Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

4

Глава 4


Robert Langdon's Saab 900S tore out of the Callahan Tunnel and emerged on the east side of Boston Harbor near the entrance to Logan Airport. Checking his directions Langdon found Aviation Road and turned left past the old Eastern Airlines Building. Three hundred yards down the access road a hangar loomed in the darkness. A large number "4" was painted on it. He pulled into the parking lot and got out of his car.

"Сааб" Роберта Лэнгдона вырвался из тоннеля Каллахэн и оказался в восточной части Бостонского порта неподалеку от въезда в аэропорт Логана. Следуя полученным указаниям, Лэнгдон отыскал Авиэйшн-роуд и за старым зданием компании "Истерн эйрлайнс" свернул налево. В трехстах ярдах от дороги он разглядел едва заметные в темноте очертания ангара, на стене которого была выведена гигантская цифра "4". Лэнгдон зарулил на стоянку и выбрался из автомобиля.


A round-faced man in a blue flight suit emerged from behind the building.

Из-за ангара появился круглолицый субъект в голубом комбинезоне.


"Robert Langdon?" he called. The man's voice was friendly. He had an accent Langdon couldn't place.

- Роберт Лэнгдон? - приветливо окликнул он его с незнакомым акцентом.


"That's me," Langdon said, locking his car.

- Он самый, - отозвался Лэнгдон, запирая машину.


"Perfect timing," the man said. "I've just landed. Follow me, please."

- А вы чертовски пунктуальны. Я только что приземлился. Прошу за мной, пожалуйста.


As they circled the building, Langdon felt tense. He was not accustomed to cryptic phone calls and secret rendezvous with strangers. Not knowing what to expect he had donned his usual classroom attire-a pair of chinos, a turtleneck, and a Harris tweed suit jacket. As they walked, he thought about the fax in his jacket pocket, still unable to believe the image it depicted.

Идя вокруг ангара, Лэнгдон вдруг ощутил, как напряжены его нервы. Ученый не привык к таинственным телефонным звонкам и секретным встречам с незнакомцами. Не зная, что его ждет, он выбрал одежду, которую обычно надевал на занятия, - прочные хлопчатобумажные брюки, свитер и пиджак из мягкого твида. Лэнгдон вспомнил о лежащем во внутреннем кармане пиджака факсе. Он все еще не мог заставить себя до конца поверить в реальность того, что на нем было изображено.


The pilot seemed to sense Langdon's anxiety.

Пилот, похоже, уловил владевшее Лэнгдоном напряженное беспокойство и спросил:


"Flying's not a problem for you, is it, sir?"

- А как вы переносите перелеты, сэр? Без проблем, надеюсь?


"Not at all," Langdon replied. Branded corpses are a problem for me. Flying I can handle.

- Нормально, - ответил он и подумал: "Перелет я как-нибудь переживу, а вот клейменые трупы для меня действительно проблема".


The man led Langdon the length of the hangar. They rounded the corner onto the runway.

Они прошли вдоль длиннющей стены ангара и очутились на взлетной полосе.


Langdon stopped dead in his tracks and gaped at the aircraft parked on the tarmac.

Лэнгдон застыл как вкопанный, уставившись на приникший к бетону самолет.


"We're riding in that?"

- Мы что, полетим вот на этой штуке?


The man grinned. "Like it?"

- Нравится? - расплылся в широкой улыбке пилот.


"Like it? What the hell is it?"

- А что это вообще такое?


The craft before them was enormous. It was vaguely reminiscent of the space shuttle except that the top had been shaved off, leaving it perfectly flat. Parked there on the runway, it resembled a colossal wedge. Langdon's first impression was that he must be dreaming. The vehicle looked as airworthy as a Buick. The wings were practically nonexistent-just two stubby fins on the rear of the fuselage. A pair of dorsal guiders rose out of the aft section. The rest of the plane was hull-about 200 feet from front to back-no windows, nothing but hull.

Перед ними громоздился самолет гигантских, чудовищных размеров, отдаленно напоминавший космический "челнок", за исключением того, что верхняя часть его фюзеляжа была абсолютно плоской. Создавалось впечатление, что сверху она срезана. Более всего летательный аппарат походил на клин колоссальных размеров. Лэнгдону на мгновение даже показалось, что он видит сон. С виду диковинная машина была столь же пригодна для полетов, как гусеничный трактор. Крылья практически отсутствовали. Вместо них из задней части фюзеляжа торчали какие-то коротенькие обрубки. Над обрубками возвышались два киля. Все остальное - сплошной фюзеляж. Длиной около 200 футов и без единого иллюминатора.


"Two hundred fifty thousand kilos fully fueled," the pilot offered, like a father bragging about his newborn. "Runs on slush hydrogen. The shell's a titanium matrix with silicon carbide fibers. She packs a 20:1 thrust/weight ratio; most jets run at 7:1. The director must be in one helluva a hurry to see you. He doesn't usually send the big boy."

- Двести пятьдесят тысяч килограммов с полной заправкой! - хвастливо проинформировал Лэнгдона пилот - так молодой папаша горделиво сообщает данные о весе своего первенца. - Работает на жидком водороде. Корпус из титана, армированного кремниево-карбидным волокном. Соотношение тяги к весу - двадцать к одному, а у большинства реактивных самолетов оно не превышает семи к одному. Нашему директору, видно, и вправду не терпится с вами повидаться. Обычно он этого великана за своими гостями не высылает.


"This thing flies?" Langdon said.

- И эта... этот... оно летает? - не без сарказма вскинул брови Лэнгдон.


The pilot smiled. "Oh yeah." He led Langdon across the tarmac toward the plane. "Looks kind of startling, I know, but you better get used to it. In five years, all you'll see are these babies-HSCT's-High Speed Civil Transports. Our lab's one of the first to own one."

- Еще как! - снисходительно усмехнулся пилот. - Выглядит, конечно, немного необычно, может, даже страшновато, но советую привыкать. Уже через пять лет в воздухе ничего, кроме этих милашек, не останется. Высокоскоростное гражданское средство передвижения. Наша лаборатория одна из первых приобрела такой самолет.


Must be one hell of a lab, Langdon thought.

"Да, ничего себе лаборатория, не из бедных", - мелькнуло в голове у Лэнгдона.


"This one's a prototype of the Boeing X-33," the pilot continued, "but there are dozens of others-the National Aero Space Plane, the Russians have Scramjet, the Brits have HOTOL. The future's here, it's just taking some time to get to the public sector. You can kiss conventional jets good-bye."

- Перед вами прототип "Боинга Х-33", - продолжал пилот. - Однако уже сегодня существуют десятки других моделей. У американцев, русских, британцев. Будущее за ними, нужно только некоторое время, чтобы внедрить их в сферу общественного транспорта. Так что можете прощаться с обычными реактивными самолетами.


Langdon looked up warily at the craft. "I think I'd prefer a conventional jet."

- Лично я предпочел бы обычный, - искренне признался Лэнгдон, с опаской поглядывая на титанового монстра.


The pilot motioned up the gangplank.

Пилот подвел его к трапу.


"This way, please, Mr. Langdon. Watch your step."

- Сюда, пожалуйста, мистер Лэнгдон. Смотрите не споткнитесь.


Minutes later, Langdon was seated inside the empty cabin. The pilot buckled him into the front row and disappeared toward the front of the aircraft. The cabin itself looked surprisingly like a wide-body commercial airliner. The only exception was that it had no windows, which made Langdon uneasy. He had been haunted his whole life by a mild case of claustrophobia-the vestige of a childhood incident he had never quite overcome.

Через несколько минут Лэнгдон уже сидел в пустом салоне. Пилот усадил его в первом ряду, заботливо застегнул на нем ремень безопасности и скрылся в носовой части самолета. К его удивлению, салон напоминал те, к которым уже привыкли пассажиры широкофюзеляжных лайнеров. Единственное отличие состояло в том, что здесь не было ни одного иллюминатора. Лэнгдону это обстоятельство пришлось не по душе. Всю жизнь его преследовала умеренной тяжести клаустрофобия - следствие одного инцидента в раннем детстве, избавиться от которой до конца он так и не сумел.


Langdon's aversion to closed spaces was by no means debilitating, but it had always frustrated him. It manifested itself in subtle ways. He avoided enclosed sports like racquetball or squash, and he had gladly paid a small fortune for his airy, high-ceilinged Victorian home even though economical faculty housing was readily available. Langdon had often suspected his attraction to the art world as a young boy sprang from his love of museums' wide open spaces.

Эта боязнь замкнутого пространства никоим образом не сказывалась на здоровье Лэнгдона, но причиняла ему массу неудобств и потому всегда его раздражала. Проявляла она себя в скрытой форме. Он, например, избегал спортивных игр в закрытых помещениях, таких как ракетбол и сквош. Он охотно, даже с радостью выложил круглую сумму за свой просторный викторианский дом с высоченными потолками, хотя университет был готов предоставить ему куда более дешевое жилье. Лэнгдона частенько навещали подозрения, что вспыхнувшая в нем в юности тяга к миру искусства была порождена любовью к огромным музейным залам.


The engines roared to life beneath him, sending a deep shudder through the hull. Langdon swallowed hard and waited. He felt the plane start taxiing. Piped-in country music began playing quietly overhead.

Где-то под ногами ожили двигатели, корпус самолета отозвался мелкой дрожью. Лэнгдон судорожно сглотнул и замер в ожидании. Он почувствовал, как самолет вырулил на взлетную полосу. Над его головой негромко зазвучала музыка "кантри".


A phone on the wall beside him beeped twice. Langdon lifted the receiver.

Дважды пискнул висящий на стене телефон. Лэнгдон снял трубку.


"Hello?"

- Алло!


"Comfortable, Mr. Langdon?"

- Как самочувствие, мистер Лэнгдон?


"Not at all."

- Не очень.


"Just relax. We'll be there in an hour."

- Расслабьтесь. Через час будем на месте.


"And where exactly is there?" Langdon asked, realizing he had no idea where he was headed.

- Где именно, нельзя ли поточнее? - Только сейчас до него дошло, что он так и не знает, куда они направляются.


"Geneva," the pilot replied, revving the engines. "The lab's in Geneva."

- В Женеве, - ответил пилот, и двигатели взревели. - Наша лаборатория находится в Женеве.


"Geneva," Langdon repeated, feeling a little better. "Upstate New York. I've actually got family near Seneca Lake. I wasn't aware Geneva had a physics lab."

- Ага, значит, Женева, - повторил Лэнгдон. - На севере штата Нью-Йорк. Кстати, моя семья живет там, неподалеку от озера Сенека. А я и не знал, что в Женеве есть физическая лаборатория.


The pilot laughed. "Not Geneva, New York, Mr. Langdon. Geneva, Switzerland."

- Не та Женева, что в штате Нью-Йорк, мистер Лэнгдон, - рассмеялся пилот. - А та, что в Швейцарии!


The word took a long moment to register.

Потребовалось некоторое время, чтобы до Лэнгдона дошел весь смысл услышанного.


"Switzerland?" Langdon felt his pulse surge. "I thought you said the lab was only an hour away!"

- Ах вот как? В Швейцарии? - Пульс у Лэнгдона лихорадочно зачастил. - Но мне показалось, вы говорили, что нам лететь не больше часа...


"It is, Mr. Langdon." The pilot chuckled. "This plane goes Mach fifteen."

- Так оно и есть, мистер Лэнгдон! - коротко хохотнул пилот. - Эта малышка развивает скорость 15 M5.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru my explanation