Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

48

Глава 48


BBC journalist Gunther Glick sat sweating in the BBC network van parked on the eastern edge of St. Peter's Square and cursed his assignment editor. Although Glick's first monthly review had come back filled with superlatives-resourceful, sharp, dependable-here he was in Vatican City on "Pope-Watch." He reminded himself that reporting for the BBC carried a hell of a lot more credibility than fabricating fodder for the British Tattler, but still, this was not his idea of reporting.

Корреспондент Би-би-си Гюнтер Глик обливался потом в припаркованном у восточной границы площади Святого Петра микроавтобусе, проклиная свое задание и редактора, который ему это задание подсунул. Несмотря на то что письменная оценка первого месяца деятельности Глика пестрела превосходными степенями - находчивый, надежный, толковый, - его сослали в этот паршивый Ватикан на "Папскую вахту". Он, конечно, понимал, что работа на Би-би-си - нечто большее, чем написание чтива для "Британского сплетника", но тем не менее подобные репортажи были ему не по вкусу.


Glick's assignment was simple. Insultingly simple. He was to sit here waiting for a bunch of old farts to elect their next chief old fart, then he was to step outside and record a fifteen-second "live" spot with the Vatican as a backdrop.

Глик получил простое задание. Оскорбительно простое. Он должен был торчать здесь до тех пор, пока команда старых пердунов не изберет своего нового вожака - такого же престарелого пердуна, как и они сами. Как только это случится, он появится на пятнадцать секунд в прямом эфире, дабы сообщить об этом сногсшибательном событии.


Brilliant.

Великолепно.


Glick couldn't believe the BBC still sent reporters into the field to cover this schlock. You don't see the American networks here tonight. Hell no! That was because the big boys did it right. They watched CNN, synopsized it, and then filmed their "live" report in front of a blue screen, superimposing stock video for a realistic backdrop. MSNBC even used in-studio wind and rain machines to give that on-the-scene authenticity. Viewers didn't want truth anymore; they wanted entertainment.

Глик не мог поверить в то, что Би-би-си до сих пор направляет специальных корреспондентов освещать подобное дерьмо. Ведущих американских компаний здесь что-то не видно. И все потому, что эти "большие парни" вовсе не дураки. Они делают выжимки из передачи Си-эн-эн и затем дают в эфир свою "живую" картинку на украденном фоне. "Нэшнл бродкастинг систем", например, для того чтобы придать своей "прямой" передаче достоверность, стала использовать в студии машины, имитирующие ветер и дождь. Теперешнему зрителю правдивая информация не требуется. Ему подавай развлекуху.


Glick gazed out through the windshield and felt more and more depressed by the minute. The imperial mountain of Vatican City rose before him as a dismal reminder of what men could accomplish when they put their minds to it.

Глик смотрел через ветровое стекло, и его тоска с каждой минутой нарастала. Перед ним высилась мрачная имперская громада собора, напоминавшая о том, чего могут достичь люди, приложив к делу голову и руки.


"What have I accomplished in my life?" he wondered aloud. "Nothing."

- А чего я добился в своей жизни? - вопрошал он вслух и тут же отвечал: - Ничего.


"So give up," a woman's voice said from behind him.

- Ну и бросай все к дьяволу, - раздался за его спиной женский голос.


Glick jumped. He had almost forgotten he was not alone.

Это было настолько неожиданно, что Глик подпрыгнул. Как можно было забыть, что он здесь не один?


He turned to the back seat, where his camerawoman, Chinita Macri, sat silently polishing her glasses. She was always polishing her glasses. Chinita was black, although she preferred African American, a little heavy, and smart as hell. She wouldn't let you forget it either. She was an odd bird, but Glick liked her. And Glick could sure as hell use the company.

Репортер оглянулся. На заднем сиденье расположилась кинооператор Чинита Макри. Дама молча полировала стекла своих очков. Чинита была чернокожей, однако предпочитала именовать себя афро-американкой и требовала, чтобы так же ее называли и все остальные. Она была чуть-чуть полновата и при этом дьявольски умна. Проблема заключалась в том, что она никому не позволяла об этом забыть. Это была странная особа, но Глику она тем не менее нравилась. А в данный момент он был просто счастлив, что торчит здесь не в одиночестве.


"What's the problem, Gunth?" Chinita asked.

- Что тебя гложет, Гюнт? - спросила она.


"What are we doing here?"

- Я не понимаю, что мы здесь делаем.


She kept polishing. "Witnessing an exciting event."

- Наблюдаем за волнующим событием, - невозмутимо ответила она, продолжая протирать линзы.


"Old men locked in the dark is exciting?"

- Несколько десятков старцев, запертых в темном помещении, - зрелище, на мой взгляд, не шибко волнующее.


"You do know you're going to hell, don't you?"

- Ты хотя бы понимаешь, что за эти слова можешь отправиться в ад?


"Already there."

- А разве я уже не там?


"Talk to me." She sounded like his mother.

- Поделись со мной своими тревогами, - сказала она совсем по-матерински.


"I just feel like I want to leave my mark."

- Мне очень хочется оставить след в жизни.


"You wrote for the British Tattler."

- Но разве ты не оставил его, работая в "Британском сплетнике"?


"Yeah, but nothing with any resonance."

- Ни один из моих материалов почему-то не вызвал отклика в обществе.


"Oh, come on, I heard you did a groundbreaking article on the queen's secret sex life with aliens."

- Брось. Я слышала, ты произвел фурор своей статьей о сексуальных связях королевы с иностранцами.


"Thanks."

- Спасибо и на этом.


"Hey, things are looking up. Tonight you make your first fifteen seconds of TV history."

- Выше нос! Этой ночью ты появишься на экране. Это будут твои первые пятнадцать секунд на телевидении.


Glick groaned. He could hear the news anchor already. "Thanks Gunther, great report." Then the anchor would roll his eyes and move on to the weather.

Глик застонал, он уже сейчас слышал слова ведущего: "Спасибо, Гюнтер, отличный репортаж". После чего тот закатит глаза и перейдет к сообщению о погоде.


"I should have tried for an anchor spot."

- Мне надо было принять участие в конкурсе на должность ведущего.


Macri laughed. "With no experience? And that beard? Forget it."

- Это при твоем-то жалком опыте? - рассмеялась Макри. - И с такой бородищей?


Glick ran his hands through the reddish gob of hair on his chin.

Глик поскреб рыжую поросль на подбородке и сказал:


"I think it makes me look clever."

- С бородой я кажусь умнее.


The van's cell phone rang, mercifully interrupting yet another one of Glick's failures.

В микроавтобусе зазвонил сотовый телефон, прервав страдания Глика.


"Maybe that's editorial," he said, suddenly hopeful. "You think they want a live update?"

- Может быть, это из редакции? - произнес он с внезапно пробудившейся надеждой. - Вдруг они захотели дать в прямом эфире информацию о текущем положении дел?


"On this story?" Macri laughed. "You keep dreaming."

- Ты, наверное, бредишь, - сказала Чинита. - Кого может интересовать подобная лабуда?


Glick answered the phone in his best anchorman voice.

Глик поднял трубку и произнес тоном популярного телевизионного ведущего:


"Gunther Glick, BBC, Live in Vatican City."

- Гюнтер Глик, Би-би-си, прямо из Ватикана.


The man on the line had a thick Arabic accent.

Мужчина на другом конце линии говорил с явным арабским акцентом.


"Listen carefully," he said. "I am about to change your life."

- Слушайте меня внимательно, - произнес он. - То, что я вам сейчас скажу, полностью изменит вашу жизнь.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru