Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

27

Глава 27


Vittoria, I will not allow it!" Kohler's breath was labored and getting worse as the Haz-Mat elevator ascended.

- Виттория, я запрещаю тебе! - задыхаясь, произнес Колер. По мере того как лифт поднимался, состояние директора становилось все хуже.


Vittoria blocked him out. She craved sanctuary, something familiar in this place that no longer felt like home. She knew it was not to be. Right now, she had to swallow the pain and act. Get to a phone.

Виттория заставила себя не думать о нем. Девушка искала убежища, искала чего-то родного в этом месте, которое, она знала, уже никогда не будет для нее домом. Она понимала, что не имеет права возводить барьер между собой и действительностью. Сейчас она должна сделать все, чтобы подавить свою боль и начать действовать. Звонить по телефону.


Robert Langdon was beside her, silent as usual. Vittoria had given up wondering who the man was. A specialist? Could Kohler be any less specific? Mr. Langdon can help us find your father's killer.

Роберт Лэнгдон стоял рядом с ней и, как обычно, молчал. Виттории надоело гадать о том, кто такой этот человек. Крупный специалист из Соединенных Штатов. Она запомнила слова Колера: "Мистер Лэнгдон поможет нам найти убийц твоего отца".


Langdon was being no help at all. His warmth and kindness seemed genuine, but he was clearly hiding something. They both were.

Пока Лэнгдон ничем им не помог. Этот специалист из США, без сомнения, человек добрый и заботливый, но в то же время он что-то скрывает. Они оба что-то от нее скрывают.


Kohler was at her again.

Виттория сняла ментальную блокировку и снова услышала слова Колера:


"As director of CERN, I have a responsibility to the future of science. If you amplify this into an international incident and CERN suffers-"

- На мне как на директоре ЦЕРНа лежит ответственность за будущее науки. Если это событие твоими стараниями разрастется в международный скандал и ЦЕРН понесет урон...


"Future of science?" Vittoria turned on him. "Do you really plan to escape accountability by never admitting this antimatter came from CERN? Do you plan to ignore the people's lives we've put in danger?"

- Будущее науки? - прервала речь директора Виттория. - Неужели вы и вправду надеетесь избежать ответственности, отказавшись признать, что антивещество родилось в ЦЕРНе? Неужели вам безразлична судьба людей, жизнь которых мы поставили под угрозу?!


"Not we," Kohler countered. "You. You and your father."

- Не мы... - в свою очередь, оборвал ее Колер, - ...а вы. Ты и твой отец.


Vittoria looked away.

Виттория отвернулась, не зная, что на это ответить.


"And as far as endangering lives," Kohler said, "life is exactly what this is about. You know antimatter technology has enormous implications for life on this planet. If CERN goes bankrupt, destroyed by scandal, everybody loses. Man's future is in the hands of places like CERN, scientists like you and your father, working to solve tomorrow's problems."

- Что же касается твоих слов о жизни людей, то я тебе вот что скажу, - продолжал Колер. - Я как раз и забочусь об их жизни. Тебе лучше, чем кому-либо, известно, что производство антивещества может радикально изменить жизнь на нашей планете. Если ЦЕРН рухнет, раздавленный этим скандалом, пострадают все. Будущее человечества находится в руках учреждений, подобных ЦЕРНу, ученых вроде тебя и твоего отца. В руках всех тех, кто посвятил свою жизнь решению проблем будущего.


Vittoria had heard Kohler's Science-as-God lecture before, and she never bought it. Science itself caused half the problems it was trying to solve. "Progress" was Mother Earth's ultimate malignancy.

Виттории и раньше доводилось слышать лекции Колера, в которых тот обожествлял науку. Однако она никогда не соглашалась с их главным тезисом, полагая, что наука сама породила половину тех проблем, которые ей приходится решать. "Прогресс", по ее мнению, был той раковой опухолью, которая угрожала самому существованию матери Земли.


"Scientific advancement carries risk," Kohler argued. "It always has. Space programs, genetic research, medicine-they all make mistakes. Science needs to survive its own blunders, at any cost. For everyone's sake."

- Каждое научное открытие таит в себе определенный риск, - не умолкал Колер. - Так было всегда, так будет и впредь. Исследование космоса, генетика, медицина... Во всех областях знаний ученые совершали ошибки. Наука должна уметь любой ценой справляться с постигшими ее неудачами. Во имя всеобщего блага.


Vittoria was amazed at Kohler's ability to weigh moral issues with scientific detachment. His intellect seemed to be the product of an icy divorce from his inner spirit.

Витторию всегда поражала способность Колера жертвовать этическими принципами ради успехов науки. Создавалось впечатление, что его интеллект и душа отделены друг от друга бескрайним ледяным простором...


"You think CERN is so critical to the earth's future that we should be immune from moral responsibility?"

- Если верить вашим словам, то ЦЕРН настолько необходим человечеству, что никогда и ни при каких обстоятельствах не должен нести моральной ответственности за свои ошибки.


"Do not argue morals with me. You crossed a line when you made that specimen, and you have put this entire facility at risk. I'm trying to protect not only the jobs of the three thousand scientists who work here, but also your father's reputation. Think about him. A man like your father does not deserve to be remembered as the creator of a weapon of mass destruction."

- Я бы на твоем месте прикусил язык. Не надо толковать мне о морали. У тебя на это нет морального права. Разве не ты с отцом нарушила все этические нормы, создав этот образец и тем самым поставив под угрозу существование ЦЕРНа? Я же пытаюсь спасти не только место работы трех тысяч ученых, включая тебя, но и репутацию твоего отца. Подумай о нем. Человек, подобный твоему отцу, не заслуживает того, чтобы его запомнили только как создателя оружия массового уничтожения.


Vittoria felt his spear hit home. I am the one who convinced my father to create that specimen. This is my fault!

Последние слова достигли цели. "Это я убедила папу получить образец, - подумала она. - И только я во всем виновата".


* * *

* * *


When the door opened, Kohler was still talking. Vittoria stepped out of the elevator, pulled out her phone, and tried again.

Когда дверь лифта открылась, Колер все еще продолжал говорить. Виттория вышла из кабины, достала телефон и попыталась позвонить.


Still no dial tone. Damn! She headed for the door.

Аппарат молчал. Она направилась к дверям.


"Vittoria, stop." The director sounded asthmatic now, as he accelerated after her. "Slow down. We need to talk."

- Виттория, стой! - Астматик едва успевал за девушкой. - Подожди. Нам надо поговорить.


"Basta di parlare!"

- Basta di parlare!


"Think of your father," Kohler urged. "What would he do?"

- Вспомни об отце! Что бы он сделал на твоем месте?


She kept going.

Она продолжала идти, не замедляя шага.


"Vittoria, I haven't been totally honest with you." Vittoria felt her legs slow.

- Виттория, я был не до конца искренен с тобой. Ее ноги самопроизвольно замедлили движение.


"I don't know what I was thinking," Kohler said. "I was just trying to protect you. Just tell me what you want. We need to work together here."

- Не знаю, почему я так поступил, - продолжал, задыхаясь, директор. - Видимо, чтобы не травмировать тебя еще сильнее. Скажи мне, чего ты хочешь, и мы будем работать вместе.


Vittoria came to a full stop halfway across the lab, but she did not turn.

Виттория остановилась в центре лаборатории и, не поворачивая головы, бросила:


"I want to find the antimatter. And I want to know who killed my father."

- Я хочу вернуть антивещество. И хочу узнать, кто убил папу.


Kohler sighed. "Vittoria, we already know who killed your father. I'm sorry."

- Прости, Виттория, - вздохнул Колер, - нам уже известно, кто убил твоего отца.


Now Vittoria turned. "You what?"

- Что? Что? - спросила она, повернувшись к нему лицом.


"I didn't know how to tell you. It's a difficult-"

- Я не знал, как тебе это сказать... Это так трудно...


"You know who killed my father?"

- Вы знаете, кто убил папу?


"We have a very good idea, yes. The killer left somewhat of a calling card. That's the reason I called Mr. Langdon. The group claiming responsibility is his specialty."

- Да, у нас имеются достаточно обоснованные предположения на сей счет. Убийца оставил своего рода визитную карточку. Именно поэтому я и пригласил мистера Лэнгдона. Он специализируется на организации, которая взяла на себя ответственность за это преступление.


"The group? A terrorist group?"

- Организация? Группа террористов?


"Vittoria, they stole a quarter gram of antimatter."

- Виттория, они похитили четверть грамма антивещества.


Vittoria looked at Robert Langdon standing there across the room. Everything began falling into place. That explains some of the secrecy. She was amazed it hadn't occurred to her earlier. Kohler had called the authorities after all. The authorities. Now it seemed obvious. Robert Langdon was American, clean-cut, conservative, obviously very sharp. Who else could it be? Vittoria should have guessed from the start. She felt a newfound hope as she turned to him.

Виттория посмотрела на стоящего в дверях Лэнгдона, и все встало на свои места. Это частично объясняло повышенную секретность. Удивительно, что она не сообразила этого раньше! Колер все-таки обратился к властям. И при этом к наиболее компетентным из них. Теперь это стало для нее совершенно очевидным. Роберт Лэнгдон был типичным американцем - подтянутым, судя по одежде, консервативным во вкусах и привычках и, без сомнения, обладавшим острым умом. Конечно, он работает в спецслужбах. Где же еще? Об этом следовало бы догадаться с самого начала. У Виттории снова появилась надежда, и, обратившись к секретному агенту, девушка сказала:


"Mr. Langdon, I want to know who killed my father. And I want to know if your agency can find the antimatter."

- Мистер Лэнгдон, я хочу знать, кто убил моего отца. Кроме того, мне хотелось бы услышать, как ваше агентство намерено найти антивещество.


Langdon looked flustered. "My agency?"

- Мое агентство? - несколько растерянно переспросил американец.


"You're with U.S. Intelligence, I assume."

- Ведь вы же, как я полагаю, служите в разведке Соединенных Штатов?


"Actually ... no."

- Вообще-то... не совсем...


"Mr. Langdon is a professor of art history at Harvard University." Kohler intervened.

- Мистер Лэнгдон, - вмешался Колер, - преподает историю искусств в Гарвардском университете.


Vittoria felt like she had been doused with ice water.

Виттории показалось, что на нее вылили ведро ледяной воды.


"An art teacher?"

- Так, значит, вы преподаватель изящных искусств?


"He is a specialist in cult symbology." Kohler sighed. "Vittoria, we believe your father was killed by a satanic cult."

- Он специалист в области религиозной символики, - со вздохом произнес Колер. - Мы полагаем, что твой отец, Виттория, был убит адептами сатанинского культа.


Vittoria heard the words in her mind, but she was unable to process them. A satanic cult.

Виттория услышала эти слова, но воспринять их умом она не смогла. Что еще за "сатанинский культ"?!


"The group claiming responsibility calls themselves the Illuminati."

- Группа лиц, принявших на себя ответственность за убийство твоего отца, именует себя иллюминатами.


Vittoria looked at Kohler and then at Langdon, wondering if this was some kind of perverse joke.

Виттория посмотрела на Колера, затем перевела взгляд на Лэнгдона. Ей казалось, что слова директора - какая-то извращенная шутка.


"The Illuminati?" she demanded. "As in the Bavarian Illuminati?"

- Иллюминаты? - не веря своим ушам, спросила она. - Совсем как в "Баварских иллюминатах"?!


Kohler looked stunned. "You've heard of them?"

- Так ты знаешь о них? - спросил потрясенный ее словами Колер.


Vittoria felt the tears of frustration welling right below the surface.

Виттория почувствовала, что из ее глаз вот-вот хлынут слезы отчаяния.


"Bavarian Illuminati: New World Order. Steve Jackson computer games. Half the techies here play it on the Internet." Her voice cracked. "But I don't understand ..."

- "Баварские иллюминаты и Новый мировой порядок", - произнесла она упавшим голосом и пояснила: - Компьютерная игра, придуманная Стивом Джексоном. Половина наших технарей играют в нее по Интернету. - Голос ее снова дрогнул. - Но я не понимаю...


Kohler shot Langdon a confused look.

Колер бросил на Лэнгдона растерянный взгляд.


Langdon nodded. "Popular game. Ancient brotherhood takes over the world. Semihistorical. I didn't know it was in Europe too."

- Весьма популярная забава, - кивая, сказал тот. - Древнее сообщество пытается покорить мир. Я не знал, что эта имеющая некоторое отношение к реальной истории игра уже добралась до Европы.


Vittoria was bewildered.

Виттория не могла поверить своим ушам.


"What are you talking about? The Illuminati? It's a computer game!"

- О чем вы говорите? Какие иллюминаты? Ведь это же всего-навсего компьютерная игра! - повторила девушка.


"Vittoria," Kohler said, "the Illuminati is the group claiming responsibility for your father's death."

- Виттория, - сказал Колер, - сообщество, именующее себя "Иллюминати", взяло на себя ответственность за убийство твоего отца.


Vittoria mustered every bit of courage she could find to fight the tears. She forced herself to hold on and assess the situation logically. But the harder she focused, the less she understood. Her father had been murdered. CERN had suffered a major breach of security. There was a bomb counting down somewhere that she was responsible for. And the director had nominated an art teacher to help them find a mythical fraternity of Satanists.

Виттории потребовались все ее мужество и воля, чтобы не дать слезам вырваться наружу. Она взяла себя в руки и попыталась мыслить логично, чтобы лучше оценить ситуацию. Но чем больше Виттория думала, тем меньше понимала. Ее отца убили. Существование ЦЕРНа поставлено под угрозу. Секундомер мощнейшей бомбы замедленного действия уже ведет обратный отсчет. И вся ответственность за создание этой неизвестно где находящейся бомбы лежит на ней. А директор приглашает специалиста по изящным искусствам, чтобы разыскать с его помощью каких-то мифических сатанистов.


Vittoria felt suddenly all alone. She turned to go, but Kohler cut her off. He reached for something in his pocket. He produced a crumpled piece of fax paper and handed it to her.

Виттория вдруг ощутила себя страшно одинокой. Она повернулась, чтобы уйти, но на ее пути оказалось инвалидное кресло с сидевшим в нем Колером. Директор полез в карман, извлек из него смятый листок бумаги и протянул его Виттории.


Vittoria swayed in horror as her eyes hit the image.

При взгляде на него девушку охватил ужас.


"They branded him," Kohler said. "They branded his goddamn chest."

- Они заклеймили его, - прошептал Колер. - Они выжгли клеймо на груди твоего отца.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru