Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

32

Глава 32


Langdon held his breath as the X-33 spiraled into Rome's Leonardo da Vinci International Airport. Vittoria sat across from him, eyes closed as if trying to will the situation into control. The craft touched down and taxied to a private hangar.

Лэнгдон затаил дыхание, когда "Х-33" широкой спиралью пошел на снижение в международном аэропорту Рима, носящем имя Леонардо да Винчи. Виттория сидела с закрытыми глазами. Создавалось впечатление, что она усилием воли пытается держать себя в руках. Летательный аппарат коснулся посадочной полосы и покатил к какому-то частному ангару.


"Sorry for the slow flight," the pilot apologized, emerging from the cockpit. "Had to trim her back. Noise regulations over populated areas."

- Прошу извинить за долгое путешествие, - сказал появившийся из кабины пилот. - Мне пришлось сдерживать бедняжку, чтобы снизить шум двигателя при полете над населенными районами.


Langdon checked his watch. They had been airborne thirty-seven minutes.

Лэнгдон взглянул на часы. Оказалось, что полет продолжался тридцать семь минут.


The pilot popped the outer door.

Открыв внешний люк, пилот спросил:


"Anybody want to tell me what's going on?" Neither Vittoria nor Langdon responded.

- Кто-нибудь может мне сказать, что происходит? Виттория и Лэнгдон предпочли промолчать.


"Fine," he said, stretching. "I'll be in the cockpit with the air-conditioning and my music. Just me and Garth."

- Ну и ладно, - безо всякой обиды произнес пилот. - В таком случае я останусь в кабине и буду в одиночестве наслаждаться музыкой.


The late-afternoon sun blazed outside the hangar. Langdon carried his tweed jacket over his shoulder. Vittoria turned her face skyward and inhaled deeply, as if the sun's rays somehow transferred to her some mystical replenishing energy.

При выходе из ангара им в глаза брызнули яркие лучи предвечернего солнца, и Лэнгдон перебросил свой твидовый пиджак через плечо. Виттория подняла лицо к небу и глубоко вздохнула, словно солнечные лучи заряжали ее какой-то таинственной телепатической энергией.


Mediterraneans, Langdon mused, already sweating.

Средиземноморье, подумал уже начинающий потеть Лэнгдон.


"Little old for cartoons, aren't you?" Vittoria asked, without opening her eyes.

- Не кажется ли вам, что для комиксов вы немного староваты? - не поворачиваясь, неожиданно спросила Виттория.


"I'm sorry?"

- Простите, не понимаю...


"Your wristwatch. I saw it on the plane."

- Ваши часы. Я обратила на них внимание еще в самолете.


Langdon flushed slightly. He was accustomed to having to defend his timepiece. The collector's edition Mickey Mouse watch had been a childhood gift from his parents. Despite the contorted foolishness of Mickey's outstretched arms designating the hour, it was the only watch Langdon had ever worn. Waterproof and glow-in-the-dark, it was perfect for swimming laps or walking unlit college paths at night. When Langdon's students questioned his fashion sense, he told them he wore Mickey as a daily reminder to stay young at heart.

Лэнгдон слегка покраснел. Ему уже не раз приходилось вставать на защиту своих ручных часов. Эти коллекционные часы с изображением Микки-Мауса на циферблате еще в детстве подарили ему родители. Несмотря на глупый вид мышонка, ручонки которого служили стрелками, Лэнгдон никогда не расставался с этими часами. Часы были водонепроницаемыми, а цифры светились в темноте, что было очень удобно при плавании в бассейне и во время поздних прогулок по неосвещенным дорожкам университетского кампуса. Когда студенты говорили о некоторой экстравагантности эстетических пристрастий своего профессора, тот неизменно отвечал, что носит Микки как символ своей душевной молодости.


"It's six o'clock," he said.

- Шесть часов вечера, - сказал он.


Vittoria nodded, eyes still closed. "I think our ride's here."

- Думаю, что экипаж для нас уже подан, - продолжая смотреть в небо, заметила Виттория.


Langdon heard the distant whine, looked up, and felt a sinking feeling. Approaching from the north was a helicopter, slicing low across the runway. Langdon had been on a helicopter once in the Andean Palpa Valley looking at the Nazca sand drawings and had not enjoyed it one bit. A flying shoebox. After a morning of space plane rides, Langdon had hoped the Vatican would send a car.

Лэнгдон услышал в отдалении шум двигателя. Когда он поднял глаза, сердце у него упало. С севера на небольшой высоте, почти над самой взлетной полосой, к ним приближался вертолет. Во время экспедиции в Андах, когда он занимался поисками линий Наска в южном Перу, ему пришлось летать на вертолете, и никакого удовольствия от этих полетов он, надо сказать, не получил. Летающая обувная коробка. Пресытившись впечатлениями от двух полетов в стратоплане, Лэнгдон очень надеялся на то, что Ватикан пришлет за ними автомобиль.


Apparently not.

Но его надежды не сбылись.


The chopper slowed overhead, hovered a moment, and dropped toward the runway in front of them. The craft was white and carried a coat of arms emblazoned on the side-two skeleton keys crossing a shield and papal crown. He knew the symbol well. It was the traditional seal of the Vatican-the sacred symbol of the Holy See or "holy seat" of government, the seat being literally the ancient throne of St. Peter.

Вертушка снизила скорость, повисела несколько мгновений над их головами и начала спуск на посадочную полосу. Машина была окрашена в белый цвет, а на ее борту был изображен герб: два скрещенных ключа на фоне папской тиары. Лэнгдон прекрасно знал этот священный символ святого престола. Сейчас это была правительственная печать, а престолом в буквальном смысле слова являлся древний трон Святого Петра.


The Holy Chopper, Langdon groaned, watching the craft land. He'd forgotten the Vatican owned one of these things, used for transporting the Pope to the airport, to meetings, or to his summer palace in Gandolfo. Langdon definitely would have preferred a car.

"Святая вертушка", - подумал Лэнгдон, наблюдая за приземляющимся вертолетом. Он совсем забыл, что Ватикан имеет в своем распоряжении несколько подобных аппаратов: для доставки папы в аэропорт, на встречи с паствой и для полетов в летнюю резиденцию святейшего в Гандольфо. Окажись он на месте папы, Лэнгдон определенно предпочел бы путешествовать на автомобиле.


The pilot jumped from the cockpit and strode toward them across the tarmac.

Пилот выпрыгнул из кабины и быстрым шагом направился к ним по бетону аэродрома.


Now it was Vittoria who looked uneasy.

Пришло время волноваться Виттории.


"That's our pilot?"

- Неужели нам придется с ним лететь? - тревожно спросила она.


Langdon shared her concern. "To fly, or not to fly. That is the question."

- Лететь иль не лететь - вот в чем вопрос, - продекламировал Лэнгдон, целиком разделяя тревогу девушки.


The pilot looked like he was festooned for a Shakespearean melodrama. His puffy tunic was vertically striped in brilliant blue and gold. He wore matching pantaloons and spats. On his feet were black flats that looked like slippers. On top of it all, he wore a black felt beret.

Пилот выглядел так, словно готовился выйти на сцену в одной из шекспировских пьес. Его камзол с пышными рукавами был разрисован широкими вертикальными ярко-синими и золотыми полосами. Цвета панталон и гетр полностью повторяли раскраску верхней части одеяния. На ногах у него были черные туфли, чем-то напоминающие домашние тапочки. На голове пилота красовался черный фетровый берет.


"Traditional Swiss Guard uniforms," Langdon explained. "Designed by Michelangelo himself." As the man drew closer, Langdon winced. "I admit, not one of Michelangelo's better efforts."

- Традиционная униформа швейцарских гвардейцев, - пояснил Лэнгдон. - Этот фасон придумал сам Микеланджело. - Когда пилот приблизился, американец поморщился и добавил: - Не самое лучшее из его творений, надо сказать.


Despite the man's garish attire, Langdon could tell the pilot meant business. He moved toward them with all the rigidity and dignity of a U.S. Marine. Langdon had read many times about the rigorous requirements for becoming one of the elite Swiss Guard. Recruited from one of Switzerland's four Catholic cantons, applicants had to be Swiss males between nineteen and thirty years old, at least 5 feet 6 inches, trained by the Swiss Army, and unmarried. This imperial corps was envied by world governments as the most allegiant and deadly security force in the world.

Несмотря на столь ослепительный наряд, пилот всем своим видом демонстрировал, что дело знает. Он двигался к ним решительным шагом и имел выправку американского морского пехотинца. Лэнгдон читал о том, насколько строго проходит отбор в швейцарскую гвардию. Гвардейцы набирались в четырех католических кантонах Швейцарии. Каждый из претендентов должен был быть холостяком 19-30 лет, ростом не менее 180 см, уже отслужившим в швейцарской армии. Папская гвардия считалась самой верной и надежной охраной в мире и вызывала зависть у глав многих правительств.


"You are from CERN?" the guard asked, arriving before them. His voice was steely.

- Вы из ЦЕРНа? - стальным голосом спросил, застыв в шаге от них, швейцарец.


"Yes, sir," Langdon replied.

- Так точно, сэр, - ответил Лэнгдон.


"You made remarkable time," he said, giving the X-33 a mystified stare. He turned to Vittoria. "Ma'am, do you have any other clothing?"

- Вам удалось долететь на удивление быстро, - заметил гвардеец и бросил на "Х-33" удивленный взгляд. - Мадам, - продолжил он, обращаясь к Виттории, - у вас имеется какая-нибудь иная одежда?


"I beg your pardon?"

- Простите, но... боюсь, я не совсем вас понимаю...


He motioned to her legs. "Short pants are not permitted inside Vatican City."

- Лица в шортах в Ватикан не допускаются, - сказал швейцарец, показав на нижние конечности девушки.


Langdon glanced down at Vittoria's legs and frowned. He had forgotten. Vatican City had a strict ban on visible legs above the knee-both male and female. The regulation was a way of showing respect for the sanctity of God's city.

Лэнгдон бросил взгляд на обнаженные ноги Виттории и вконец расстроился. Как он мог забыть, что в Ватикане нельзя обнажать ноги выше колена? Ни мужчинам, ни женщинам. Этот запрет был призван демонстрировать уважение посетителей к Городу Бога.


"This is all I have," she said. "We came in a hurry."

- Это все, что у меня есть, - ответила Виттория. - Мы очень спешили.


The guard nodded, clearly displeased. He turned next to Langdon.

Гвардеец понимающе кивнул, хотя и был явно недоволен. Обратившись к Лэнгдону, он спросил:


"Are you carrying any weapons?"

- Есть ли у вас какое-нибудь оружие, сэр?


Weapons? Langdon thought. I'm not even carrying a change of underwear! He shook his head.

"Какое оружие? У меня с собой нет даже смены чистого белья", - подумал Лэнгдон и отрицательно покачал головой.


The officer crouched at Langdon's feet and began patting him down, starting at his socks. Trusting guy, Langdon thought. The guard's strong hands moved up Langdon's legs, coming uncomfortably close to his groin. Finally they moved up to his chest and shoulders. Apparently content Langdon was clean, the guard turned to Vittoria. He ran his eyes up her legs and torso.

Швейцарец присел у ног американца и принялся его досматривать, начиная с носков. Не очень доверчивый парень, подумал Лэнгдон и недовольно поморщился, когда крепкие руки гвардейца подобрались слишком близко к промежности. Обследовав грудь, плечи и спину Лэнгдона и, видимо, убедившись, что у того ничего нет, гвардеец обратил свой взор на Витторию.


Vittoria glared. "Don't even think about it."

- Не смейте даже и думать! - бросила она.


The guard fixed Vittoria with a gaze clearly intended to intimidate. Vittoria did not flinch.

Гвардеец вперился в девушку суровым взглядом, видимо, рассчитывая ее запугать. Но Виттория не дрогнула.


"What's that?" the guard said, pointing to a faint square bulge in the front pocket of her shorts.

- Что это? - спросил страж Ватикана, показывая на небольшую выпуклость на кармане ее шортов.


Vittoria removed an ultrathin cell phone. The guard took it, clicked it on, waited for a dial tone, and then, apparently satisfied that it was indeed nothing more than a phone, returned it to her. Vittoria slid it back into her pocket.

Виттория достала сверхплоский сотовый телефон. Гвардеец открыл его, дождался гудка и, удостоверившись, что это действительно всего лишь переговорное устройство, вернул аппарат девушке. Виттория сунула мобильник в карман.


"Turn around, please," the guard said.

- А теперь повернитесь, пожалуйста, - сказал гвардеец.


Vittoria obliged, holding her arms out and rotating a full 360 degrees.

Виттория широко расставила руки и совершила поворот на 360 градусов.


The guard carefully studied her. Langdon had already decided that Vittoria's form-fitting shorts and blouse were not bulging anywhere they shouldn't have been. Apparently the guard came to the same conclusion.

Пока швейцарец внимательно разглядывал девушку, Лэнгдон успел заметить, что ни топик, ни облегающие шорты совсем не выпячиваются там, где им выпячиваться не положено. Гвардеец, видимо, пришел к такому же заключению.


"Thank you. This way please."

- Благодарю вас, - сказал он. - Сюда, пожалуйста.


The Swiss Guard chopper churned in neutral as Langdon and Vittoria approached. Vittoria boarded first, like a seasoned pro, barely even stooping as she passed beneath the whirling rotors. Langdon held back a moment.

Лопасти вертолета швейцарской гвардии лениво крутились на холостом ходу. Виттория поднялась на борт первой. С видом профессионала, лишь чуть-чуть пригнувшись, она прошла под лопастями винта. Лэнгдон же чувствовал себя гораздо менее уверенно.


"No chance of a car?" he yelled, half-joking to the Swiss Guard, who was climbing in the pilot's seat.

- А на машине никак было нельзя? - полушутливо прокричал он на ухо поднимающемуся на свое место пилоту.


The man did not answer.

Швейцарец не удостоил его ответом.


Langdon knew that with Rome's maniacal drivers, flying was probably safer anyway. He took a deep breath and boarded, stooping cautiously as he passed beneath the spinning rotors.

Лэнгдон слышал о римских водителях-маньяках и понимал, что полет в этом городе был, видимо, наиболее безопасным способом передвижения. Он глубоко вздохнул, низко пригнулся, чтобы избежать удара вращающихся лопастей, и забрался в кабину.


As the guard fired up the engines, Vittoria called out,

Гвардеец прибавил газа, и Виттория, пытаясь перекричать шум двигателя, спросила:


"Have you located the canister?"

- Вам удалось обнаружить сосуд?!


The guard glanced over his shoulder, looking confused.

Пилот обернулся и недоуменно посмотрел на девушку.


"The what?"

- Что?


"The canister. You called CERN about a canister?"

- Я говорю о сосуде. Разве вы не звонили в ЦЕРН в связи с этим?


The man shrugged. "No idea what you're talking about. We've been very busy today. My commander told me to pick you up. That's all I know."

- Не понимаю, о чем вы, - пожал плечами гвардеец. - Я получил приказ забрать вас на аэродроме. Это все, что мне известно.


Vittoria gave Langdon an unsettled look.

Виттория бросила на Лэнгдона тревожный взгляд.


"Buckle up, please," the pilot said as the engine revved.

- Пристегните, пожалуйста, ремни, - напомнил пилот.


Langdon reached for his seat belt and strapped himself in. The tiny fuselage seemed to shrink around him. Then with a roar, the craft shot up and banked sharply north toward Rome.

Лэнгдон вытянул ремень безопасности и застегнул на животе пряжку. Ему показалось, что стены крошечного фюзеляжа сдвинулись еще сильнее, не оставляя возможности дышать. Летательный аппарат с ревом взмыл в воздух и резво взял курс на север в направлении Рима.


Rome ... the caput mundi, where Caesar once ruled, where St. Peter was crucified. The cradle of modern civilization. And at its core ... a ticking bomb.

Рим... столица мира. Город, в котором когда-то правил Цезарь и где был распят святой Петр. Колыбель современной цивилизации. И сейчас в его сердце... тикает механизм бомбы замедленного действия.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru