Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

6

Глава 6


Sixty-four minutes had passed when an incredulous and slightly air-sick Robert Langdon stepped down the gangplank onto the sun-drenched runway. A crisp breeze rustled the lapels of his tweed jacket. The open space felt wonderful. He squinted out at the lush green valley rising to snowcapped peaks all around them.

Через шестьдесят четыре минуты Роберт Лэнгдон, которого все-таки слегка укачало во время полета, сошел с трапа самолета на залитую солнцем посадочную полосу, недоверчиво и подозрительно глядя по сторонам. Прохладный ветерок шаловливо играл лацканами его пиджака. От представшего перед его глазами зрелища на душе у Лэнгдона сразу полегчало. Прищурившись, он с наслаждением рассматривал покрытые роскошной зеленью склоны долины, взмывающие к увенчанным белоснежными шапками вершинам.


I'm dreaming, he told himself. Any minute now I'll be waking up.

Чудесный сон, подумал он про себя. Жаль будет просыпаться.


"Welcome to Switzerland," the pilot said, yelling over the roar of the X-33's misted-fuel HEDM engines winding down behind them.

- Добро пожаловать в Швейцарию! - улыбнулся ему пилот, стараясь перекричать рев все еще работающих двигателей "Х-33".


Langdon checked his watch. It read 7:07 A.M.

Лэнгдон взглянул на часы. Семь минут восьмого утра.


"You just crossed six time zones," the pilot offered. "It's a little past 1 P.M. here."

- Вы пересекли шесть часовых поясов, - сообщил ему пилот. - Здесь уже начало второго.


Langdon reset his watch.

Лэнгдон перевел часы.


"How do you feel?"

- Как самочувствие?


He rubbed his stomach.

Лэнгдон, поморщившись, потер живот.


"Like I've been eating Styrofoam."

- Как будто пенопласта наелся.


The pilot nodded. "Altitude sickness. We were at sixty thousand feet. You're thirty percent lighter up there. Lucky we only did a puddle jump. If we'd gone to Tokyo I'd have taken her all the way up-a hundred miles. Now that'll get your insides rolling."

- Высотная болезнь, - понимающе кивнул пилот. - Шестьдесят тысяч футов как-никак. На такой высоте вы весите на треть меньше. Вам еще повезло с коротким подскоком. Вот если бы мы летели в Токио, мне пришлось бы поднять мою детку куда выше - на сотни и сотни миль. Ну уж тогда бы у вас кишки и поплясали!


Langdon gave a wan nod and counted himself lucky. All things considered, the flight had been remarkably ordinary. Aside from a bone-crushing acceleration during take off, the plane's motion had been fairly typical-occasional minor turbulence, a few pressure changes as they'd climbed, but nothing at all to suggest they had been hurtling through space at the mind-numbing speed of 11,000 miles per hour. A handful of technicians scurried onto the runway to tend to the X-33. The pilot escorted Langdon to a black Peugeot sedan in a parking area beside the control tower. Moments later they were speeding down a paved road that stretched out across the valley floor. A faint cluster of buildings rose in the distance. Outside, the grassy plains tore by in a blur.

Лэнгдон кивнул и вымучено улыбнулся, согласившись считать себя счастливчиком. Вообще говоря, с учетом всех обстоятельств полет оказался вполне заурядным. Если не считать зубодробительного эффекта от ускорения во время взлета, остальные ощущения были весьма обычными: время от времени незначительная болтанка, изменение давления по мере набора высоты... И больше ничего, что позволило бы предположить, что они несутся в пространстве с не поддающейся воображению скоростью 11 тысяч миль в час. "Х-33" со всех сторон облепили техники наземного обслуживания. Пилот повел Лэнгдона к черному "пежо" на стоянке возле диспетчерской вышки. Через несколько секунд они уже мчались по гладкому асфальту дороги, тянущейся по дну долины. В отдалении, прямо у них на глазах, вырастала кучка прилепившихся друг к другу зданий.


Langdon watched in disbelief as the pilot pushed the speedometer up around 170 kilometers an hour-over 100 miles per hour. What is it with this guy and speed? he wondered.

Лэнгдон в смятении заметил, как стрелка спидометра метнулась к отметке 170 километров в час. Это же больше 100 миль, вдруг осознал он. Господи, да этот парень просто помешан на скорости, мелькнуло у него в голове.


"Five kilometers to the lab," the pilot said. "I'll have you there in two minutes."

- До лаборатории пять километров, - обронил пилот. - Доедем за две минуты.


Langdon searched in vain for a seat belt. Why not make it three and get us there alive?

"Давай доедем за три, но живыми", - мысленно взмолился Лэнгдон, тщетно пытаясь нащупать ремень безопасности.


"Do you like Reba?" the pilot asked, jamming a cassette into the tape deck.

- Любите Рибу? - спросил пилот, придерживая руль одним пальцем левой руки, а правой вставляя кассету в магнитолу.


A woman started singing. "It's just the fear of being alone ... "

"Как страшно остаться одной..." - печально запел женский голос.


No fear here, Langdon thought absently. His female colleagues often ribbed him that his collection of museum-quality artifacts was nothing more than a transparent attempt to fill an empty home, a home they insisted would benefit greatly from the presence of a woman. Langdon always laughed it off, reminding them he already had three loves in his life-symbology, water polo, and bachelorhood-the latter being a freedom that enabled him to travel the world, sleep as late as he wanted, and enjoy quiet nights at home with a brandy and a good book.

Да чего там страшного, рассеянно возразил про себя Лэнгдон. Его сотрудницы частенько упрекали его в том, что собранная им коллекция диковинных вещей, достойная любого музея, есть не что иное, как откровенная попытка заполнить унылую пустоту, царящую в его доме. В доме, который только выиграет от присутствия женщины. Лэнгдон же всегда отшучивался, напоминая им, что в его жизни уже есть три предмета самозабвенной любви - наука о символах, водное поло и холостяцкое существование. Последнее означало свободу, которая позволяла по утрам валяться в постели, сколько душа пожелает, а вечера проводить в блаженном уюте за бокалом бренди и умной книгой.


"We're like a small city," the pilot said, pulling Langdon from his daydream. "Not just labs. We've got supermarkets, a hospital, even a cinema."

- Вообще-то у нас не просто лаборатория, - отвлек пилот Лэнгдона от его размышлений, - а целый городок. Есть супермаркет, больница и даже своя собственная киношка.


Langdon nodded blankly and looked out at the sprawling expanse of buildings rising before them.

Лэнгдон безучастно кивнул и посмотрел на стремительно надвигающиеся на них здания.


"In fact," the pilot added, "we possess the largest machine on earth."

- К тому же у нас самая большая в мире Машина, - добавил пилот.


"Really?" Langdon scanned the countryside.

- Вот как? - Лэнгдон осмотрел окрестности.


"You won't see it out there, sir." The pilot smiled. "It's buried six stories below the earth."

- Так вам ее не увидеть, сэр, - усмехнулся пилот. - Она спрятана под землей на глубине шести этажей.


Langdon didn't have time to ask. Without warning the pilot jammed on the brakes. The car skidded to a stop outside a reinforced sentry booth.

Времени на то, чтобы выяснить подробности, у Лэнгдона не оказалось. Без всяких предупреждений пилот ударил по тормозам, и автомобиль под протестующий визг покрышек замер у будки контрольно-пропускного пункта.


Langdon read the sign before them. SECURITE. ARRETEZ. He suddenly felt a wave of panic, realizing where he was.

Лэнгдон в панике принялся шарить по карманам.


"My God! I didn't bring my passport!"

- О Господи! Я же не взял паспорт!


"Passports are unnecessary," the driver assured. "We have a standing arrangement with the Swiss government."

- А на кой он вам? - небрежно бросил пилот. - У нас есть постоянная договоренность с правительством Швейцарии.


Langdon watched dumbfounded as his driver gave the guard an ID. The sentry ran it through an electronic authentication device. The machine flashed green.

Ошеломленный Лэнгдон в полном недоумении наблюдал, как пилот протянул охраннику свое удостоверение личности. Тот вставил пластиковую карточку в щель электронного идентификатора, и тут же мигнул зеленый огонек.


"Passenger name?"

- Имя вашего пассажира?


"Robert Langdon," the driver replied.

- Роберт Лэнгдон, - ответил пилот.


"Guest of?"

- К кому?


"The director."

- К директору.


The sentry arched his eyebrows. He turned and checked a computer printout, verifying it against the data on his computer screen. Then he returned to the window.

Охранник приподнял брови. Отвернулся к компьютеру, несколько секунд вглядывался в экран монитора. Затем вновь высунулся в окошко.


"Enjoy your stay, Mr. Langdon."

- Желаю вам всего наилучшего, мистер Лэнгдон, - почти ласково проговорил он.


The car shot off again, accelerating another 200 yards around a sweeping rotary that led to the facility's main entrance. Looming before them was a rectangular, ultramodern structure of glass and steel. Langdon was amazed by the building's striking transparent design. He had always had a fond love of architecture.

Машина вновь рванулась вперед, набирая сумасшедшую скорость на 200-ярдовой дорожке, круто сворачивающей к главному входу лаборатории. Перед ними возвышалось прямоугольное ультрасовременное сооружение из стекла и стали. Дизайн, придававший такой громаде поразительную легкость и прозрачность, привел Лэнгдона в восхищение. Он всегда питал слабость к архитектуре.


"The Glass Cathedral," the escort offered.

- Стеклянный собор, - пояснил пилот.


"A church?"

- Церковь? - решил уточнить Лэнгдон.


"Hell, no. A church is the one thing we don't have. Physics is the religion around here. Use the Lord's name in vain all you like," he laughed, "just don't slander any quarks or mesons."

- Отнюдь. Вот как раз церкви у нас нет. Единственная религия здесь - это физика. Так что можете сколько угодно поминать имя Божье всуе, но если вы обидите какой-нибудь кварк или мезон - тогда вам уж точно несдобровать.


Langdon sat bewildered as the driver swung the car around and brought it to a stop in front of the glass building. Quarks and mesons? No border control? Mach 15 jets? Who the hell ARE these guys? The engraved granite slab in front of the building bore the answer:

Лэнгдон в полном смятении заерзал на пассажирском сиденье, когда автомобиль, завершив, как ему показалось, вираж на двух колесах, остановился перед стеклянным зданием. Кварки и мезоны? Никакого пограничного контроля? Самолет, развивающий скорость 15 М? Да кто же они такие, черт побери, эти ребята? Полированная гранитная плита, установленная у входа, дала ему ответ на этот вопрос.


(CERN) Conseil Europeen pour la Recherche Nucleaire

Conseil Europeen pour la Recherche Nucleaire


"Nuclear Research?" Langdon asked, fairly certain his translation was correct.

- Ядерных исследований? - на всякий случай переспросил Лэнгдон, абсолютно уверенный в правильности своего перевода названия с французского.


The driver did not answer. He was leaning forward, busily adjusting the car's cassette player.

Водитель не ответил: склонившись чуть ли не до пола, он увлеченно крутил ручки автомагнитолы.


"This is your stop. The director will meet you at this entrance."

- Вот мы и приехали, - покряхтывая, распрямил он спину. - Здесь вас должен встречать директор.


Langdon noted a man in a wheelchair exiting the building. He looked to be in his early sixties. Gaunt and totally bald with a sternly set jaw, he wore a white lab coat and dress shoes propped firmly on the wheelchair's footrest. Even at a distance his eyes looked lifeless-like two gray stones.

Лэнгдон увидел, как из дверей здания выкатывается инвалидное кресло-коляска. Сидящему в ней человеку на вид можно было дать лет шестьдесят. Костлявый, ни единого волоска на поблескивающем черепе, вызывающе выпяченный подбородок. Человек был одет в белый халат, а на подножке кресла неподвижно покоились ноги в сверкающих лаком вечерних туфлях. Даже на расстоянии его глаза казались совершенно безжизненными - точь-в-точь два тускло-серых камешка.


"Is that him?" Langdon asked.

- Это он? - спросил Лэнгдон.


The driver looked up.

Пилот вскинул голову.


"Well, I'll be." He turned and gave Langdon an ominous smile. "Speak of the devil."

- Ох, чтоб тебя... - Он с мрачной ухмылкой обернулся к Лэнгдону. - Легок на помине!


Uncertain what to expect, Langdon stepped from the vehicle.

Не имея никакого представления о том, что его ждет, Лэнгдон нерешительно вылез из автомобиля.


The man in the wheelchair accelerated toward Langdon and offered a clammy hand.

Приблизившись, человек в кресле-коляске протянул ему холодную влажную ладонь.


"Mr. Langdon? We spoke on the phone. My name is Maximilian Kohler."

- Мистер Лэнгдон? Мы с вами говорили по телефону. Я - Максимилиан Колер.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru