Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

35

Глава 35


The Vatican's helipad, for reasons of safety and noise control, is located in the northwest tip of Vatican City, as far from St. Peter's Basilica as possible.

Посадочная площадка вертолетов из соображений безопасности и во избежание излишнего шума находилась в северо-западном углу Ватикана, на максимальном удалении от собора Святого Петра.


"Terra firma," the pilot announced as they touched down.

- Твердь земная, - объявил пилот, как только шасси вертолета коснулись бетонной площадки.


He exited and opened the sliding door for Langdon and Vittoria.

После этого он вышел из кабины и открыл дверь пассажирского отсека для Виттории и Лэнгдона.


Langdon descended from the craft and turned to help Vittoria, but she had already dropped effortlessly to the ground. Every muscle in her body seemed tuned to one objective-finding the antimatter before it left a horrific legacy.

Лэнгдон, выйдя из машины первым, повернулся, чтобы помочь спуститься Виттории, но та без его помощи легко спрыгнула на землю. Было видно, что девушка всем своим существом стремится к одной цели - найти антивещество, до того как случится непоправимое.


After stretching a reflective sun tarp across the cockpit window, the pilot ushered them to an oversized electric golf cart waiting near the helipad. The cart whisked them silently alongside the country's western border-a fifty-foot-tall cement bulwark thick enough to ward off attacks even by tanks. Lining the interior of the wall, posted at fifty-meter intervals, Swiss Guards stood at attention, surveying the interior of the grounds. The cart turned sharply right onto Via della Osservatorio. Signs pointed in all directions:

Пилот прикрыл стекло кабины солнцезащитным чехлом и провел их к транспортному средству, очень напоминающему электрокар, который игроки в гольф используют для перемещения по полю. От обычного электрокара этот механизм отличался лишь большими размерами. Кар-переросток бесшумно повез их вдоль западной границы города-государства - высоченной бетонной стены, вполне способной противостоять танковой атаке противника. Вдоль стены через каждые пятьдесят метров стояли по стойке "смирно" швейцарские гвардейцы, внимательно наблюдая за тем, что происходит на территории страны. Кар резко свернул на виа делла Оссерваторио, и Лэнгдон увидел несколько смотрящих в разные стороны дорожных указателей:


PALAZZIO GOVERNATORIO

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ ДВОРЕЦ


COLLEGIO ETHIOPIANA

КОЛЛЕГИЯ ПО ДЕЛАМ ЭФИОПИИ


BASILICA SAN PIETRO

СОБОР СВ. ПЕТРА


CAPELLA SISTINA

СИКСТИНСКАЯ КАПЕЛЛА


They accelerated up the manicured road past a squat building marked RADIO VATICANA. This, Langdon realized to his amazement, was the hub of the world's most listened-to radio programming-Radio Vaticana-spreading the word of God to millions of listeners around the globe.

Водитель прибавил скорость, и они понеслись по ухоженной до блеска дороге. Через пару секунд мимо них проплыло приземистое здание, на котором значилось "Радио Ватикана". Так вот как, оказывается, выглядит сердце знаменитого "Radio Vaticana", сеющего слово Божие среди миллионов слушателей во всех частях света.


"Attenzione," the pilot said, turning sharply into a rotary. As the cart wound round, Langdon could barely believe the sight now coming into view. Giardini Vaticani, he thought. The heart of Vatican City. Directly ahead rose the rear of St. Peter's Basilica, a view, Langdon realized, most people never saw. To the right loomed the Palace of the Tribunal, the lush papal residence rivaled only by Versailles in its baroque embellishment. The severe-looking Governatorato building was now behind them, housing Vatican City's administration. And up ahead on the left, the massive rectangular edifice of the Vatican Museum. Langdon knew there would be no time for a museum visit this trip.

- Attenzione! - бросил водитель, резко вращая баранку. Кар свернул за угол, и Лэнгдон не поверил своим глазам, настолько прекрасным оказался открывшийся перед ним вид. Giardini Vaticani. Знаменитые сады Ватикана - подлинное сердце этого города-государства, подумал он. Мало кому из простых смертных доводилось видеть Ватикан с этой точки. Прямо перед ними высилась громада собора Святого Петра, а чуть справа располагалась папская резиденция в стиле барокко, ничуть не уступающая в своем великолепии пышному барокко Версаля. Строгое здание, приютившее правительство города-государства, теперь находилось у них за спиной. А впереди слева возвышался массивный многоугольник музея Ватикана. Лэнгдон осознавал, что в этот раз времени для посещения музея у него не будет.


"Where is everyone?" Vittoria asked, surveying the deserted lawns and walkways.

- Где все? - спросила Виттория, обозревая пустынные лужайки и тротуары.


The guard checked his black, military-style chronograph-an odd anachronism beneath his puffy sleeve.

Гвардеец взглянул на свои черные, выглядевшие совершенно неуместно под пышным рукавом униформы армейские часы и сказал:


"The cardinals are convened in the Sistine Chapel. Conclave begins in a little under an hour."

- Все кардиналы уже собрались в Сикстинской капелле. Конклав открывается меньше чем через час.


Langdon nodded, vaguely recalling that before conclave the cardinals spent two hours inside the Sistine Chapel in quiet reflection and visitations with their fellow cardinals from around the globe. The time was meant to renew old friendships among the cardinals and facilitate a less heated election process.

Лэнгдон кивнул, припомнив, что кардиналы приходят в капеллу за два часа до начала, чтобы предаться тихим размышлениям и обменяться любезностями со своими прибывшими с разных концов земли коллегами. Эти два часа предназначались для того, чтобы восстановить старую дружбу и сделать предстоящие дебаты не столь жаркими.


"And the rest of the residents and staff?"

- А куда подевались остальные обитатели и персонал? - полюбопытствовала Виттория.


"Banned from the city for secrecy and security until the conclave concludes."

- Удалены до завершения конклава в целях безопасности и для сохранения тайны, - сообщил швейцарец.


"And when does it conclude?"

- Когда он завершится?


The guard shrugged. "God only knows." The words sounded oddly literal.

- А вот это известно лишь одному Богу, - пожал плечами гвардеец, и по этому жесту и тону его голоса можно было понять, что молодой человек вкладывает в свои слова буквальный смысл.


After parking the cart on the wide lawn directly behind St. Peter's Basilica, the guard escorted Langdon and Vittoria up a stone escarpment to a marble plaza off the back of the basilica. Crossing the plaza, they approached the rear wall of the basilica and followed it through a triangular courtyard, across Via Belvedere, and into a series of buildings closely huddled together. Langdon's art history had taught him enough Italian to pick out signs for the Vatican Printing Office, the Tapestry Restoration Lab, Post Office Management, and the Church of St. Ann. They crossed another small square and arrived at their destination.

Оставив машину на зеленой лужайке прямо за собором Святого Петра, швейцарец провел Лэнгдона и Витторию вдоль каменной стены до мощенной мраморными плитами площади, расположенной с тыльной стороны собора. Перейдя через площадь, они снова подошли к базилике и двинулись по виа Бельведер мимо стоящих вплотную друг к другу зданий. Поскольку Лэнгдону приходилось заниматься историей искусства, он обладал достаточными познаниями в итальянском языке, чтобы понять из надписей, что их путь лежит мимо типографии, лаборатории по реставрации гобеленов, почтового управления и церкви Святой Анны. Затем, миновав еще одну площадь, они прибыли к месту назначения.


The Office of the Swiss Guard is housed adjacent to Il Corpo di Vigilanza, directly northeast of St. Peter's Basilica. The office is a squat, stone building. On either side of the entrance, like two stone statues, stood a pair of guards.

Приземистое здание, служившее штаб-квартирой швейцарской гвардии, располагалось на северо-восточном краю Ватикана, рядом с помещением кордегардии. По обе стороны от входных дверей штаба, подобно каменным изваяниям, замерли два швейцарских гвардейца.


Langdon had to admit, these guards did not look quite so comical. Although they also wore the blue and gold uniform, each wielded the traditional "Vatican long sword"-an eight-foot spear with a razor-sharp scythe-rumored to have decapitated countless Muslims while defending the Christian crusaders in the fifteenth century.

На сей раз Лэнгдон был вынужден признать, что эти парни выглядели вовсе не комично. Стражи так же, как и их проводник, были облачены в голубую с золотом форму, но в руках у них были традиционные "длинные мечи Ватикана" - восьмифутовые копья с острыми как бритва наконечниками в форме полумесяца. Если верить легендам, во время крестовых походов эти полумесяцы снесли бесчисленное множество мусульманских голов.


As Langdon and Vittoria approached, the two guards stepped forward, crossing their long swords, blocking the entrance. One looked up at the pilot in confusion.

Как только Лэнгдон и Виттория приблизились к дверям, оба гвардейца, как по команде, сделали шаг вперед и скрестили копья, загородив проход.


"I pantaloni," he said, motioning to Vittoria's shorts.

- I pantaloni, - в замешательстве произнес один из них, обращаясь к пилоту и свободной рукой указывая на шорты Виттории.


The pilot waved them off. "Il comandante vuole vederli subito."

- II comandante voule vederli subito, - отмахнулся от сверхбдительного стража пилот.


The guards frowned. Reluctantly they stepped aside.

Часовые с недовольной миной неохотно отступили в сторону.


Inside, the air was cool. It looked nothing like the administrative security offices Langdon would have imagined. Ornate and impeccably furnished, the hallways contained paintings Langdon was certain any museum worldwide would gladly have featured in its main gallery.

Внутри здания царила прохлада, и оно совсем не походило на помещение службы безопасности, каким его представлял себе Лэнгдон. На стенах изысканно украшенных и безупречно обставленных холлов висели картины, которые любой музей мира поместил бы на самом почетном месте.


The pilot pointed down a steep set of stairs. "Down, please."

- Вниз, пожалуйста, - пригласил пилот, показывая на довольно крутые ступени.


Langdon and Vittoria followed the white marble treads as they descended between a gauntlet of nude male sculptures. Each statue wore a fig leaf that was lighter in color than the rest of the body.

Лэнгдон и Виттория шагали по беломраморным ступеням сквозь строй скульптур. Это были статуи обнаженных мужчин, и на каждой из них имелся фиговый листок, который был чуть светлее остального тела.


The Great Castration, Langdon thought.

Великая кастрация, подумал Лэнгдон.


It was one of the most horrific tragedies in Renaissance art. In 1857, Pope Pius IX decided that the accurate representation of the male form might incite lust inside the Vatican. So he got a chisel and mallet and hacked off the genitalia of every single male statue inside Vatican City. He defaced works by Michelangelo, Bramante, and Bernini. Plaster fig leaves were used to patch the damage. Hundreds of sculptures had been emasculated. Langdon had often wondered if there was a huge crate of stone penises someplace.

Это была одна из самых величайших потерь, которые понесло искусство Возрождения. В 1857 году папа Пий IX решил, что чрезмерно точное воспроизведение мужского тела может пробудить похоть у обитателей Ватикана. Поэтому, вооружившись резцом и киянкой, он собственноручно срубил гениталии у всех мужских скульптур. Папа изувечил шедевры Микеланджело, Браманте и Бернини. Нанесенные скульптурам повреждения были стыдливо прикрыты алебастровыми фиговыми листками. Лэнгдона всегда занимал вопрос, не стоит ли где-нибудь в Ватикане громадный, заполненный мраморными пенисами сундук?..


"Here," the guard announced.

- Сюда, - провозгласил проводник.


They reached the bottom of the stairs and dead-ended at a heavy, steel door. The guard typed an entry code, and the door slid open. Langdon and Vittoria entered.

Они уже спустились с лестницы и теперь стояли перед тяжелыми стальными дверями. Швейцарец набрал цифровой код, и дверь бесшумно скользнула в стену.


Beyond the threshold was absolute mayhem.

В помещении за порогом было настоящее столпотворение.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru