Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter XI. WHO STOLE THE TARTS?
ГЛАВА XI. КТО УКРАЛ ТОРТЫ?

The King and Queen of Hearts were seated on their throne when they arrived, with a great crowd assembled about them-all sorts of little birds and beasts, as well as the whole pack of cards: the Knave was standing before them, in chains, with a soldier on each side to guard him; and near the King was the White Rabbit, with a trumpet in one hand, and a scroll of parchment in the other. In the very middle of the court was a table, with a large dish of tarts upon it: they looked so good, that it made Alice quite hungry to look at them-`I wish they'd get the trial done," she thought, "and hand round the refreshments!" But there seemed to be no chance of this, so she began looking at everything about her, to pass away the time.

Когда они прибежали, Червонные Король и Королева сидели на своем троне, а вокруг собралась большая толпа - всевозможные мелкие птички и зверьки, а также целые колоды карт; перед ними стоял Валет, в цепях, под охраной двух солдат с обеих сторон, а возле Короля находился Белый Кролик, с трубой в одной руке и пергаментным свитком в другой. В самом центре зала суда стоял стол, а на нем - большое блюдо с фруктовыми тортами; они выглядели столь аппетитно, что Алиса от одного взгляда почувствовала изрядный голод. "Хорошо бы суд поскорей закончился, - подумала она, - и роздали угощение." Но, похоже, шансов на это не было, так что она принялась осматривать все вокруг, чтобы как-то убить время.


Alice had never been in a court of justice before, but she had read about them in books, and she was quite pleased to find that she knew the name of nearly everything there. "That's the judge," she said to herself, "because of his great wig."

Алиса никогда прежде не бывала в зале суда, но читала об этом в книжках, и к немалому своему удовольствию обнаружила, что знает, как называется почти все здесь. "Это судья, - сказала она себе, - потому что у него большой парик."


The judge, by the way, was the King; and as he wore his crown over the wig, (look at the frontispiece if you want to see how he did it,) he did not look at all comfortable, and it was certainly not becoming.

Судьей, кстати говоря, был Король, и ему пришлось надеть корону поверх парика (если хотите увидеть, как ему это удалось, взгляните на картинку), что, по всей видимости, доставляло ему изрядное неудобство и, разумеется, совершенно не шло.


"And that's the jury-box," thought Alice, "and those twelve creatures," (she was obliged to say "creatures," you see, because some of them were animals, and some were birds,) "I suppose they are the jurors." She said this last word two or three times over to herself, being rather proud of it: for she thought, and rightly too, that very few little girls of her age knew the meaning of it at all. However, "jury-men" would have done just as well.

"А это скамья присяжных, - думала Алиса, - и эти двенадцать созданий, - (она была вынуждена назвать их "созданиями", поскольку некоторые из них были зверьками, а некоторые - птицами) - полагаю, и есть члены жюри присяжных". Она повторила про себя эти последние слова два или три раза, весьма гордясь собой, ибо считала (и была права), что очень немногие девочки ее возраста знают, что это означает. Впрочем, "присяжные заседатели" тоже было бы подходящим названием.


The twelve jurors were all writing very busily on slates. "What are they doing?" Alice whispered to the Gryphon.

Все двенадцать присяжных очень деловито писали на грифельных досках.


"They can't have anything to put down yet, before the trial's begun."

- Что они делают? - шепотом спросила Алиса Грифона. - Им ведь нечего записывать, пока суд не начался!


"They're putting down their names," the Gryphon whispered in reply, "for fear they should forget them before the end of the trial."

- Они записывают свои имена, - прошептал в ответ Грифон, - потому что боятся забыть их до конца процесса.


"Stupid things!" Alice began in a loud, indignant voice, but she stopped hastily, for the White Rabbit cried out, "Silence in the court!" and the King put on his spectacles and looked anxiously round, to make out who was talking.

- Какие глупые! - начала Алиса громким возмущенным голосом, но тут же осеклась, поскольку Белый Кролик выкрикнул "Тишина в зале суда!", а Король надел очки и принялся обеспокоенно оглядываться по сторонам, высматривая говорившего.


Alice could see, as well as if she were looking over their shoulders, that all the jurors were writing down "stupid things!" on their slates, and she could even make out that one of them didn't know how to spell "stupid," and that he had to ask his neighbour to tell him. "A nice muddle their slates'll be in before the trial's over!" thought Alice.

Алиса могла видеть - столь же отчетливо, как если бы заглядывала им через плечо - как присяжные пишут "какие глупые!" на своих досках, и она даже заметила, что один из них не знал, как пишется "глупые", и вынужден был спросить об этом соседа. "Воображаю, во что превратятся их доски к концу заседания!" - подумала Алиса.


One of the jurors had a pencil that squeaked. This of course, Alice could not stand, and she went round the court and got behind him, and very soon found an opportunity of taking it away. She did it so quickly that the poor little juror (it was Bill, the Lizard) could not make out at all what had become of it; so, after hunting all about for it, he was obliged to write with one finger for the rest of the day; and this was of very little use, as it left no mark on the slate.

У одного из присяжных скрипел карандаш. Этого, разумеется, Алиса не могла вынести, так что она обошла зал кругом, подошла к нему сзади и очень скоро улучила момент, чтобы выхватить карандаш. Она сделала это так быстро, что бедный маленький присяжный (это был Ящерица Билл) не смог понять, что случилось; так что, поискав карандаш вокруг, он вынужден был до конца дня писать пальцем; толку от этого было немного, ибо палец не оставлял следа на доске.


"Herald, read the accusation!" said the King.

- Герольд, зачитайте обвинение! - сказал Король.


On this the White Rabbit blew three blasts on the trumpet, and then unrolled the parchment scroll, and read as follows:-

Заслышав это, Белый Кролик трижды громко дунул в трубу, развернул пергаментный свиток и прочел следующее:


"The Queen of Hearts, she made some tarts, All on a summer day: The Knave of Hearts, he stole those tarts, And took them quite away!"

Дама Червей в честь летних дней Наделала тортов, Валет Червей был всех наглей, Их - хвать, и был таков.


"Consider your verdict," the King said to the jury.

- Выносите вердикт, - обратился Король к присяжным.


"Not yet, not yet!" the Rabbit hastily interrupted. "There's a great deal to come before that!"

- Не сейчас, не сейчас! - спешно перебил Кролик. - До этого еще полно дел!


"Call the first witness," said the King; and the White Rabbit blew three blasts on the trumpet, and called out,

- Вызовите первого свидетеля, - сказал Король; и Белый Кролик, трижды дунув в трубу, возгласил:


"First witness!"

- Первый свидетель!


The first witness was the Hatter. He came in with a teacup in one hand and a piece of bread-and-butter in the other.

Первым свидетелем был Шляпник. Он вошел с чашкой в одной руке и куском бутерброда в другой.


"I beg pardon, your Majesty," he began, "for bringing these in: but I hadn't quite finished my tea when I was sent for."

- Прошу прощения, ваше величество, - начал он, - за то, что я принес сюда это, но я не совсем закончил пить чай, когда за мной прислали.


"You ought to have finished," said the King. "When did you begin?"

- Вам следовало закончить, - сказал Король. - Когда вы начали?


The Hatter looked at the March Hare, who had followed him into the court, arm-in-arm with the Dormouse.

Шляпник посмотрел на Мартовского Зайца, который сопровождал его в суд рука об руку с Соней.


"Fourteenth of March, I think it was," he said.

- Четырнадцатого марта. Думаю, тогда, - сказал он.


"Fifteenth," said the March Hare.

- Пятнадцатого, - сказал Мартовский Заяц.


"Sixteenth," added the Dormouse.

- Шестнадцатого, - добавила Соня.


"Write that down," the King said to the jury, and the jury eagerly wrote down all three dates on their slates, and then added them up, and reduced the answer to shillings and pence.

- Запишите это, - велел Король присяжным, и те, охваченные рвением, записали на свои доски все три даты, затем сложили их и перевели ответ в шиллинги и пенсы.


"Take off your hat," the King said to the Hatter.

- Снимите вашу шляпу, - приказал Король Шляпнику.


"It isn't mine," said the Hatter.

- Она не моя, - сказал Шляпник.


"Stolen!" the King exclaimed, turning to the jury, who instantly made a memorandum of the fact.

- Краденая! - воскликнул Король, поворачиваясь к присяжным, которые немедленно зафиксировали для памяти этот факт.


"I keep them to sell," the Hatter added as an explanation; "I've none of my own. I'm a hatter."

- Я держу их на продажу, - добавил в качестве объяснения Шляпник, - своей собственной у меня нет. Я шляпник.


Here the Queen put on her spectacles, and began staring at the Hatter, who turned pale and fidgeted.

Тут Королева надела очки и принялась пристально вглядываться в Шляпника, который сразу же побледнел и засуетился.


"Give your evidence," said the King; "and don't be nervous, or I'll have you executed on the spot."

- Давайте ваши показания, - сказал Король, - и не нервничайте, не то я велю казнить вас на месте.


This did not seem to encourage the witness at all: he kept shifting form one foot to the other, looking uneasily at the Queen, and in his confusion he bit a large piece out of his teacup instead of the bread-and-butter.

Это, похоже, совсем не ободрило Шляпника; он продолжал переминаться с ноги на ногу, с тревогой поглядывая на Королеву, и в растерянности откусил большой кусок от чашки вместо бутерброда.


Just at this moment Alice felt a very curious sensation, which puzzled her a good deal until she made out what it was: she was beginning to grow larger again, and she thought at first she would get up and leave the court; but on second thoughts she decided to remain where she was as long as there was room for her.

Как раз в этот момент Алиса почувствовала очень странное ощущение, которое сильно ее озадачило, пока она не поняла, что же это было: она снова начала расти. Сначала она подумала, что ей надо встать и покинуть зал, но затем решила остаться, пока для нее будет хватать места.


"I wish you wouldn't squeeze so." said the Dormouse, who was sitting next to her. "I can hardly breathe."

- Может, не будешь так давить? - сказала Соня, которая сидела рядом. - Я еле могу дышать.


"I can't help it," said Alice very meekly: "I'm growing."

- Я ничего не могу поделать, - кротко ответила Алиса, - я расту.


"You've no right to grow here," said the Dormouse.

- Ты не имеешь права расти здесь, - сказала Соня.


"Don't talk nonsense," said Alice more boldly: "you know you're growing too."

- Не говори вздор, - сказала Алиса уже более резко, - ты ведь тоже растешь!


"Yes, but I grow at a reasonable pace," said the Dormouse: "not in that ridiculous fashion."

- Да, но я расту с пристойной скоростью, - сказала Соня, - а не этаким смехотворным манером.


And he got up very sulkily and crossed over to the other side of the court.

И она встала, очень рассерженная, и ушла в другой конец зала.


All this time the Queen had never left off staring at the Hatter, and, just as the Dormouse crossed the court, she said to one of the officers of the court, "Bring me the list of the singers in the last concert!" on which the wretched Hatter trembled so, that he shook both his shoes off.

Все это время Королева продолжала разглядывать Шляпника и, как раз когда Соня пересекла зал, приказала одному из судейских чинов: "Принесите мне список певших на последнем концерте!"; при этом несчастный Шляпник затрясся так, что с него слетели ботинки.


"Give your evidence," the King repeated angrily, "or I'll have you executed, whether you're nervous or not."

- Давайте показания, - сердито повторил Король, - или я велю вас казнить независимо от того, нервничаете вы или нет!


"I'm a poor man, your Majesty," the Hatter began, in a trembling voice, "-and I hadn't begun my tea-not above a week or so-and what with the bread-and-butter getting so thin-and the twinkling of the tea-"

- Я человек маленький, ваше величество, - начал Шляпник дрожащим голосом, - и я лишь только что начал пить чай... не больше недели назад или около того... и что-то с бутербродом, он стал такой тонкий... и потом... пари, пари...


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru