Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

43

Глава 43


Langdon stood motionless at the Pope's bulletproof window and gazed down at the bustle of media trailers in St. Peter's Square. The eerie phone conversation had left him feeling turgid ... distended somehow. Not himself. The Illuminati, like a serpent from the forgotten depths of history, had risen and wrapped themselves around an ancient foe. No demands. No negotiation. Just retribution. Demonically simple. Squeezing. A revenge 400 years in the making. It seemed that after centuries of persecution, science had bitten back.

Лэнгдон неподвижно стоял у пуленепробиваемого окна папского кабинета и смотрел на скопище принадлежащих прессе транспортных средств. Жутковатая телефонная беседа вызвала у него странное ощущение. Братство "Иллюминати" казалось ему какой-то гигантской змеей, вырвавшейся из бездны истории, чтобы задушить в тисках своих колец древнего врага. Никаких условий. Никаких требований. Никаких переговоров. Всего лишь возмездие. Все очень просто. Смертельный захват становится все сильнее и сильнее. Месть, которая готовилась четыреста лет. Создавалось впечатление, что наука, несколько веков бывшая жертвой преследований, наносит наконец ответный удар.


The camerlegno stood at his desk, staring blankly at the phone. Olivetti was the first to break the silence.

Камерарий стоял у своего стола, устремив невидящий взгляд на телефонный аппарат. Первым молчание нарушил Оливетти.


"Carlo," he said, using the camerlegno's first name and sounding more like a weary friend than an officer. "For twenty-six years, I have sworn my life to the protection of this office. It seems tonight I am dishonored."

- Карло... - сказал он, впервые обращаясь к камерарию по имени, и его голос звучал совсем не по-военному; так, как говорил коммандер, мог говорить только близкий друг. - Двадцать четыре года назад я поклялся защищать этот кабинет и его обитателей. И вот теперь я обесчещен.


The camerlegno shook his head. "You and I serve God in different capacities, but service always brings honor."

- Вы и я, - покачав головой, произнес камерарий, - служим Богу, пусть и по-разному. И если человек служит Ему верно, то никакие обстоятельства не могут его обесчестить.


"These events ... I can't imagine how ... this situation ..." Olivetti looked overwhelmed.

- Но как? Я не могу представить... как это могло случиться... Сложившееся положение... - Оливетти выглядел совершенно подавленным.


"You realize we have only one possible course of action. I have a responsibility for the safety of the College of Cardinals."

- Вы понимаете, что у нас нет выбора?.. Я несу ответственность за безопасность коллегии кардиналов.


"I fear that responsibility was mine, signore."

- Боюсь, что ответственность за это лежит только на мне, синьор.


"Then your men will oversee the immediate evacuation."

- В таком случае поручите своим людям немедленно приступить к эвакуации.


"Signore?"

- Но, синьор...


"Other options can be exercised later-a search for this device, a manhunt for the missing cardinals and their captors. But first the cardinals must be taken to safety. The sanctity of human life weighs above all. Those men are the foundation of this church."

- План дальнейших действий мы продумаем позднее. Он должен включать поиск взрывного устройства и исчезнувших клириков. Следует также организовать облаву на того, кто их похитил. Но первым делом необходимо перевести в безопасное место кардиналов. Эти люди - фундамент нашей церкви.


"You suggest we cancel conclave right now?"

- Вы хотите немедленно отменить конклав?


"Do I have a choice?"

- Разве у меня есть выбор?


"What about your charge to bring a new Pope?"

- Но как быть с вашим священным долгом - обеспечить избрание нового папы?


The young chamberlain sighed and turned to the window, his eyes drifting out onto the sprawl of Rome below.

Молодой камерарий вздохнул, повернулся к окну и окинул взглядом открывшуюся перед ним панораму Рима.


"His Holiness once told me that a Pope is a man torn between two worlds ... the real world and the divine. He warned that any church that ignored reality would not survive to enjoy the divine." His voice sounded suddenly wise for its years. "The real world is upon us tonight. We would be vain to ignore it. Pride and precedent cannot overshadow reason."

- Его святейшество как-то сказал мне, что папа - человек, вынужденный разрываться между двумя мирами... миром реальным и миром божественным. Он высказал парадоксальную мысль, заявив, что если церковь начнет игнорировать реальность, то не доживет до того момента, когда сможет насладиться божественным. - Голос камерария звучал не по годам мудро. - В данный момент мы имеем дело с реальным миром. И, игнорируя его, мы впадем в грех гордыни. Гордыня и традиции не должны возобладать над здравым смыслом.


Olivetti nodded, looking impressed.

Слова молодого клирика, видимо, произвели впечатление на Оливетти. Коммандер кивнул и сказал:


"I have underestimated you, signore."

- Я понимаю вас, синьор.


The camerlegno did not seem to hear. His gaze was distant on the window.

Казалось, что камерарий не слышал командира гвардейцев. Он стоял у окна, глядя куда-то за линию горизонта.


"I will speak openly, signore. The real world is my world. I immerse myself in its ugliness every day such that others are unencumbered to seek something more pure. Let me advise you on the present situation. It is what I am trained for. Your instincts, though worthy ... could be disastrous."

- Позвольте мне быть откровенным, синьор. Реальный мир - это мой мир. Я ежедневно погружаюсь в его ужасы, в то время как другие имеют дело с чем-то возвышенным и чистым. Сейчас мы столкнулись с серьезным кризисом. Поскольку я постоянно готовился к возникновению подобной ситуации, разрешите мне дать вам совет. Ваши вполне достойные намерения... могут обернуться катастрофой.


The camerlegno turned.

Камерарий вопросительно взглянул на Оливетти.


Olivetti sighed. "The evacuation of the College of Cardinals from the Sistine Chapel is the worst possible thing you could do right now."

- Эвакуация коллегии кардиналов из Сикстинской капеллы является, на мой взгляд, наихудшим из всех возможных в данный момент способов действия.


The camerlegno did not look indignant, only at a loss.

Камерарий не выразил ни малейшего возмущения. Казалось, он пребывал в растерянности.


"What do you suggest?"

- Так что же вы предлагаете?


"Say nothing to the cardinals. Seal conclave. It will buy us time to try other options."

- Ничего не говорите кардиналам. Опечатайте Сикстинскую капеллу. Так мы выиграем время для проведения других мероприятий.


The camerlegno looked troubled. "Are you suggesting I lock the entire College of Cardinals on top of a time bomb?"

- Вы хотите, чтобы я оставил всю коллегию кардиналов сидеть взаперти на бомбе замедленного действия? - не скрывая изумления, спросил камерарий.


"Yes, signore. For now. Later, if need be, we can arrange evacuation."

- Да, синьор. Но только временно. Если возникнет необходимость, мы проведем эвакуацию позже.


The camerlegno shook his head. "Postponing the ceremony before it starts is grounds alone for an inquiry, but after the doors are sealed nothing intervenes. Conclave procedure obligates-"

- Отмена церемонии до того, как она началась, станет достаточным основанием для проведения расследования, - покачал головой камерарий. - Но после того как двери будут опечатаны, всякое вмешательство полностью исключается. Регламент проведения конклава четко...


"Real world, signore. You're in it tonight. Listen closely." Olivetti spoke now with the efficient rattle of a field officer. "Marching one hundred sixty-five cardinals unprepared and unprotected into Rome would be reckless. It would cause confusion and panic in some very old men, and frankly, one fatal stroke this month is enough."

- Таковы требования реального мира, синьор. Сегодня мы живем в нем. Выслушайте меня... - Оливетти говорил теперь с четкостью боевого офицера. - Вывод в город ста шестидесяти ничего не подозревающих беззащитных кардиналов представляется мне весьма опрометчивым шагом. Среди весьма пожилых людей это вызовет замешательство и панику. И, честно говоря, одного инсульта со смертельным исходом для нас более чем достаточно.


One fatal stroke. The commander's words recalled the headlines Langdon had read over dinner with some students in the Harvard Commons: POPE SUFFERS STROKE. DIES IN SLEEP.

Инсульт со смертельным исходом. Эти слова снова напомнили Лэнгдону о заголовках газет, которые он увидел в клубе Гарварда, где ужинал со своими студентами: "У ПАПЫ СЛУЧИЛСЯ УДАР. ОН УМЕР ВО СНЕ".


"In addition," Olivetti said, "the Sistine Chapel is a fortress. Although we don't advertise the fact, the structure is heavily reinforced and can repel any attack short of missiles. As preparation we searched every inch of the chapel this afternoon, scanning for bugs and other surveillance equipment. The chapel is clean, a safe haven, and I am confident the antimatter is not inside. There is no safer place those men can be right now. We can always discuss emergency evacuation later if it comes to that."

- Кроме того, - продолжал Оливетти, - Сикстинская капелла сама по себе является крепостью. Хотя мы никогда об этом не говорили, строение укреплено и способно выдержать ракетный удар. Готовясь к конклаву, мы в поисках "жучков" внимательно, дюйм за дюймом, осмотрели все помещения и ничего не обнаружили. Здание капеллы является надежным убежищем, поскольку я уверен, что внутри ее антивещества нет. Более безопасного места для кардиналов в данный момент не существует. Позже, если потребуется, мы сможем обсудить все связанные со срочной эвакуацией вопросы.


Langdon was impressed. Olivetti's cold, smart logic reminded him of Kohler.

Слова Оливетти произвели на Лэнгдона сильное впечатление. Холодной логикой своих рассуждений коммандер напоминал Колера.


"Commander," Vittoria said, her voice tense, "there are other concerns. Nobody has ever created this much antimatter. The blast radius, I can only estimate. Some of surrounding Rome may be in danger. If the canister is in one of your central buildings or underground, the effect outside these walls may be minimal, but if the canister is near the perimeter ... in this building for example ..." She glanced warily out the window at the crowd in St. Peter's Square.

- Сэр, - вступила в разговор молчавшая до этого Виттория, - есть еще один весьма тревожный момент. Никому пока не удавалось создать такое количество антивещества, и радиус действия взрыва я могу оценить весьма приблизительно. Но у меня нет сомнения, что прилегающие к Ватикану кварталы Рима окажутся в опасности. Если ловушка находится в одном из ваших центральных зданий или под землей, действие на внешний мир может оказаться минимальным, но если антивещество спрятано ближе к периметру... в этом здании, например... - Девушка умолкла, бросив взгляд на площадь Святого Петра.


"I am well aware of my responsibilities to the outside world," Olivetti replied, "and it makes this situation no more grave. The protection of this sanctuary has been my sole charge for over two decades. I have no intention of allowing this weapon to detonate."

- Я прекрасно осведомлен о своих обязанностях перед внешним миром, - ответил Оливетти, - но все-таки вы не правы. Никакой дополнительной опасности не возникает. Защита этой священной обители была моей главной обязанностью в течение последних двадцати лет. И я не намерен допустить взрыв.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru Отчет по практике написание дипломных работ.