Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

38

Глава 38


The Vatican switchboard is located in the Ufficio di Communicazione behind the Vatican post office. It is a relatively small room containing an eight-line Corelco 141 switchboard. The office handles over 2,000 calls a day, most routed automatically to the recording information system.

Телефонный узел Ватикана расположен в Бюро ди коммуникационе, прямо за почтой. В сравнительно небольшом помещении стоит коммутатор "Корелко-141", и телефонисту приходится иметь дело примерно с двумя тысячами вызовов в день. Большая часть звонков автоматически направляется для записи в информационную систему.


Tonight, the sole communications operator on duty sat quietly sipping a cup of caffeinated tea. He felt proud to be one of only a handful of employees still allowed inside Vatican City tonight. Of course the honor was tainted somewhat by the presence of the Swiss Guards hovering outside his door. An escort to the bathroom, the operator thought. Ah, the indignities we endure in the name of Holy Conclave.

Единственный оставшийся на службе оператор лениво потягивал крепкий чай. Он был страшно горд тем, что из всех служащих лишь ему одному доверили сегодня остаться в Ватикане. Его радость несколько омрачало присутствие расхаживающего за дверями швейцарского гвардейца. Для эскорта в туалет, думал телефонист. На какие только унижения не приходится идти ради Святого конклава!


Fortunately, the calls this evening had been light. Or maybe it was not so fortunate, he thought. World interest in Vatican events seemed to have dwindled in the last few years. The number of press calls had thinned, and even the crazies weren't calling as often. The press office had hoped tonight's event would have more of a festive buzz about it. Sadly, though, despite St. Peter's Square being filled with press trucks, the vans looked to be mostly standard Italian and Euro press. Only a handful of global cover-all networks were there ... no doubt having sent their giornalisti secundari.

Звонков в этот вечер, по счастью, было очень мало. А может быть, наоборот, к несчастью. Похоже, за последние годы интерес к Ватикану в мире сошел на нет. Поток звонков от прессы превратился в тоненький ручеек, и даже психи стали звонить не так часто, как раньше. Пресс-офис Ватикана надеялся на то, что сегодняшнее событие вызовет гораздо больше радостной шумихи. Печально, что на площадь Святого Петра прибыли в основном самые заурядные представители итальянских и европейских средств массовой информации. Из множества стоящих на площади телевизионных автобусов лишь малая горстка принадлежала глобальным сетям... да и те, видимо, направили сюда не самых лучших своих журналистов.


The operator gripped his mug and wondered how long tonight would last. Midnight or so, he guessed. Nowadays, most insiders already knew who was favored to become Pope well before conclave convened, so the process was more of a three- or four-hour ritual than an actual election. Of course, last-minute dissension in the ranks could prolong the ceremony through dawn ... or beyond. The conclave of 1831 had lasted fifty-four days. Not tonight, he told himself; rumor was this conclave would be a "smoke-watch."

Оператор, держа кружку в обеих руках, думал, как долго продлится конклав. Скорее всего до полуночи. Большинство близких к Ватикану наблюдателей еще до начала великого события знали, кто лидирует в гонке за Святой престол. Так что собрание, видимо, сведется к трех-четырехчасовому ритуалу. Нельзя, конечно, исключать и того, что возникшие в последний момент разногласия затянут церемонию до рассвета... а может быть, даже и более того. В 1831 году конклав продолжался пятьдесят четыре дня. Сегодня подобного не случится, сказал себе телефонист. Ходили слухи, что это собрание сведется всего-навсего к наблюдению за дымом.


The operator's thoughts evaporated with the buzz of an inside line on his switchboard. He looked at the blinking red light and scratched his head. That's odd, he thought. The zero-line. Who on the inside would be calling operator information tonight? Who is even inside?

Размышления телефониста прервал сигнал на внутренней линии связи. Он взглянул на мигающий красный огонек и поскреб в затылке. Странно, подумал телефонист. Нулевая линия. Кто мог обращаться к дежурному телефонисту за информацией? Более того, кто вообще мог находиться сейчас в стенах Ватикана?


"Cittа del Vaticano, prego?" he said, picking up the phone. The voice on the line spoke in rapid Italian. The operator vaguely recognized the accent as that common to Swiss Guards-fluent Italian tainted by the Franco-Swiss influence. This caller, however, was most definitely not Swiss Guard.

- Citta del Vaticana? Prego? - сказал он, подняв трубку. Человек на другом конце провода говорил по-итальянски очень быстро, но с легким акцентом. Телефонисту этот акцент был знаком - с таким налетом швейцарского французского говорили по-итальянски гвардейцы из службы охраны. Но звонил совершенно определенно не гвардеец...


On hearing the woman's voice, the operator stood suddenly, almost spilling his tea. He shot a look back down at the line. He had not been mistaken. An internal extension. The call was from the inside. There must be some mistake! he thought. A woman inside Vatican City? Tonight?

Услышав женский голос, телефонист вскочил со стула, расплескав свой чай. Он бросил взгляд на красный огонек коммутатора и убедился, что не ошибся. Внутренняя связь. Звонившая была в Ватикане. Нет, это, видимо, какая-то ошибка, подумал он. Женщина в этих стенах? Да еще в такой вечер?


The woman was speaking fast and furiously. The operator had spent enough years on the phones to know when he was dealing with a pazzo. This woman did not sound crazy. She was urgent but rational. Calm and efficient. He listened to her request, bewildered.

Дама говорила быстро и напористо. Телефонист достаточно много лет провел за пультом, чтобы сразу распознать pazzo. Нет, эта женщина не была сумасшедшей. Она была взволнована, но говорила вполне логично.


"Il camerlegno?" the operator said, still trying to figure out where the hell the call was coming from. "I cannot possibly connect ... yes, I am aware he is in the Pope's office but ... who are you again? ... and you want to warn him of ..." He listened, more and more unnerved. Everyone is in danger? How? And where are you calling from? "Perhaps I should contact the Swiss ..." The operator stopped short. "You say you're where? Where?"

- Il camerlengo? - изумленно переспросил телефонист, лихорадочно размышляя о том, откуда, черт побери, мог поступить этот странный звонок. - Боюсь, что я не могу вас с ним соединить... Да, я знаю, что он в кабинете папы... Вас не затруднит назвать себя еще раз? И вы хотите предупредить его о том, что... - Он выслушал пояснение и повторил услышанное: - Мы все в опасности? Каким образом? Откуда вы звоните? Может быть, мне стоит связаться со службой... Что? - снова изумился телефонист. - Не может быть! Вы утверждаете, что звоните из...


He listened in shock, then made a decision.

Выслушав ответ, он принял решение.


"Hold, please," he said, putting the woman on hold before she could respond.

- Не вешайте трубку, - сказал оператор и перевел женщину в режим ожидания, прежде чем та успела сказать что-то еще.


Then he called Commander Olivetti's direct line. There is no way that woman is really- The line picked up instantly.

Затем он позвонил по прямому номеру коммандера Оливетти. Но может быть, эта женщина оказалась... Ответ последовал мгновенно.


"Per l'amore di Dio!" a familiar woman's voice shouted at him. "Place the damn call!"

- Per l'amore di Dio! - прозвучал уже знакомый женский голос. - Вы меня соедините наконец, дьявол вас побери, или нет?!


* * *

* * *


The door of the Swiss Guards' security center hissed open. The guards parted as Commander Olivetti entered the room like a rocket. Turning the corner to his office, Olivetti confirmed what his guard on the walkie-talkie had just told him; Vittoria Vetra was standing at his desk talking on the commander's private telephone.

Дверь в помещение штаба швейцарской гвардии с шипением уползла в стену, и гвардейцы поспешно расступились, освобождая путь мчащемуся словно ракета Оливетти. Свернув за угол к своему кабинету, он убедился в том, что часовой его не обманул. Виттория Ветра стояла у его стола и что-то говорила по его личному телефону.


Che coglioni che ha questa! he thought. The balls on this one!

"Che coglione che ha questa! - подумал он. - Чтоб ты сдохла, паршивая дрянь!"


Livid, he strode to the door and rammed the key into the lock. He pulled open the door and demanded,

Коммандер подбежал к двери и сунул ключ в замочную скважину. Едва распахнув дверь, он крикнул:


"What are you doing!"

- Что вы делаете?


Vittoria ignored him. "Yes," she was saying into the phone. "And I must warn-"

- Да, - продолжала Виттория в трубку, не обращая внимания на Оливетти. - Должна предупредить, что...


Olivetti ripped the receiver from her hand, and raised it to his ear.

Коммандер вырвал трубку из рук девушки и поднес к уху.


"Who the hell is this!"

- Кто, дьявол вас побери, на проводе?


For the tiniest of an instant, Olivetti's inelastic posture slumped.

Через мгновение прямая как столб фигура офицера как-то обмякла, а голос зазвучал по-иному.


"Yes, camerlegno ..." he said. "Correct, signore ... but questions of security demand ... of course not ... I am holding her here for ... certainly, but ..." He listened. "Yes, sir," he said finally. "I will bring them up immediately."

- Да, камерарий... - сказал он. - Совершенно верно, синьор... Требования безопасности... конечно, нет... Да, я ее задержал здесь, но... Нет, нет... - повторил он и добавил: - Я немедленно доставлю их к вам.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru