Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

9

Глава 9


The corpse on the floor before Langdon was hideous. The late Leonardo Vetra lay on his back, stripped naked, his skin bluish-gray. His neck bones were jutting out where they had been broken, and his head was twisted completely backward, pointing the wrong way. His face was out of view, pressed against the floor. The man lay in a frozen puddle of his own urine, the hair around his shriveled genitals spidered with frost.

Лежащий перед Лэнгдоном на полу труп являл собой отталкивающее зрелище. Покойный Леонардо Ветра, совершенно обнаженный, распростерся на спине, а его кожа приобрела синевато-серый оттенок. Шейные позвонки в месте перелома торчали наружу, а голова была свернута затылком вперед. Прижатого к полу лица не было видно. Убитый лежал в замерзшей луже собственной мочи, жесткие завитки волос вокруг съежившихся гениталий были покрыты инеем.


Fighting a wave of nausea, Langdon let his eyes fall to the victim's chest. Although Langdon had stared at the symmetrical wound a dozen times on the fax, the burn was infinitely more commanding in real life. The raised, broiled flesh was perfectly delineated ... the symbol flawlessly formed.

Изо всех сил борясь с приступом тошноты, Лэнгдон перевел взгляд на грудь мертвеца. И хотя он уже десятки раз рассматривал симметричную рану на присланной ему по факсу фотографии, в действительности ожог производил куда более сильное впечатление. Вспухшая, прожженная чуть ли не до костей кожа безукоризненно точно воспроизводила причудливые очертания букв, складывающихся в страшный символ.


Langdon wondered if the intense chill now raking through his body was the air-conditioning or his utter amazement with the significance of what he was now staring at.

Лэнгдон не мог разобраться, колотит ли его крупная дрожь от стоящей в гостиной лютой стужи или от осознания всей важности того, что он видит собственными глазами.


His heart pounded as he circled the body, reading the word upside down, reaffirming the genius of the symmetry. The symbol seemed even less conceivable now that he was staring at it.

С бешено бьющимся сердцем Лэнгдон обошел вокруг трупа, чтобы убедиться в симметричности клейма. Сейчас, когда он видел его так близко и отчетливо, сам этот факт казался еще более непостижимым... невероятным.


"Mr. Langdon?"

- Мистер Лэнгдон, - окликнул его Колер.


Langdon did not hear. He was in another world ... his world, his element, a world where history, myth, and fact collided, flooding his senses. The gears turned.

Лэнгдон его не слышал. Он пребывал в другом мире... в своем собственном мире, в своей стихии, в мире, где сталкивались история, мифы и факты. Все его чувства обострились, и мысль заработала.


"Mr. Langdon?" Kohler's eyes probed expectantly.

- Мистер Лэнгдон! - не унимался Колер.


Langdon did not look up. His disposition now intensified, his focus total.

Лэнгдон не отрывал глаз от клейма - его мышцы напряглись, а нервы натянулись, как перед ответственным стартом.


"How much do you already know?"

- Что вы уже успели узнать? - отрывисто спросил он у Колера.


"Only what I had time to read on your website. The word Illuminati means 'the enlightened ones.' It is the name of some sort of ancient brotherhood."

- Лишь то, что смог прочитать на вашем сайте. "Иллюминати" значит "Просвещенные". Какое-то древнее братство.


"Had you heard the name before?"

- Раньше это название вам встречалось?


"Not until I saw it branded on Mr. Vetra."

- Никогда. До той минуты, пока не увидел клеймо на груди мистера Ветра.


"So you ran a web search for it?"

- Тогда вы занялись поисками в Паутине?


"Yes."

- Да.


"And the word returned hundreds of references, no doubt."

- И обнаружили сотни упоминаний.


"Thousands," Kohler said. "Yours, however, contained references to Harvard, Oxford, a reputable publisher, as well as a list of related publications. As a scientist I have come to learn that information is only as valuable as its source. Your credentials seemed authentic."

- Тысячи, - поправил его Колер. - Ваши материалы содержат ссылки на Гарвард, Оксфорд, на серьезных издателей, а также список публикаций по этой теме. Видите ли, как ученый я пришел к убеждению, что ценность информации определяется ее источником. А ваша репутация показалась мне достойной доверия.


Langdon's eyes were still riveted on the body.

Лэнгдон все еще не мог оторвать глаз от изуродованного трупа.


Kohler said nothing more. He simply stared, apparently waiting for Langdon to shed some light on the scene before them.

Колер смолк. Он просто смотрел на Лэнгдона в ожидании, когда тот прольет свет на возникшую перед ними загадку.


Langdon looked up, glancing around the frozen flat.

Лэнгдон вскинул голову и спросил, оглядывая заиндевевшую гостиную:


"Perhaps we should discuss this in a warmer place?"

- А не могли бы мы перейти в более теплое помещение?


"This room is fine." Kohler seemed oblivious to the cold. "We'll talk here."

- А чем вам тут плохо? - возразил Колер, который, похоже, лютого холода даже не замечал. - Останемся здесь.


Langdon frowned. The Illuminati history was by no means a simple one. I'll freeze to death trying to explain it. He gazed again at the brand, feeling a renewed sense of awe.

Лэнгдон поморщился. История братства "Иллюминати" была не из простых. "Я окоченею до смерти, не рассказав и половины", - подумал ученый. Он вновь посмотрел на клеймо и опять испытал прилив почти благоговейного трепета... и страха.


Although accounts of the Illuminati emblem were legendary in modern symbology, no academic had ever actually seen it. Ancient documents described the symbol as an ambigram-ambi meaning "both"-signifying it was legible both ways. And although ambigrams were common in symbology-swastikas, yin yang, Jewish stars, simple crosses-the idea that a word could be crafted into an ambigram seemed utterly impossible. Modern symbologists had tried for years to forge the word "Illuminati" into a perfectly symmetrical style, but they had failed miserably. Most academics had now decided the symbol's existence was a myth.

Хотя в современной науке о символах имеется множество упоминаний об эмблеме "Иллюминати", ни один ученый еще никогда не видел ее собственными глазами. В старинных документах этот символ называют амбиграммой - от латинского ambi, что означает "кругом", "вокруг", "оба". Подразумевается, что амбиграммы читаются одинаково, даже если их повернуть вверх ногами. Симметричные знаки достаточно широко распространены в символике - свастика13, инь и ян14, иудейская звезда15, первые кресты у христиан. Тем не менее идея превратить в амбиграмму слово представлялась немыслимой. Современные ученые потратили многие годы, пытаясь придать слову "Иллюминати" абсолютно симметричное написание, однако все их усилия оказались тщетными. В итоге большинство исследователей пришли к выводу, что символ этот представляет собой очередной миф.


"So who are the Illuminati?" Kohler demanded.

- Так кто же они такие, эти ваши иллюминаты? - требовательно спросил Колер.


Yes, Langdon thought, who indeed? He began his tale.

"А действительно, кто?" - задумался Лэнгдон. И приступил к повествованию.


"Since the beginning of history," Langdon explained, "a deep rift has existed between science and religion. Outspoken scientists like Copernicus-"

- С незапамятных времен наука и религия враждовали друг с другом, - начал Лэнгдон. - Подлинных ученых, не скрывавших своих воззрений, таких как Коперник...


"Were murdered," Kohler interjected. "Murdered by the church for revealing scientific truths. Religion has always persecuted science."

- Убивали, - перебил его Колер. - За обнародование научных открытий их убивала церковь. Религия всегда преследовала и притесняла науку.


"Yes. But in the 1500s, a group of men in Rome fought back against the church. Some of Italy's most enlightened men-physicists, mathematicians, astronomers-began meeting secretly to share their concerns about the church's inaccurate teachings. They feared that the church's monopoly on 'truth' threatened academic enlightenment around the world. They founded the world's first scientific think tank, calling themselves 'the enlightened ones.' "

- Совершенно верно. Однако примерно в 1500-е годы группа жителей Рима восстала против церкви. Некоторые из самых просвещенных людей Италии - физики, математики, астрономы - стали собираться на тайные встречи, чтобы поделиться друг с другом беспокойством по поводу ошибочных, как они считали, учений церкви. Они опасались, что монополия церкви на "истину" подорвет благородное дело научного просвещения по всему миру. Эти ученые мужи образовали первый на земле банк научной мысли и назвали себя "Просвещенные".


"The Illuminati."

- Иллюминаты!


"Yes," Langdon said. "Europe's most learned minds ... dedicated to the quest for scientific truth."

- Да, - подтвердил Лэнгдон. - Самые пытливые и великие умы Европы... искренне преданные поиску научных истин.


Kohler fell silent.

Колер погрузился в задумчивое молчание.


"Of course, the Illuminati were hunted ruthlessly by the Catholic Church. Only through rites of extreme secrecy did the scientists remain safe. Word spread through the academic underground, and the Illuminati brotherhood grew to include academics from all over Europe. The scientists met regularly in Rome at an ultrasecret lair they called the Church of Illumination."

- Католическая церковь, конечно, подвергла орден "Иллюминати" беспощадным гонениям. И лишь соблюдение строжайшей секретности могло обеспечить ученым безопасность. Тем не менее, слухи об иллюминатах распространялись в академических кругах, и в братство стали вступать лучшие ученые со всех концов Европы. Они регулярно встречались в Риме в тайном убежище, которое называлось "Храм Света".


Kohler coughed and shifted in his chair.

Колер шевельнулся в кресле и зашелся в новом приступе кашля.


"Many of the Illuminati," Langdon continued, "wanted to combat the church's tyranny with acts of violence, but their most revered member persuaded them against it. He was a pacifist, as well as one of history's most famous scientists."

- Многие иллюминаты предлагали бороться с тиранией церкви насильственными методами, однако наиболее уважаемый и авторитетный из них выступал против такой тактики. Он был пацифистом и одним из самых знаменитых ученых в истории человечества.


Langdon was certain Kohler would recognize the name. Even nonscientists were familiar with the ill-fated astronomer who had been arrested and almost executed by the church for proclaiming that the sun, and not the earth, was the center of the solar system. Although his data were incontrovertible, the astronomer was severely punished for implying that God had placed mankind somewhere other than at the center of His universe.

Лэнгдон был уверен, что Колер догадается, о ком идет речь. Даже далекие от науки люди прекрасно знают, какая печальная участь постигла астронома, который дерзнул объявить, что центром Солнечной системы является вовсе не Земля, а Солнце. Инквизиторы схватили его и едва не подвергли казни... Несмотря на то, что его доказательства были неопровержимы, церковь самым жестоким образом наказала астронома, посмевшего утверждать, что Бог поместил человечество далеко от центра своей вселенной.


"His name was Galileo Galilei," Langdon said.

- Этого астронома звали Галилео Галилей.


Kohler looked up. "Galileo?"

- Неужели и Галилей... - вскинул брови Колер.


"Yes. Galileo was an Illuminatus. And he was also a devout Catholic. He tried to soften the church's position on science by proclaiming that science did not undermine the existence of God, but rather reinforced it. He wrote once that when he looked through his telescope at the spinning planets, he could hear God's voice in the music of the spheres. He held that science and religion were not enemies, but rather allies-two different languages telling the same story, a story of symmetry and balance ... heaven and hell, night and day, hot and cold, God and Satan. Both science and religion rejoiced in God's symmetry ... the endless contest of light and dark." Langdon paused, stamping his feet to stay warm.

- Да, Галилей был иллюминатом. И одновременно истовым католиком. Он пытался смягчить отношение церкви к науке, заявляя, что последняя не только не подрывает, а даже, напротив, укрепляет веру в существование Бога. Он как-то писал, что, наблюдая в телескоп движение планет, слышит в музыке сфер голос Бога. Галилей настаивал на том, что наука и религия отнюдь не враги, но союзники, говорящие на двух разных языках об одном и том же - о симметрии и равновесии... аде и рае, ночи и дне, жаре и холоде, Боге и сатане. Наука и религия также есть часть мудро поддерживаемой Богом симметрии... никогда не прекращающегося состязания между светом и тьмой... - Лэнгдон запнулся и принялся энергично приплясывать на месте, чтобы хоть как-то согреть окоченевшие ноги.


Kohler simply sat in his wheelchair and stared.

Колер безучастно наблюдал за его упражнениями, ожидая продолжения.


"Unfortunately," Langdon added, "the unification of science and religion was not what the church wanted."

- К несчастью, - возобновил свой рассказ Лэнгдон, - церковь вовсе не стремилась к объединению с наукой...


"Of course not," Kohler interrupted. "The union would have nullified the church's claim as the sole vessel through which man could understand God. So the church tried Galileo as a heretic, found him guilty, and put him under permanent house arrest. I am quite aware of scientific history, Mr. Langdon. But this was all centuries ago. What does it have to do with Leonardo Vetra?"

- Еще бы! - вновь перебил его Колер. - Подобный союз свел бы на нет притязания церкви на то, что только она способна помочь человеку понять Божьи заповеди. Церковники устроили над Галилеем судилище, признали его виновным в ереси и приговорили к пожизненному домашнему аресту. Я неплохо знаю историю науки, мистер Лэнгдон. Однако все эти события происходили многие столетия назад. Какое отношение могут они иметь к Леонардо Ветра?


The million dollar question. Langdon cut to the chase.

Вопрос на миллион долларов. Лэнгдон решил перейти ближе к делу:


"Galileo's arrest threw the Illuminati into upheaval. Mistakes were made, and the church discovered the identities of four members, whom they captured and interrogated. But the four scientists revealed nothing ... even under torture."

- Арест Галилея всколыхнул сообщество "Иллюминати". Братство допустило ряд ошибок, и церкви удалось установить личности четырех его членов. Их схватили и подвергли допросу. Однако ученые своим мучителям ничего не открыли... даже под пытками.


"Torture?"

- Их пытали?


"They were branded alive. On the chest. With the symbol of a cross."

- Каленым железом. Заживо. Выжгли на груди клеймо. Крест.


Kohler's eyes widened, and he shot an uneasy glance at Vetra's body.

Зрачки Колера расширились, и он непроизвольно перевел взгляд на безжизненное тело коллеги.


"Then the scientists were brutally murdered, their dead bodies dropped in the streets of Rome as a warning to others thinking of joining the Illuminati. With the church closing in, the remaining Illuminati fled Italy." Langdon paused to make his point. He looked directly into Kohler's dead eyes. "The Illuminati went deep underground, where they began mixing with other refugee groups fleeing the Catholic purges-mystics, alchemists, occultists, Muslims, Jews. Over the years, the Illuminati began absorbing new members. A new Illuminati emerged. A darker Illuminati. A deeply anti-Christian Illuminati. They grew very powerful, employing mysterious rites, deadly secrecy, vowing someday to rise again and take revenge on the Catholic Church. Their power grew to the point where the church considered them the single most dangerous anti-Christian force on earth. The Vatican denounced the brotherhood as Shaitan."

- Ученых казнили с изощренной жестокостью, а их трупы бросили на улицах Рима как предупреждение всем, кто захочет присоединиться к ордену. Церковь подбиралась к братству "Иллюминати" все ближе, и его члены были вынуждены бежать из Италии. - Лэнгдон сделал паузу, чтобы подчеркнуть важность этих слов. - Они ушли в глубокое подполье. Там неизбежно происходило их смешение с другими изгоями, спасавшимися от католических чисток, - мистиками, алхимиками, оккультистами, мусульманами, евреями. С течением времени ряды иллюминатов начали пополняться новыми членами. Стали появляться "просвещенные", лелеющие куда более темные замыслы и цели. Это были яростные противники христианства. Постепенно они набрали огромную силу, выработали тайные обряды и поклялись когда-нибудь отомстить, католической церкви. Их могущество достигло такой степени, что церковники стали считать их единственной в мире по-настоящему опасной антихристианской силой. Ватикан назвал братство "Шайтаном".


"Shaitan?"

- "Шайтаном"?


"It's Islamic. It means 'adversary' ... God's adversary. The church chose Islam for the name because it was a language they considered dirty." "Shaitan is the root of an English word ...Satan."

- Это из исламской мифологии. Означает "злой дух" или "враг"... враг Бога. Церковь выбрала ислам по той причине, что считала язык его последователей грязным. От арабского "шайтан" произошло и наше английское слово... сатана.


An uneasiness crossed Kohler's face.

Теперь лицо Колера выражало нескрываемую тревогу.


Langdon's voice was grim. "Mr. Kohler, I do not know how this marking appeared on this man's chest ... or why ... but you are looking at the long-lost symbol of the world's oldest and most powerful satanic cult."

- Мистер Колер, - мрачно обратился к нему Лэнгдон, - я не знаю, как это клеймо появилось на груди вашего сотрудника... и почему... но перед вашими глазами давно утраченная эмблема старейшего и самого могущественного в мире общества поклонников сатаны.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru