spring downhill when a little shadow with a bushy tail crossed the threshold and whined:

Он уже собирался спуститься скачками с горы, как вдруг низенькая тень с косматым хвостом легла на порог и прохныкала:


"Good luck go with you, O Chief of the Wolves; and good luck and strong white teeth go with the noble children, that they may never forget the hungry in this world."

- Желаю тебе удачи, о Глава Волков! Удачи и крепких, белых зубов твоим благородным детям. Пусть они никогда не забывают, что на свете есть голодные!


It was the jackal - Tabaqui, the Dish-licker - and the wolves of India despise Tabaqui because he runs about making mischief, and telling tales, and eating rags and pieces of leather from the village rubbish-heaps. They are afraid of him too, because Tabaqui, more than any one else in the jungle, is apt to go mad, and then he forgets that he was ever afraid of any one, and runs through the forest biting everything in his way. Even the tiger hides when little Tabaqui goes mad, for madness is the most disgraceful thing that can overtake a wild creature. We call it hydrophobia, but they call it dewanee - the madness - and run.

Это был шакал, Лизоблюд Табаки, - а волки Индии презирают Табаки за то, что он рыщет повсюду, сеет раздоры, разносит сплетни и не брезгает тряпками и обрывками кожи, роясь в деревенских мусорных кучах. И все-таки они боятся Табаки, потому что он чаще других зверей в джунглях болеет бешенством и тогда мечется по лесу и кусает всех, кто только попадется ему навстречу. Даже тигр бежит и прячется, когда бесится маленький Табаки, ибо ничего хуже бешенства не может приключиться с диким зверем. У нас оно зовется водобоязнью, а звери называют его "дивани"- бешенство - и спасаются от него бегством.


"Enter, then, and look," said Father Wolf, stiffly; "but there is no food here."

- Что ж, войди и посмотри сам, - сухо сказал Отец Волк. - Только еды здесь нет.


"For a wolf, no," said Tabaqui; "but for so mean a person as myself a dry bone is a good feast. Who are we, the Gidur-log [the Jackal People], to pick and choose?"

- Для волка нет, - сказал Табаки, но для такого ничтожества, как я, и голая кость - целый пир. Нам, шакалам, не к лицу привередничать.


He scuttled to the back of the cave, where he found the bone of a buck with some meat on it, and sat cracking the end merrily.

Он прокрался в глубину пещеры, нашел оленью кость с остатками мяса и, очень довольный, уселся, с треском разгрызая эту кость.


"All thanks for this good meal," he said, licking his lips. "How beautiful are the noble children!

- Благодарю за угощенье, - сказал он, облизываясь. - Как красивы благородные дети!


How large are their eyes! And so young too! Indeed, indeed, I might have remembered that the children of kings are men from the beginning."

Какие у них большие глаза! А ведь они еще так малы! Правда, правда, мне бы следовало помнить, что царские дети с самых первых дней уже взрослые.


Now, Tabaqui knew as well as any one else that there is nothing so unlucky as to compliment children to their faces; and it pleased him to see Mother and Father Wolf look uncomfortable.

А ведь Табаки знал не хуже всякого другого, что нет ничего опаснее, чем хвалить детей в глаза, и с удовольствием наблюдал, как смутились Мать и Отец Волки.


Tabaqui sat still, rejoicing in the mischief that he had made, and then he said spitefully:

Табаки сидел молча, радуясь тому, что накликал на других беду, потом сказал злобно:


"Shere Khan, the Big One, has shifted his hunting-grounds. He will hunt among these hills during the next moon, so he has told me."

- Шер-Хан, Большой Тигр, переменил место охоты. Он будет весь этот месяц охотиться здесь, в горах. Так он сам сказал.


Shere Khan was the tiger who lived near the Waingunga River, twenty miles away.

Шер-Хан был тигр, который жил в двадцати милях от пещеры, у реки Вайнганги.


"He has no right!" Father Wolf began angrily. "By the Law of the Jungle he has no right to change his quarters without fair warning. He will frighten every head of game within ten miles; and I - I have to kill for two, these days."

- Не имеет права! - сердито начал Отец Волк. - По Закону Джунглей он не может менять место охоты, никого не предупредив. Он распугает всю дичь на десять миль кругом, а мне... мне теперь надо охотиться за двоих.


"His mother did not call him Lungri [the Lame One] for nothing," said Mother Wolf, quietly.

- Мать недаром прозвала его Лангри (Хромой), - спокойно сказала Мать Волчица.


"He has been lame in one foot from his birth. That is why he has only killed cattle. Now the villagers of the Waingunga are angry with him, and he has come here to make our villagers angry. They will scour the jungle for him when he is far away, and we and our children must run when the grass is set alight. Indeed: we are very grateful to Shere Khan!"

- Он с самого рождения хромает на одну ногу. Вот почему он охотится только за домашней скотиной. Жители селений по берегам Вайнганги злы на него, а теперь он явился сюда, и у нас начнется то же: люди будут рыскать за ним по лесу, поймать его не сумеют, а нам и нашим детям придется бежать куда глаза глядят, когда подожгут траву. Право, нам есть за что благодарить Шер-Хана!


"Shall I tell him of your gratitude?" said Tabaqui.

- Не передать ли ему вашу благодарность? - спросил Табаки.


"Out!" snapped Father Wolf. "Out, and hunt with thy master. Thou hast done harm enough for one night."

- Вон отсюда! - огрызнулся Отец Волк. - Вон! Ступай охотиться со своим господином! Довольно ты намутил сегодня.


"I go," said Tabaqui, quietly. "Ye can hear Shere Khan below in the thickets. I might have saved myself the message."

- Я уйду, - спокойно ответил Табаки. - Вы и сами скоро услышите голос Шер-Хана внизу, в зарослях. Напрасно я трудился передавать вам эту новость.


Father Wolf listened, and in the dark valley that ran down to a little river, he heard the dry, angry, snarly, singsong whine of a tiger who has caught nothing and does not care if all the jungle knows it.

Отец Волк насторожил уши: внизу, в долине, сбегавшей к маленькой речке, послышался сухой, злобный, отрывистый, заунывный рев тигра, который ничего не поймал и нисколько не стыдится того, что всем джунглям это известно.


"The fool!" said Father Wolf. "To begin a night's work with that noise! Does he think that our buck are like his fat Waingunga bullocks?"

- Дурак! - сказал Отец Волк. - Начинать таким шумом ночную работу! Неужели он думает, что наши олени похожи на жирных буйволов с Вайнганги?


"H'sh! It is neither bullock nor buck that he hunts to-night," said Mother Wolf; "it is Man."

- Ш-ш! Он охотится нынче не за буйволом и не за оленем, - сказала Мать Волчица. - Он охотится за человеком.


The whine had changed to a sort of humming purr that seemed to roll from every quarter of the compass. It was the noise that bewilders wood-cutters, and gipsies sleeping in the open, and makes them run sometimes into the very mouth of the tiger.

Рев перешел в глухое ворчание, которое раздавалось как будто со всех сторон разом. Это был тот рев, который пугает лесорубов и цыган, ночующих под открытым небом, а иногда заставляет их бежать прямо в лапы тигра.


"Man!" said Father Wolf, showing all his white teeth. "Faugh! Are there not enough beetles and frogs in the tanks that he must eat Man - and on our ground too!"

- За человеком! - сказал Отец Волк, оскалив белые зубы. - Разве мало жуков и лягушек в прудах, что ему понадобилось есть человечину, да еще на нашей земле?


The Law of the Jungle, which never orders anything without a reason, forbids every beast to eat Man except when he is killing to show his children how to kill, and then he must hunt outside the hunting-grounds of his pack or tribe. The real reason for this is that man-killing means, sooner or later, the arrival of white men on elephants, with guns, and hundreds of brown men with gongs and rockets and torches. Then everybody in the jungle suffers. The reason the beasts give among themselves is that Man is the weakest and most defenseless of all living things, and it is unsportsmanlike to touch him. They say too - and it is true - that man-eaters become mangy, and lose their teeth.

Закон Джунглей, веления которого всегда на чем-нибудь основаны, позволяет зверям охотиться на человека только тогда, когда они учат своих детенышей убивать. Но и тогда зверю нельзя убивать человека в тех местах, где охотится его стая или племя. Вслед за убийством человека появляются рано или поздно белые люди на слонах, с ружьями и сотни смуглых людей с гонгами, ракетами и факелами. И тогда приходится худо всем жителям джунглей. А звери говорят, что человек - самое слабое и беззащитное из всех живых существ и трогать его недостойно охотника. Они говорят также - и это правда, - что людоеды со временем паршивеют и у них выпадают зубы.


The purr grew louder, and ended in the full-throated "Aaarh!" of the tiger's charge.

Ворчание стало слышнее и закончилось громовым "А-а-а!" тигра, готового к прыжку.


Then there was a howl - an untigerish howl - from Shere Khan.

Потом раздался вой, непохожий на тигриный, - вой Шер-Хана.


"He has missed," said Mother Wolf. "What is it?"

- Он промахнулся, - сказала Мать Волчица. - Почему?


Father Wolf ran out a few paces and heard Shere Khan muttering and mumbling savagely, as he tumbled about in the scrub.

Отец Волк отбежал на несколько шагов от пещеры и услышал раздраженное рычание Шер-Хана, ворочавшегося в кустах.


"The fool has had no more sense than to jump at a wood-cutters' camp-fire, so he has burned his feet," said Father Wolf, with a grunt. "Tabaqui is with him."

- Этот дурак обжег себе лапы. Хватило же ума прыгать в костер дровосека! - фыркнув, сказал Отец Волк. - И Табаки с ним.


 
Рейтинг@Mail.ru