Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

15

Глава 15


Langdon strode silently behind Vittoria and Kohler as they moved back into the main atrium where Langdon's bizarre visit had begun. Vittoria's legs drove in fluid efficiency-like an Olympic diver-a potency, Langdon figured, no doubt born from the flexibility and control of yoga. He could hear her breathing slowly and deliberately, as if somehow trying to filter her grief.

Лэнгдон молча шел за Витторией и Колером к главному зданию, откуда начался его полный неожиданностей визит в Швейцарию. Походка девушки поражала легкостью, плавностью и уверенностью. Виттория двигалась, как бегунья олимпийского класса. Вне всяких сомнений, заключил Лэнгдон, дают о себе знать регулярные занятия йогой. Он слышал ее медленное размеренное дыхание, и у него сложилось впечатление, что, считая про себя вдохи и выдохи, она пытается справиться с обрушившимся на нее горем.


Langdon wanted to say something to her, offer his sympathy. He too had once felt the abrupt hollowness of unexpectedly losing a parent. He remembered the funeral mostly, rainy and gray. Two days after his twelfth birthday. The house was filled with gray-suited men from the office, men who squeezed his hand too hard when they shook it. They were all mumbling words like cardiac and stress. His mother joked through teary eyes that she'd always been able to follow the stock market simply by holding her husband's hand ... his pulse her own private ticker tape.

Лэнгдону очень хотелось сказать ей какие-то слова утешения, выразить свое сочувствие. Он тоже пережил момент внезапно возникшей пустоты, когда скоропостижно умер его отец. Больше всего ему запомнились похороны и стоявшая тогда ненастная погода. И это случилось спустя всего лишь два дня после того, как ему исполнилось двенадцать. В доме толпились одетые в серые костюмы сослуживцы отца, слишком крепко пожимавшие в знак соболезнования его детскую ладошку. Все они мямлили какие-то непонятные ему слова вроде "стресс", "инфаркт", "миокард"... Его мать пыталась шутить сквозь слезы, что она всегда могла безошибочно определить состояние дел на бирже, просто пощупав у отца пульс.


Once, when his father was alive, Langdon had heard his mom begging his father to "stop and smell the roses." That year, Langdon bought his father a tiny blown-glass rose for Christmas. It was the most beautiful thing Langdon had ever seen ... the way the sun caught it, throwing a rainbow of colors on the wall.

Однажды, когда отец еще был жив, Лэнгдон подслушал, как мать умоляла его "хотя бы на миг забыть о делах и позволить себе понюхать розу". И он в тот год подарил отцу на Рождество стеклянную розочку. Это была самая красивая вещица, какую Лэнгдон видел в своей жизни... Когда на нее падал солнечный луч, она расцветала целой радугой красок.


"It's lovely," his father had said when he opened it, kissing Robert on the forehead. "Let's find a safe spot for it."

- Какая прелесть! - сказал отец, развернув подарок и целуя сына в лоб. - Надо подыскать ей подходящее место.


Then his father had carefully placed the rose on a high dusty shelf in the darkest corner of the living room. A few days later, Langdon got a stool, retrieved the rose, and took it back to the store. His father never noticed it was gone.

После чего он поставил розочку на поросшую пылью полку в самом темном углу гостиной. Через несколько дней Лэнгдон подтащил табуретку, достал с полки стеклянное сокровище и отнес его обратно в лавку, где купил. Отец пропажи так и не заметил.


The ping of an elevator pulled Langdon back to the present. Vittoria and Kohler were in front of him, boarding the lift. Langdon hesitated outside the open doors.

Негромкий мелодичный звон, возвестивший о прибытии лифта, вернул Лэнгдона из прошлого в настоящее. Виттория и Колер вошли в кабину, Лэнгдон в нерешительности топтался у открытых дверей.


"Is something wrong?" Kohler asked, sounding more impatient than concerned.

- В чем дело? - спросил Колер, проявляя не столько интерес, сколько нетерпение.


"Not at all," Langdon said, forcing himself toward the cramped carriage. He only used elevators when absolutely necessary. He preferred the more open spaces of stairwells.

- Нет, ничего, - тряхнул головой Лэнгдон, принуждая себя войти в тесноватую кабину. Лифтами он пользовался лишь в случае крайней необходимости, когда избежать этого было невозможно. Обычно же он предпочитал им куда более просторные лестничные пролеты.


"Dr. Vetra's lab is subterranean," Kohler said.

- Лаборатория мистера Ветра находится под землей, - сообщил Колер.


Wonderful, Langdon thought as he stepped across the cleft, feeling an icy wind churn up from the depths of the shaft. The doors closed, and the car began to descend.

Замечательно, просто чудесно, мелькнуло в голове у Лэнгдона, и он заставил себя шагнуть в лифт, ощутив, как из глубины шахты потянуло ледяным сквозняком. Двери закрылись, и кабина скользнула вниз.


"Six stories," Kohler said blankly, like an analytical engine.

- Шесть этажей, - ни к кому конкретно не обращаясь, произнес Колер.


Langdon pictured the darkness of the empty shaft below them. He tried to block it out by staring at the numbered display of changing floors. Oddly, the elevator showed only two stops. GROUND LEVEL and LHC.

Перед глазами у Лэнгдона моментально возникла картина непроглядно черной бездны под ногами. Он пытался отогнать видение, обратив все внимание на панель управления лифтом. К его изумлению, на ней было всего две кнопки: "ПЕРВЫЙ ЭТАЖ" и "БАК".


"What's LHC stand for?" Langdon asked, trying not to sound nervous.

- А что у вас означает "бак"? - осторожно поинтересовался Лэнгдон, помня, как уже не раз попадал впросак со своими предположениями.


"Large Hadron Collider," Kohler said. "A particle accelerator."

- Большой адроновый коллайдер, - небрежно бросил Колер. - Ускоритель частиц на встречных пучках.


Particle accelerator? Langdon was vaguely familiar with the term. He had first heard it over dinner with some colleagues at Dunster House in Cambridge. A physicist friend of theirs, Bob Brownell, had arrived for dinner one night in a rage.

Ускоритель частиц? Лэнгдону этот термин был знаком. Впервые он услышал его на званом обеде в Кембридже. Один из его приятелей, физик Боб Браунелл, в тот вечер был вне себя от ярости.


"The bastards canceled it!" Brownell cursed.

- Эти мерзавцы его провалили! - Физик без всякого стеснения разразился грубой бранью.


"Canceled what?" they all asked.

- Кого? - чуть ли не в один голос воскликнули все сидевшие за столом.


"The SSC!" "The Superconducting Super Collider!"

- Да не кого, а ССК! Закрыли строительство сверхпроводящего суперколлайдера!


"I didn't know Harvard was building one."

- А я и не знал, что в Гарварде такой строят, - удивился кто-то из присутствующих.


"Not Harvard!" he exclaimed. "The U.S.! It was going to be the world's most powerful particle accelerator! One of the most important scientific projects of the century! Two billion dollars into it and the Senate sacks the project! Damn Bible-Belt lobbyists!"

- Да при чем тут Гарвард? Речь идет о Соединенных Штатах! - вспылил Браунелл. - Там хотели создать самый мощный в мире ускоритель. Один из важнейших научных проектов века! Собирались вложить два миллиарда долларов. А сенат отказал. Черт бы побрал всех этих лоббистов в сутанах!


When Brownell finally calmed down, he explained that a particle accelerator was a large, circular tube through which subatomic particles were accelerated. Magnets in the tube turned on and off in rapid succession to "push" particles around and around until they reached tremendous velocities. Fully accelerated particles circled the tube at over 180,000 miles per second.

Когда Браунелл наконец несколько утихомирился, то объяснил, что ускоритель представляет собой подобие гигантской трубы, в которой разгоняют частицы атомов. Она оснащена магнитами, которые, включаясь и выключаясь с не поддающейся воображению быстротой, заставляют частицы двигаться по кругу, пока те не наберут совершенно немыслимую скорость. У полностью разогнанных частиц она достигает 180 000 миль в секунду.


"But that's almost the speed of light," one of the professors exclaimed.

- Но это же почти скорость света! - запротестовал один из профессоров.


"Damn right," Brownell said.

- Именно! - ликующе подтвердил Браунелл.


He went on to say that by accelerating two particles in opposite directions around the tube and then colliding them, scientists could shatter the particles into their constituent parts and get a glimpse of nature's most fundamental components. "Particle accelerators," Brownell declared, "are critical to the future of science. Colliding particles is the key to understanding the building blocks of the universe."

Далее он рассказал, что, разогнав по трубе две частицы в противоположных направлениях и столкнув их затем друг с другом, ученым удается разбить их на составные элементы и "увидеть" основные, фундаментальные ингредиенты вселенной. Иными словами, в столкновении частиц обнаруживается ключ к пониманию строения мира.


Harvard's Poet in Residence, a quiet man named Charles Pratt, did not look impressed.

Некто по имени Чарльз Пратт, местная знаменитость, олицетворяющая в Гарварде духовное поэтическое начало, не преминул выразить свое весьма скептическое отношение к этому методу.


"It sounds to me," he said, "like a rather Neanderthal approach to science ... akin to smashing clocks together to discern their internal workings."

- А по-моему, это какой-то неандертальский подход к научным исследованиям, - язвительно заметил он. - Все равно что взять пару карманных часов и колотить их друг о друга, чтобы разобраться, как они устроены.


Brownell dropped his fork and stormed out of the room.

Браунелл швырнул в него вилкой и пулей вылетел из-за стола.


So CERN has a particle accelerator? Langdon thought, as the elevator dropped. A circular tube for smashing particles. He wondered why they had buried it underground.

Значит, у центра есть ускоритель частиц? Замкнутая в кольцо труба, где они сталкиваются друг с другом? Но почему же они запрятали ее под землю? Лэнгдон задумался, ожидая, когда лифт доставит их к цели.


When the elevator thumped to a stop, Langdon was relieved to feel terra firma beneath his feet. But when the doors slid open, his relief evaporated. Robert Langdon found himself standing once again in a totally alien world.

Кабина остановилась, и он страшно обрадовался тому, что сейчас вновь почувствует под ногами твердую землю. Двери открылись, и испытываемое им чувство облегчения сменилось унынием. Он вновь очутился в совершенно чуждом и враждебном мире.


The passageway stretched out indefinitely in both directions, left and right. It was a smooth cement tunnel, wide enough to allow passage of an eighteen wheeler. Brightly lit where they stood, the corridor turned pitch black farther down. A damp wind rustled out of the darkness-an unsettling reminder that they were now deep in the earth. Langdon could almost sense the weight of the dirt and stone now hanging above his head. For an instant he was nine years old ... the darkness forcing him back ... back to the five hours of crushing blackness that haunted him still. Clenching his fists, he fought it off.

В обе стороны, насколько видел глаз, уходил бесконечный коридор. По существу, это был тускло отсвечивающий голыми бетонными стенами тоннель, достаточно просторный, чтобы по нему мог проехать многотонный грузовик. Ярко освещенный там, где они стояли, тоннель по правую и левую руку исчезал в непроницаемой тьме - неуютное напоминание о том, что они находятся глубоко под землей. Лэнгдон почти физически ощущал невыносимую тяжесть нависшей над их головами породы. На мгновение он снова стал девятилетним мальчишкой... тьма неодолимо засасывает его обратно... обратно в жуткий черный мрак, страх перед которым преследует его до сих пор... Сжав кулаки, Лэнгдон изо всех сил старался взять себя в руки.


Vittoria remained hushed as she exited the elevator and strode off without hesitation into the darkness without them. Overhead the flourescents flickered on to light her path. The effect was unsettling, Langdon thought, as if the tunnel were alive ... anticipating her every move. Langdon and Kohler followed, trailing a distance behind. The lights extinguished automatically behind them.

Притихшая Виттория вышла из лифта и без колебаний устремилась в темный конец тоннеля, оставив мужчин далеко позади. По мере продвижения над ее головой, неприятно дребезжа и помаргивая, автоматически зажигались лампы дневного света, освещавшие ей дальнейший путь. Лэнгдону стало не по себе, тоннель представлялся ему живым существом... караулившим и предвосхищавшим каждый шаг Виттории. Они следовали за ней, сохраняя дистанцию. Светильники, пропустив людей, гасли за их спинами словно по команде.


"This particle accelerator," Langdon said quietly. "It's down this tunnel someplace?"

- А ваш ускоритель находится где-то здесь, в тоннеле? - вполголоса поинтересовался Лэнгдон.


"That's it there." Kohler motioned to his left where a polished, chrome tube ran along the tunnel's inner wall.

- Да вот он, у вас перед глазами... - Колер кивнул на стену слева от них, по которой тянулась сверкающая полированным хромом труба.


Langdon eyed the tube, confused. "That's the accelerator?"

- Вот это? - в изумлении рассматривая ее, переспросил Лэнгдон.


The device looked nothing like he had imagined. It was perfectly straight, about three feet in diameter, and extended horizontally the visible length of the tunnel before disappearing into the darkness. Looks more like a high-tech sewer, Langdon thought.

Ускоритель он представлял себе совсем другим. Эта же труба диаметром около трех футов казалась совершенно прямой и шла по всей видимой длине тоннеля. Больше похоже на дорогостоящую канализацию, подумал Лэнгдон.


"I thought particle accelerators were circular."

- А я-то думал, что ускорители должны иметь форму кольца, - вслух заметил он.


"This accelerator is a circle," Kohler said. "It appears straight, but that is an optical illusion. The circumference of this tunnel is so large that the curve is imperceptible-like that of the earth."

- Правильно думали, - согласился Колер. - Он только кажется прямым. Оптический обман. Длина окружности этого тоннеля столь велика, что глазу изгиб незаметен - ну вроде поверхности земного шара...


Langdon was flabbergasted. This is a circle? "But ... it must be enormous!"

- И вот это - кольцо?! Но тогда... каких же оно тогда размеров? - ошеломленно пролепетал Лэнгдон.


"The LHC is the largest machine in the world."

- Наш ускоритель самый большой в мире, - с гордостью пояснил Колер.


Langdon did a double take. He remembered the CERN driver saying something about a huge machine buried in the earth.

Тут Лэнгдон вспомнил, что доставивший его в Женеву пилот упомянул о какой-то спрятанной под землей гигантской машине.


"It is over eight kilometers in diameter ... and twenty-seven kilometers long."

- Его диаметр превышает восемь километров, а длина составляет двадцать семь, - невозмутимо продолжал Колер.


Langdon's head whipped around.

Голова у Лэнгдона шла кругом.


"Twenty-seven kilometers?" He stared at the director and then turned and looked into the darkened tunnel before him. "This tunnel is twenty-seven kilometers long? That's ... that's over sixteen miles!"

- Двадцать семь километров? - Он недоверчиво посмотрел на директора, потом перевел взгляд на дальний конец тоннеля. - Но это же... это же более шестнадцати миль!


Kohler nodded.

Колер кивнул:


"Bored in a perfect circle. It extends all the way into France before curving back here to this spot. Fully accelerated particles will circle the tube more than ten thousand times in a single second before they collide."

- Да частично туннель проходит под территорией Франции Прорыт он в форме правильного, я бы даже сказал, идеального круга. Прежде чем столкнуться друг с другом, полностью ускоренные частицы должны за секунду пронестись по нему десять тысяч раз.


Langdon's legs felt rubbery as he stared down the gaping tunnel. "You're telling me that CERN dug out millions of tons of earth just to smash tiny particles?"

- Хотите сказать, что вы перелопатили миллионы тонн земли только для того, чтобы столкнуть между собой какие-то крошечные частички? - чувствуя, что едва держится на ставших ватными ногах, медленно проговорил Лэнгдон.


Kohler shrugged.

Колер пожал плечами:


"Sometimes to find truth, one must move mountains."

- Иногда, чтобы докопаться до истины, приходится передвигать горы.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru