Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

"Religious art."

- Религиозное искусство, - подхватила Виттория.


Langdon nodded, feeling a tinge of excitement, talking faster now.

Лэнгдон утвердительно кивнул и, чувствуя необыкновенное возбуждение, заговорил быстрее:


"And the second guideline was that the four sculptures had to have very specific themes. Each piece needed to be a subtle tribute to one of the four elements of science."

- Второе требование состояло в том, чтобы каждая из скульптур отвечала определенной, четко обозначенной теме. Изваяния должны были прославлять один из четырех основных элементов природы.


"Four elements?" Vittoria said. "There are over a hundred."

- Почему только четырех? - удивилась Виттория. - Ведь элементов больше сотни.


"Not in the 1600s," Langdon reminded her. "Early alchemists believed the entire universe was made up of only four substances: Earth, Air, Fire, and Water."

- Но только не в начале семнадцатого века, - сказал Лэнгдон. - Алхимики считали, что вся вселенная состоит из четырех элементов, или "стихий", если хотите. Это земля, огонь, воздух и вода.


The early cross, Langdon knew, was the most common symbol of the four elements-four arms representing Earth, Air, Fire, and Water. Beyond that, though, there existed literally dozens of symbolic occurrences of Earth, Air, Fire, and Water throughout history-the Pythagorean cycles of life, the Chinese Hong-Fan, the Jungian male and female rudiments, the quadrants of the Zodiac, even the Muslims revered the four ancient elements ... although in Islam they were known as"squares, clouds, lightning, and waves." For Langdon, though, it was a more modern usage that always gave him chills-the Mason's four mystic grades of Absolute Initiation: Earth, Air, Fire, and Water.

Лэнгдон знал, что первые изображения креста были не чем иным, как символом четырех стихий. Четыре конца креста обозначали землю, огонь, воздух и воду. Кроме креста, в истории существовали десятки иных символических изображений земли, огня, воздуха и воды. Циклы жизни по Пифагору, китайский хонфан, мужские и женские рудименты Юнга, квадранты Зодиака... Даже мусульмане обожествляли четыре древних элемента, хотя в исламе они были известны как "квадраты, облака, молнии и волны". Но что производило на Лэнгдона самое большое впечатление, что всегда вгоняло его в дрожь, так это современное четырехчленное деление мистических степеней масонства на пути к Абсолютной Инициации. Эти степени именовались: Земля, Воздух, Огонь и Вода.


Vittoria seemed mystified.

Виттория казалась озадаченной.


"So this Illuminati artist created four pieces of art that looked religious, but were actually tributes to Earth, Air, Fire, and Water?"

- Значит, этот художник-иллюминат создал четыре произведения искусства, которые лишь казались религиозными, а на самом деле обозначали землю, воздух, огонь и воду?


"Exactly," Langdon said, quickly turning up Via Sentinel toward the archives. "The pieces blended into the sea of religious artwork all over Rome. By donating the artwork anonymously to specific churches and then using their political influence, the brotherhood facilitated placement of these four pieces in carefully chosen churches in Rome. Each piece of course was a marker ... subtly pointing to the next church ... where the next marker awaited. It functioned as a trail of clues disguised as religious art. If an Illuminati candidate could find the first church and the marker for Earth, he could follow it to Air ... and then to Fire ... and then to Water ... and finally to the Church of Illumination."

- Именно, - продолжил тему Лэнгдон, сворачивая на ведущую к архивам виа Сентинель. - Эти скульптуры влились в бесконечный ряд украшающих Рим религиозных произведений искусства. Анонимно жертвуя статуи церкви, ваятели, используя свое политическое влияние, помещали скульптуры в заранее намеченном ими храме. Каждое из этих изваяний и служило вехой... незаметно указывающей на следующую церковь... где страждущего поджидал другой указатель. Таким образом создавалась система вех или тайных знаков, замаскированных под произведения религиозного искусства. Если кандидат на вступление в орден находил первую церковь с символом земли, то он мог следовать далее к знаку воздуха... затем огня и, наконец, воды. И лишь там ему открывался путь к Храму Просвещения.


Vittoria was looking less and less clear. "And this has something to do with catching the Illuminati assassin?"

- И какое отношение все это имеет к поимке убийцы? - спросила вконец запутавшаяся в четырех стихиях Виттория.


Langdon smiled as he played his ace. "Oh, yes. The Illuminati called these four churches by a very special name. The Altars of Science."

- Ах да! - Лэнгдон улыбнулся и извлек из рукава свой главный козырь. - Иллюминаты дали этим четырем церквям весьма специфическое название. Они именовали их "алтарями науки".


Vittoria frowned. "I'm sorry, that means noth-" She stopped short. "L'altare di scienza?" she exclaimed. "The Illuminati assassin. He warned that the cardinals would be virgin sacrifices on the altars of science!"

- Но это же ничего не зна... - начала было Виттория, но тут же умолкла. - "L'altare di scienza"! - воскликнула она после небольшой паузы. Эти слова произнес убийца. Он сказал, что кардиналы станут жертвенными агнцами на алтаре науки!


Langdon gave her a smile.

Лэнгдон одобрительно улыбнулся девушке и сказал:


"Four cardinals. Four churches. The four altars of science."

- Четыре кардинала. Четыре церкви. Четыре алтаря науки.


She looked stunned. "You're saying the four churches where the cardinals will be sacrificed are the same four churches that mark the ancient Path of Illumination?"

- Неужели вы хотите сказать, что те четыре храма, в которых должны быть принесены в жертву кардиналы, являются вехами на древней тропе к Храму Света? - изумленно спросила Виттория.


"I believe so, yes."

- Думаю, что это именно так.


"But why would the killer have given us that clue?"

- Но почему убийца дал нам в руки ключ к разгадке?


"Why not?" Langdon replied. "Very few historians know about these sculptures. Even fewer believe they exist. And their locations have remained secret for four hundred years. No doubt the Illuminati trusted the secret for another five hours. Besides, the Illuminati don't need their Path of Illumination anymore. Their secret lair is probably long gone anyway. They live in the modern world. They meet in bank boardrooms, eating clubs, private golf courses. Tonight they want to make their secrets public. This is their moment. Their grand unveiling."

- А почему бы ему этого не сделать? - ответил вопросом на вопрос Лэнгдон. - Мало кому из историков известно об этих скульптурах. А из тех, кто о них слышал, очень немногие верят в их существование. Местонахождение статуй оставалось тайной четыреста лет. Иллюминаты уверены, что их секрет вполне продержится еще пять часов. Кроме того, им теперь не нужен этот Путь просвещения. Их тайное убежище скорее всего давным-давно перестало существовать. Иллюминаты ныне живут в реальном мире. Теперь они встречаются на заседаниях советов директоров банков, в фешенебельных клубах и на частных полях для игры в гольф. Этим вечером они намерены раскрыть свои тайны. Наступает их звездный час. Они открыто появляются на мировой сцене.


Langdon feared the Illuminati unveiling would have a special symmetry to it that he had not yet mentioned. The four brands. The killer had sworn each cardinal would be branded with a different symbol. Proof the ancient legends are true, the killer had said. The legend of the four ambigrammatic brands was as old as the Illuminati itself: earth, air, fire, water-four words crafted in perfect symmetry. Just like the word Illuminati. Each cardinal was to be branded with one of the ancient elements of science. The rumor that the four brands were in English rather than Italian remained a point of debate among historians. English seemed a random deviation from their natural tongue ... and the Illuminati did nothing randomly.

Лэнгдон не упомянул о том, что драматическое появление иллюминатов на сцене может сопровождаться демонстрацией специфической симметрии их мировоззрения. Четыре клейма. Убийца поклялся, что каждый из кардиналов будет заклеймен особым символом. Это докажет, что древние легенды соответствуют истине, - так, кажется, сказал убийца. Легенда о четырех клеймах с амбиграммами была столь же древней, как и рассказы о самом братстве "Иллюминати". Четыре слова - "земля", "воздух", "огонь" и "вода" - были изображены на клеймах абсолютно симметрично, так же как слово "Иллюминати", выжженное на груди Леонардо Ветра. Каждый кардинал будет заклеймен знаком одного из древних элементов науки. Слухи о том, что слова на клеймах были на английском, а не итальянском языке, вызвали в среде историков ожесточенные споры. Появление английских слов могло показаться случайным отклонением от нормы... Но Лэнгдон, как и другие исследователи, прекрасно знал, что иллюминаты ничего не делают случайно.


Langdon turned up the brick pathway before the archive building. Ghastly images thrashed in his mind. The overall Illuminati plot was starting to reveal its patient grandeur. The brotherhood had vowed to stay silent as long as it took, amassing enough influence and power that they could resurface without fear, make their stand, fight their cause in broad daylight. The Illuminati were no longer about hiding. They were about flaunting their power, confirming the conspiratorial myths as fact. Tonight was a global publicity stunt.

Лэнгдон свернул на вымощенную кирпичом дорожку, ведущую к зданию архива. Ученого одолевали мрачные мысли. Замысел иллюминатов, их заговор против церкви начал представать перед ним во всей грандиозности. Братство поклялось хранить молчание ровно столько времени, сколько нужно, и следовало этой клятве с удивительным терпением. И вот настал час открыто провозгласить свои цели. Иллюминаты накопили такие силы и пользуются таким влиянием, что готовы без страха выйти на авансцену мировых событий. Им больше не надо скрываться. Они готовы продемонстрировать свое могущество, чтобы мир узнал о том, что все мифы и легенды о них полностью соответствуют реальности. Сегодня они готовились осуществить пиаровскую акцию поистине глобального масштаба.


Vittoria said, "Here comes our escort."

- А вот и наше сопровождение, - сказала Виттория.


Langdon looked up to see a Swiss Guard hurrying across an adjacent lawn toward the front door.

Лэнгдон увидел швейцарского гвардейца, торопливо шагающего по лужайке к главному входу в архив.


When the guard saw them, he stopped in his tracks. He stared at them, as though he thought he was hallucinating. Without a word he turned away and pulled out his walkie-talkie. Apparently incredulous at what he was being asked to do, the guard spoke urgently to the person on the other end. The angry bark coming back was indecipherable to Langdon, but its message was clear. The guard slumped, put away the walkie-talkie, and turned to them with a look of discontent.

Увидев их, гвардеец замер. У него был вид человека, которого внезапно начали преследовать галлюцинации. Не говоря ни слова, он отвернулся, извлек портативную рацию и начал что-то лихорадочно говорить в микрофон. Добропорядочный католик, видимо, требовал подтверждения полученного ранее приказа. Настолько поразил его вид американца в твидовом пиджаке и девицы в коротеньких шортах. Из динамика послышалось нечто похожее на лай. Слов Лэнгдон не расслышал, но смысл сказанного не оставлял места для сомнения. Швейцарец сник, спрятал рацию и повернулся к ним с выражением крайнего недовольства на лице.


Not a word was spoken as the guard guided them into the building. They passed through four steel doors, two passkey entries, down a long stairwell, and into a foyer with two combination keypads. Passing through a high-tech series of electronic gates, they arrived at the end of a long hallway outside a set of wide oak double doors. The guard stopped, looked them over again and, mumbling under his breath, walked to a metal box on the wall. He unlocked it, reached inside, and pressed a code. The doors before them buzzed, and the deadbolt fell open.

За все время, пока гвардеец вел их к зданию, никто не проронил ни слова. Они прошли через четыре закрытые на ключ стальные двери, два изолированных тамбура, спустились вниз по длинной лестнице и оказались в вестибюле с двумя цифровыми панелями на стене. Гвардеец набрал код, и, миновав сложную систему электронных детекторов, они наконец оказались в длинном коридоре, заканчивающемся двустворчатыми дубовыми дверями. Швейцарец остановился, еще раз с головы до пят оглядел своих спутников и, что-то пробормотав себе под нос, подошел к укрепленному на стене металлическому коробу. Открыв тяжелую дверцу, он сунул руку в коробку и набрал очередной код.


The guard turned, speaking to them for the first time.

Повернувшись к ним лицом, швейцарец впервые открыл рот:


"The archives are beyond that door. I have been instructed to escort you this far and return for briefing on another matter."

- Архив находится за дверью. Я получил приказ сопровождать вас до этой точки и вернуться для получения дальнейших указаний.


"You're leaving?" Vittoria demanded.

- Значит, вы уходите? - спросила Виттория.


"Swiss Guards are not cleared for access to the Secret Archives. You are here only because my commander received a direct order from the camerlegno."

- Швейцарские гвардейцы в тайный архив не допускаются. Вы находитесь здесь только потому, что коммандер получил на этот счет прямое указание от камерария.


"But how do we get out?"

- Но как мы отсюда выйдем?


"Monodirectional security. You will have no difficulties."

- Система безопасности действует только на вход. При выходе никаких сложностей не возникнет.


That being the entirety of the conversation, the guard spun on his heel and marched off down the hall.

На этом беседа завершилась. Бравый гвардеец развернулся на каблуках и зашагал по коридору.


Vittoria made some comment, but Langdon did not hear. His mind was fixed on the double doors before him, wondering what mysteries lay beyond.

Виттория что-то сказала, но Лэнгдон ее не слышал. Все его внимание было обращено на тяжелые двустворчатые двери, находящиеся перед ним, и на тайны, которые за ними скрываются.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru