Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter XII. ALICE'S EVIDENCE
ГЛАВА XII. ПОКАЗАНИЯ АЛИСЫ

"Here!" cried Alice, quite forgetting in the flurry of the moment how large she had grown in the last few minutes, and she jumped up in such a hurry that she tipped over the jury-box with the edge of her skirt, upsetting all the jurymen on to the heads of the crowd below, and there they lay sprawling about, reminding her very much of a globe of goldfish she had accidentally upset the week before.

- Здесь! - крикнула Алиса, совершенно забыв от волнения, как она выросла за последние несколько минут, и вскочила столь поспешно, что опрокинула краем юбки скамью присяжных, так что те посыпались на головы толпы внизу и так и остались лежать вокруг, весьма напоминая золотых рыбок из аквариума, который она нечаянно опрокинула неделю назад.


"Oh, I BEG your pardon!" she exclaimed in a tone of great dismay, and began picking them up again as quickly as she could, for the accident of the goldfish kept running in her head, and she had a vague sort of idea that they must be collected at once and put back into the jury-box, or they would die.

- Ой, простите, пожалуйста! - воскликнула она в ужасном смущении и принялась торопливо подбирать их, поскольку в голове у нее все стоял тот случай с рыбками, и ей смутно чудилось, что присяжных надо собрать и посадить обратно на скамью как можно быстрее, или они умрут.


"The trial cannot proceed," said the King in a very grave voice, "until all the jurymen are back in their proper places- ALL," he repeated with great emphasis, looking hard at Alice as he said do.

- Процесс не может продолжаться, - веско изрек Король, - пока все присяжные не будут на надлежащих местах - все, - повторил он, подчеркивая последнее слово и сурово глядя на Алису.


Alice looked at the jury-box, and saw that, in her haste, she had put the Lizard in head downwards, and the poor little thing was waving its tail about in a melancholy way, being quite unable to move. She soon got it out again, and put it right; "not that it signifies much," she said to herself; "I should think it would be QUITE as much use in the trial one way up as the other."

Алиса взглянула на скамью и увидела, что в спешке сунула Ящерицу Билла вверх ногами, так что бедняга лишь меланхолично помахивал хвостом, не имея возможности двигаться. Она быстро вытащила его и посадила правильно; "впрочем, это не так уж важно, - сказала она себе, - пожалуй, что так, что этак - пользы для суда от него одинаково".


As soon as the jury had a little recovered from the shock of being upset, and their slates and pencils had been found and handed back to them, they set to work very diligently to write out a history of the accident, all except the Lizard, who seemed too much overcome to do anything but sit with its mouth open, gazing up into the roof of the court.

Как только присяжные более-менее оправились от потрясения, вызванного падением, а их доски и карандаши были найдены и вручены им, они тут же приступили к работе, с великим усердием записывая историю происшествия - все, кроме Ящерицы Билла, который, как видно, все никак не мог прийти в себя и лишь сидел с открытым ртом, уставясь в потолок.


"What do you know about this business?" the King said to Alice.

- Что вам известно об этом деле? - обратился Король к Алисе.


"Nothing," said Alice.

- Ничего, - ответила Алиса.


"Nothing WHATEVER?" persisted the King.

- Вообще ничего? - упорствовал Король.


"Nothing whatever," said Alice.

- Вообще ничего, - подтвердила Алиса.


"That's very important," the King said, turning to the jury. They were just beginning to write this down on their slates, when the White Rabbit interrupted:

- Это очень важно, - сказал Король, поворачиваясь к присяжным. Они уже начали записывать это на своих досках, когда Белый Кролик перебил его.


"UNimportant, your Majesty means, of course," he said in a very respectful tone, but frowning and making faces at him as he spoke.

- Ваше величество, конечно, имели в виду неважно, - сказал он очень почтительным тоном, но при этом смотрел на Короля сердито и корчил ему страшные рожи.


"UNimportant, of course, I meant," the King hastily said, and went on to himself in an undertone, "important-unimportant- unimportant-important-" as if he were trying which word sounded best.

- Конечно, я имел в виду неважно, - поспешно сказал Король и принялся бормотать вполголоса "важно - неважно - важно - неважно...", словно пытался определить, какое из слов звучит лучше.


Some of the jury wrote it down "important," and some "unimportant." Alice could see this, as she was near enough to look over their slates; "but it doesn't matter a bit," she thought to herself.

Одни присяжные записали "важно", другие - "неважно". Алиса видела это, поскольку стояла достаточно близко, чтобы смотреть на их доски; "однако это не имеет никакого значения", - подумала она про себя.


At this moment the King, who had been for some time busily writing in his note-book, cackled out "Silence!" and read out from his book,

В этот момент Король, который перед этим что-то торопливо писал в записной книжке, воскликнул: "Тишина!" и прочел по книжке:


"Rule Forty-two. ALL PERSONS MORE THAN A MILE HIGH TO LEAVE THE COURT."

- Правило Сорок Два. Всякий, чей рост превышает милю, должен покинуть зал суда.


Everybody looked at Alice.

Все посмотрели на Алису.


"I'M not a mile high," said Alice.

- Во мне нет мили, - сказала Алиса.


"You are," said the King.

- Есть, - сказал Король.


"Nearly two miles high," added the Queen.

- Почти две мили, - добавила Королева.


"Well, I shan't go, at any rate," said Alice: "besides, that's not a regular rule: you invented it just now."

- Ладно, в любом случае я не уйду, - сказала Алиса, - к тому же это не настоящее правило, вы его только что выдумали.


"It's the oldest rule in the book," said the King.

- Это самое старое правило в книге, - сказал Король.


"Then it ought to be Number One," said Alice.

- Тогда бы оно было Номер Один, - сказала Алиса.


The King turned pale, and shut his note-book hastily.

Король побледнел и поспешно захлопнул книжку.


"Consider your verdict," he said to the jury, in a low, trembling voice.

- Выносите вердикт, - обратился он к присяжным тихим дрожащим голосом.


"There's more evidence to come yet, please your Majesty," said the White Rabbit, jumping up in a great hurry; "this paper has just been picked up."

- Есть еще одно доказательство, с позволения вашего величества, - сказал Белый Кролик, торопливо вскакивая с места, - только что найдена эта бумага.


"What's in it?" said the Queen.

- Что в ней? - спросила Королева.


"I haven't opened it yet, said the White Rabbit, "but it seems to be a letter, written by the prisoner to-to somebody."

- Я еще не открывал ее, - ответил Белый Кролик, - но, кажется, это письмо, написанное подсудимым... ээ... кому-то.


"It must have been that," said the King, "unless it was written to nobody, which isn't usual, you know."

- Так и должно быть, - заметил Король, - писать никому, знаете ли, слишком уж необычно.


"Who is it directed to?" said one of the jurymen.

- Кому оно адресовано? - спросил один из присяжных.


"It isn't directed at all," said the White Rabbit; "in fact, there's nothing written on the OUTSIDE." He unfolded the paper as he spoke, and added "It isn't a letter, after all: it's a set of verses."

- На нем вовсе нет адреса, - ответил Белый Кролик, - тут вообще ничего не написано снаружи, - он развернул бумагу, пока говорил, и добавил, - на самом деле, это вообще не письмо; это стихи.


"Are they in the prisoner's handwriting?" asked another of they jurymen.

- Написаны почерком подсудимого? - спросил другой присяжный.


"No, they're not," said the White Rabbit, "and that's the queerest thing about it." (The jury all looked puzzled.)

- Нет, - ответил Белый Кролик, - и это-то как раз самое подозрительное. (Присяжные растерялись.)


"He must have imitated somebody else's hand," said the King. (The jury all brightened up again.)

- Очевидно, он подделал чужой почерк, - сказал Король. (Присяжные вновь просветлели.)


"Please your Majesty," said the Knave, "I didn't write it, and they can't prove I did: there's no name signed at the end."

- С позволения вашего величества, - сказал Валет, - я не писал этого, и они не могут доказать обратного: в конце не подписано имя.


"If you didn't sign it," said the King, "that only makes the matter worse. You MUST have meant some mischief, or else you'd have signed your name like an honest man."

- Если вы не подписались, - сказал Король, - это лишь ухудшает ваше положение. У вас должен был быть злой умысел, иначе вы бы поставили подпись, как честный человек.


There was a general clapping of hands at this: it was the first really clever thing the King had said that day.

Раздались общие аплодисменты: это была первая по-настоящему умная вещь, сказанная Королем в этот день.


"That PROVES his guilt," said the Queen.

- Это доказывает его вину, - сказала Королева.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru