Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

34

Глава 34


Cardinal Mortati gazed up at the lavish ceiling of the Sistine Chapel and tried to find a moment of quiet reflection. The frescoed walls echoed with the voices of cardinals from nations around the globe. The men jostled in the candlelit tabernacle, whispering excitedly and consulting with one another in numerous languages, the universal tongues being English, Italian, and Spanish.

Кардинал Мортати, безуспешно пытаясь сосредоточиться, смотрел в роскошный потолок Сикстинской капеллы. Покрытые фресками стены отражали голоса собравшихся в капелле кардиналов. Съехавшиеся со всего мира священнослужители толпились в освещаемой свечами часовне, оживленно обмениваясь впечатлениями и задавая вопросы. Разговаривали взволнованным шепотом на многих языках, универсальными же средствами общения оставались английский, итальянский и испанский.


The light in the chapel was usually sublime-long rays of tinted sun slicing through the darkness like rays from heaven-but not today. As was the custom, all of the chapel's windows had been covered in black velvet in the name of secrecy. This ensured that no one on the inside could send signals or communicate in any way with the outside world. The result was a profound darkness lit only by candles ... a shimmering radiance that seemed to purify everyone it touched, making them all ghostly ... like saints.

Традиционный способ освещения Сикстинской капеллы был весьма эффектным. Солнечный свет попадал в помещение через цветные стекла под потолком, создавая впечатление, что эти яркие, рассекающие тьму лучи нисходят прямо с небес. Так было всегда, но только не сегодня. Согласно традиции, все окна капеллы были затянуты черным бархатом. Это делалось для сохранения тайны. Для того, чтобы никто из находящихся в помещении людей никак не мог связаться с внешним миром. Глубокую тьму Сикстинской капеллы слегка разгонял лишь свет от горящих свечей... Создавалось впечатление, что это мерцающее сияние очищало каждого, кто с ним соприкасался. Кардиналы в этом свете казались бестелесными духами... становились похожими на святых.


What privilege, Mortati thought, that I am to oversee this sanctified event. Cardinals over eighty years of age were too old to be eligible for election and did not attend conclave, but at seventy-nine years old, Mortati was the most senior cardinal here and had been appointed to oversee the proceedings.

Какая честь, думал Мортати, наблюдать за этим священнодействием. Кардиналы старше восьмидесяти лет папой быть избраны не могли и на конклав не приглашались. В свои семьдесят девять лет Мортати оказался старшим по возрасту, и ему доверили следить за процедурой выборов.


Following tradition, the cardinals gathered here two hours before conclave to catch up with friends and engage in last-minute discussion. At 7 P.M., the late Pope's chamberlain would arrive, give opening prayer, and then leave.

Следуя древней традиции, кардиналы собрались в капелле за два часа до открытия конклава, чтобы поговорить со старыми друзьями и провести последние консультации. Ровно в семь часов вечера в капелле должен был появиться камерарий покойного папы, чтобы прочитать молитву и тут же удалиться.


Then the Swiss Guard would seal the doors and lock all the cardinals inside. It was then that the oldest and most secretive political ritual in the world would begin. The cardinals would not be released until they decided who among them would be the next Pope.

Затем швейцарские гвардейцы опечатают двери, заперев кардиналов в капелле. Лишь после этого можно будет приступить к древнейшему и самому таинственному политическому ритуалу. Кардиналов не выпустят на свободу до тех пор, пока они не решат между собой, кому быть новым папой.


Conclave. Even the name was secretive.

Конклав. Даже само это слово подразумевало тайну.


"Con clave" literally meant "locked with a key." The cardinals were permitted no contact whatsoever with the outside world. No phone calls. No messages. No whispers through doorways. Conclave was a vacuum, not to be influenced by anything in the outside world. This would ensure that the cardinals kept Solum Dum prae oculis ... only God before their eyes.

"Con clave" - в буквальном переводе "закрытый на ключ". Кардиналам категорически запрещалось в это время вступать в какие-либо контакты с внешним миром. Никаких телефонных звонков. Никаких посланий. Никаких перешептываний через замочную скважину. Конклав являл собой вакуум, не подверженный воздействию внешней среды. Ничто не должно было повлиять на решение кардиналов, поскольку "solum Dum prae okulis" - "лишь Бог был перед их глазами".


Outside the walls of the chapel, of course, the media watched and waited, speculating as to which of the cardinals would become the ruler of one billion Catholics worldwide.

За стенами капеллы, или, вернее, Ватикана, томились в ожидании представители прессы, строя различные предположения о том, кто станет будущим главой целого миллиарда населяющих земной шар католиков.


Conclaves created an intense, politically charged atmosphere, and over the centuries they had turned deadly; poisonings, fist fights, and even murder had erupted within the sacred walls. Ancient history, Mortati thought. Tonight's conclave will be unified, blissful, and above all ... brief.

Атмосфера на конклавах иногда накалялась до предела, и истории были известны случаи, когда возникающее на них политическое противостояние приводило к человеческим жертвам. Священные стены капеллы были свидетелями жестоких драк, загадочных отравлений и даже явных убийств. Все это - древняя история, думал Мортати. Сегодня все кардиналы выступят единым фронтом, конклав пройдет в благостной атмосфере и... даст Бог, окажется коротким.


Or at least that had been his speculation.

Во всяком случае, он так предполагал.


Now, however, an unexpected development had emerged. Mystifyingly, four cardinals were absent from the chapel. Mortati knew that all the exits to Vatican City were guarded, and the missing cardinals could not have gone far, but still, with less than an hour before opening prayer, he was feeling disconcerted. After all, the four missing men were no ordinary cardinals. They were the cardinals. The chosen four.

Но случилось то, чего никто не ожидал. По какой-то таинственной причине в капелле отсутствовали четыре кардинала. Мортати знал, что все входы и выходы в Ватикане тщательно охраняются и кардиналы не могли уйти далеко. Но тем не менее старик начал беспокоиться, поскольку до молитвы открытия оставалось чуть менее часа. Ведь четыре пропавших священнослужителя не были обычными кардиналами. Они были теми самыми кардиналами. Четырьмя избранниками.


As overseer of the conclave, Mortati had already sent word through the proper channels to the Swiss Guard alerting them to the cardinals' absence. He had yet to hear back. Other cardinals had now noticed the puzzling absence. The anxious whispers had begun. Of all cardinals, these four should be on time! Cardinal Mortati was starting to fear it might be a long evening after all.

Как лицо, ответственное за проведение выборов, Мортати по соответствующим каналам известил командование швейцарской гвардии об исчезновении кардиналов. Ответа от гвардейцев пока не поступило. Другие кардиналы, заметив необъяснимое отсутствие своих коллег, начали тревожно перешептываться. Эти четверо просто обязаны были находиться в Сикстинской капелле! Кардинал Мортати начал подумывать, что конклав может оказаться продолжительнее, чем он рассчитывал.


He had no idea.

Если бы он знал, чем закончится этот вечер!


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru