Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

25

Глава 25


Haz-Mat. Fifty meters below ground.

Хранилище "Оп-Мат". Пятьдесят метров от поверхности земли.


Vittoria Vetra stumbled forward, almost falling into the retina scan. She sensed the American rushing to help her, holding her, supporting her weight. On the floor at her feet, her father's eyeball stared up. She felt the air crushed from her lungs. They cut out his eye! Her world twisted. Kohler pressed close behind, speaking. Langdon guided her. As if in a dream, she found herself gazing into the retina scan.

Виттория Ветра пошатнулась и едва не упала на сканер сетчатки. Она не увидела, а скорее почувствовала, как американец бросился к ней и подхватил ее обмякшее тело, удержав от падения. А с пола на нее смотрел глаз отца. Девушке казалось, что воздух разрывает легкие. Они вырезали его глаз. Ее мир рухнул. За спиной что-то говорил Колер, а Лэнгдон куда-то ее вел. Вскоре она с удивлением обнаружила, что смотрит в глазок сканера. Все происходящее казалось ей дурным сном.


The mechanism beeped. The door slid open.

Аппарат подал сигнал, и стальная дверь бесшумно скользнула в стену.


Even with the terror of her father's eye boring into her soul, Vittoria sensed an additional horror awaited inside. When she leveled her blurry gaze into the room, she confirmed the next chapter of the nightmare. Before her, the solitary recharging podium was empty.

Несмотря на весь ужас, который уже испытала Виттория при виде неотрывно смотревшего на нее глаза отца, она знала, что в камере ее ждет нечто еще более страшное. Взгляд, брошенный в глубину комнаты, подтвердил, что открывается новая глава этого кошмара. Одинокое зарядное устройство, на котором раньше покоилась ловушка, опустело.


The canister was gone. They had cut out her father's eye to steal it. The implications came too fast for her to fully comprehend. Everything had backfired. The specimen that was supposed to prove antimatter was a safe and viable energy source had been stolen. But nobody knew this specimen even existed! The truth, however, was undeniable. Someone had found out. Vittoria could not imagine who. Even Kohler, whom they said knew everything at CERN, clearly had no idea about the project.

Образец антивещества исчез. Они вырезали глаз папы, чтобы украсть его. Катастрофа разразилась слишком быстро и слишком неожиданно, чтобы оценить ее возможные последствия. Все пошло совсем не так, как рассчитывали они с отцом. Образец, призванный доказать, что антивещество совершенно безопасно и что его можно использовать как надежный источник дешевой энергии, исчез. Но ведь никто даже не знал о его существовании! Однако факт исчезновения отрицать было невозможно. Выходит, об их эксперименте кто-то все же знал. Но кто? Виттория не имела об этом ни малейшего представления. Даже директор Колер (а он знал обо всем, что творится в ЦЕРНе) был в полном неведении относительно их проекта.


Her father was dead. Murdered for his genius.

Папа погиб. Пал жертвой своей гениальности.


As the grief strafed her heart, a new emotion surged into Vittoria's conscious. This one was far worse. Crushing. Stabbing at her. The emotion was guilt. Uncontrollable, relentless guilt. Vittoria knew it had been she who convinced her father to create the specimen. Against his better judgment. And he had been killed for it.

Смерть отца повергла девушку в отчаяние, но в ее сердце постепенно начало закрадываться новое чувство. Как ни странно, но оно оказалось даже сильнее естественной печали, вызванной гибелью любимого человека. Это новое чувство многотонной тяжестью легло на ее плечи и придавило к земле. Виттории казалось, что в ее сердце всадили кинжал. Она испытывала всепоглощающее чувство вины. Ведь это она убедила отца вопреки его первоначальному желанию создать образец с большой массой. И из-за этого образца его убили!


A quarter of a gram ...

Четверть грамма...


Like any technology-fire, gunpowder, the combustion engine-in the wrong hands, antimatter could be deadly. Very deadly. Antimatter was a lethal weapon. Potent, and unstoppable. Once removed from its recharging platform at CERN, the canister would count down inexorably. A runaway train.

Всякое новое техническое достижение, будь то появление огня, изобретение пороха или двигателя внутреннего сгорания, могло служить как делу добра, так и делу зла. Все зависит от того, в чьи руки оно попадет. Все новые изобретения, оказавшись в плохих руках, могут сеять смерть. А антивещество способно превратиться в самое смертоносное оружие в человеческом арсенале. От этого оружия нет защиты. Похищенная в ЦЕРНе ловушка начала отсчет времени в тот момент, когда ее сняли с зарядной консоли. Перед мысленным взором Виттории возник образ катящегося под гору поезда, у которого отказали тормоза...


And when time ran out ...

А когда время истечет...


A blinding light. The roar of thunder. Spontaneous incineration. Just the flash ... and an empty crater. A big empty crater.

Ослепительная вспышка. Громовой раскат. Многочисленные спонтанные возгорания. Вспышка... и кратер. Пустой, лишенный всякой жизни кратер.


The image of her father's quiet genius being used as a tool of destruction was like poison in her blood. Antimatter was the ultimate terrorist weapon. It had no metallic parts to trip metal detectors, no chemical signature for dogs to trace, no fuse to deactivate if the authorities located the canister.

Мысль о том, что гений ее отца может быть использован как инструмент разрушения, вызывала боль. Антивещество - абсолютное оружие террора. В похищенной ловушке нет металлических частей, и металлодетектор против нее бессилен. В ней нет химических элементов, запах которых мог бы привлечь внимание разыскных собак. У нее нет запала, который можно было бы обезвредить в том случае, если правоохранительные органы обнаружат ловушку.


The countdown had begun ...

Итак, время пошло...


Langdon didn't know what else to do. He took his handkerchief and lay it on the floor over Leonardo Vetra's eyeball. Vittoria was standing now in the doorway of the empty Haz-Mat chamber, her expression wrought with grief and panic. Langdon moved toward her again, instinctively, but Kohler intervened.

Лэнгдон не знал, что еще можно сделать. Он извлек из кармана носовой платок и прикрыл им валяющееся на полу глазное яблоко Леонардо Ветра. Виттория стояла у дверей камеры "Оп-Мат" с выражением горя и растерянности на лице. Лэнгдон инстинктивно направился к девушке, но его опередил Колер.


"Mr. Langdon?" Kohler's face was expressionless. He motioned Langdon out of earshot. Langdon reluctantly followed, leaving Vittoria to fend for herself.

- Мистер Лэнгдон... - Директор знаком подозвал его к себе. Лэнгдон неохотно повиновался, оставив находившуюся на грани паники Витторию в дверях.


"You're the specialist," Kohler said, his whisper intense. "I want to know what these Illuminati bastards intend to do with this antimatter."

- Вы - эксперт, - прошептал Колер, как только американец подошел к нему достаточно близко. - Мне необходимо знать, как эти мерзавцы иллюминаты намерены использовать антивещество.


Langdon tried to focus. Despite the madness around him, his first reaction was logical. Academic rejection. Kohler was still making assumptions. Impossible assumptions.

Лэнгдон попытался сосредоточиться. Несмотря на творившееся вокруг него безумие, он все же старался мыслить логично. Ученый в нем не мог согласиться с допущением Колера. Допущением ненаучным и потому совершенно неприемлемым.


"The Illuminati are defunct, Mr. Kohler. I stand by that. This crime could be anything-maybe even another CERN employee who found out about Mr. Vetra's breakthrough and thought the project was too dangerous to continue."

- Братство "Иллюминати" прекратило существование, мистер Колер, и я продолжаю придерживаться этой точки зрения. Преступление мог совершить кто угодно. Убить мистера Ветра мог даже сотрудник ЦЕРНа, который, узнав об открытии, счел его слишком опасным для человечества.


Kohler looked stunned.

Слова американца потрясли Колера.


"You think this is a crime of conscience, Mr. Langdon? Absurd. Whoever killed Leonardo wanted one thing-the antimatter specimen. And no doubt they have plans for it."

- Неужели вы действительно верите в то, что это убийство, если можно так выразиться, - преступление совести? Полнейший абсурд! Тот, кто убил Леонардо, сделал это, чтобы заполучить антивещество. И у меня нет сомнений в том, что антиматерия понадобилась преступникам для осуществления каких-то планов.


"You mean terrorism."

- Терроризм?


"Plainly."

- Вне всякого сомнения.


"But the Illuminati were not terrorists."

- Но иллюминаты никогда не были террористами.


"Tell that to Leonardo Vetra."

- Расскажите об этом Леонардо Ветра.


Langdon felt a pang of truth in the statement. Leonardo Vetra had indeed been branded with the Illuminati symbol. Where had it come from? The sacred brand seemed too difficult a hoax for someone trying to cover his tracks by casting suspicion elsewhere. There had to be another explanation.

Как ни больно было Лэнгдону это слышать, но Колер был прав. Ветра действительно был заклеймен символом братства "Иллюминати". Как вообще могло появиться здесь это священное клеймо? Предположение о том, что его специально подделали, чтобы пустить следствие по ложному следу, было совершенно абсурдным и не выдерживало ни малейшей критики. Следовало искать иное объяснение.


Again, Langdon forced himself to consider the implausible. If the Illuminati were still active, and if they stole the antimatter, what would be their intention? What would be their target?

Лэнгдон еще раз обдумал невозможное. Если иллюминаты до сих пор существуют и если антивещество похищено ими, то что они могут замышлять? Что или кто может послужить мишенью для террористического акта?


The answer furnished by his brain was instantaneous. Langdon dismissed it just as fast. True, the Illuminati had an obvious enemy, but a wide-scale terrorist attack against that enemy was inconceivable. It was entirely out of character. Yes, the Illuminati had killed people, but individuals, carefully conscripted targets. Mass destruction was somehow heavy-handed. Langdon paused. Then again, he thought, there would be a rather majestic eloquence to it-antimatter, the ultimate scientific achievement, being used to vaporize-

Мозг ученого выдал ответ мгновенно. Но сам Лэнгдон так же быстро отмел подобную возможность. Да, братство "Иллюминати" имело смертельного врага, но сколько-нибудь масштабный террористический акт против него со стороны иллюминатов был невозможен. Это было совершенно не в духе братства. Да, иллюминаты, случалось, убивали людей. Но их целью становились отдельные личности, и каждый раз жертва тщательно выбиралась. Массовое убийство представлялось им невозможным. Но с другой стороны... Лэнгдон задумался. Но с другой стороны, что может убедительнее доказать величие науки, чем превращение буквально в ничто ее извечного врага с помощью новейшего научного достижения...


He refused to accept the preposterous thought.

Разум Лэнгдона отказывался принять эту нелепую идею.


"There is," he said suddenly, "a logical explanation other than terrorism."

- Помимо терроризма, имеется еще одно логическое объяснение этого поступка... - сказал он.


Kohler stared, obviously waiting.

Колер, ожидая ответа, поднял на него вопросительный взгляд.


Langdon tried to sort out the thought. The Illuminati had always wielded tremendous power through financial means. They controlled banks. They owned gold bullion. They were even rumored to possess the single most valuable gem on earth-the Illuminati Diamond, a flawless diamond of enormous proportions.

Лэнгдон попытался до конца осмыслить пришедшую ему в голову идею. Братство "Иллюминати" для достижения своих целей постоянно пользовалось имеющимися в его распоряжении огромными финансовыми средствами. Иллюминаты контролировали банки, хранили несметные сокровища в золотых слитках и драгоценных камнях. Ходили слухи, что они владеют самым большим алмазом на Земле - так называемым "Ромбом Иллюминати". Камня никто не видел, но считалось, что это безукоризненной чистоты бриллиант гигантских размеров.


"Money," Langdon said. "The antimatter could have been stolen for financial gain."

- Деньги, - сказал Лэнгдон. - Антивещество могло быть похищено исключительно из финансовых соображений.


Kohler looked incredulous. "Financial gain? Where does one sell a droplet of antimatter?"

- Финансовых соображений? - недоуменно переспросил Колер. - Кому, черт побери, можно с выгодой загнать каплю антивещества?


"Not the specimen," Langdon countered. "The technology. Antimatter technology must be worth a mint. Maybe someone stole the specimen to do analysis and R and D."

- Речь идет не об образце, - пояснил свою мысль Лэнгдон - Похитителей интересует технология. Технология производства антиматерии может стоить баснословных денег. Может быть, ловушку похитили для того, чтобы провести анализы и наладить опытно-конструкторские работы?


"Industrial espionage? But that canister has twenty-four hours before the batteries die. The researchers would blow themselves up before they learned anything at all."

- Если вы хотите сказать, что мы столкнулись со случаем обычного промышленного шпионажа, то я не могу с вами согласиться. Аккумуляторы за двадцать четыре часа полностью сядут, и исследователи взлетят на воздух или испарятся, если хотите, прежде чем успеют что-либо выяснить.


"They could recharge it before it explodes. They could build a compatible recharging podium like the ones here at CERN."

- До взрыва они смогут подзарядить ловушку, соорудив устройство наподобие тех, что имеются в ЦЕРНе.


"In twenty-four hours?" Kohler challenged. "Even if they stole the schematics, a recharger like that would take months to engineer, not hours!"

- За двадцать четыре часа?! - изумился Колер. - На создание такого аппарата им потребовались бы не часы, а месяцы, даже в том случае, если бы они получили в свои руки все рабочие чертежи!


"He's right." Vittoria's voice was frail.

- Директор прав, - едва слышно произнесла Виттория.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru