Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

"As you probably know," Langdon said, "despite Galileo's compromise, Diаlogo was still seen as heretical, and the Vatican placed him under house arrest."

- Вам должно быть известно и то, что, несмотря на этот компромисс, "Диалог" был признан ересью и Ватикан поместил ученого под домашний арест.


"No good deed goes unpunished." Langdon smiled.

- Ни одно доброе дело, как известно, не остается безнаказанным.


"So true. And yet Galileo was persistent. While under house arrest, he secretly wrote a lesser-known manuscript that scholars often confuse with Diаlogo. That book is called Discorsi."

- Верно, - улыбнулся Лэнгдон. - Но Галилей был человеком упорным. Сидя дома под арестом, он тайно создал еще один, гораздо менее известный труд, который ученые частенько путают с "Диалогом". Эта книга называется "Discorsi", что в данном случае означает "Трактат".


Vittoria nodded. "I've heard of it. Discourses on the Tides."

- Я слышала о ней, - кивнула Виттория. - Ее полное название - "Трактат о приливах".


Langdon stopped short, amazed she had heard of the obscure publication about planetary motion and its effect on the tides.

Лэнгдон даже остановился, настолько поразило его то, что девушка знакома с малоизвестной публикацией о движении планет и его влиянии на морские приливы.


"Hey," she said, "you're talking to an Italian marine physicist whose father worshiped Galileo."

- Хочу сообщить вам, - увидев его изумление, сказала Виттория, - что вы, беседуя со мной, имеете дело с экспертом по физике моря. И кроме того, мой отец боготворил Галилея.


Langdon laughed. Discorsi however was not what they were looking for. Langdon explained that Discorsi had not been Galileo's only work while under house arrest. Historians believed he had also written an obscure booklet called Diagramma.

Лэнгдон рассмеялся. Однако искали они вовсе не этот трактат. Лэнгдон сказал, что Галилей, находясь под домашним арестом, написал не только "Трактат". Историки считают, что за это время из-под его пера вышла и небольшая брошюра под названием "Диаграмма".


"Diagramma della Veritа," Langdon said. "Diagram of Truth."

- Полностью труд называется "Diagramma della Verita", - уточнил Лэнгдон. - "Диаграмма истины".


"Never heard of it."

- Никогда о ней не слышала.


"I'm not surprised. Diagramma was Galileo's most secretive work-supposedly some sort of treatise on scientific facts he held to be true but was not allowed to share. Like some of Galileo's previous manuscripts, Diagramma was smuggled out of Rome by a friend and quietly published in Holland. The booklet became wildly popular in the European scientific underground. Then the Vatican caught wind of it and went on a book-burning campaign."

- И неудивительно. "Diagramma" была одним из самых секретных трудов Галилея - своего рода обзором научных фактов, которые он считал истинными, но о которых не мог писать открыто. Рукопись, как и некоторые другие до этого, была тайком вывезена из Рима друзьями ученого и без всякого шума опубликована в Голландии. Брошюра стала страшно популярной в тайных научных обществах Европы, а Ватикан, прослышав о ней, развернул кампанию по ее сожжению.


Vittoria now looked intrigued. "And you think Diagramma contained the clue? The segno. The information about the Path of Illumination."

- И вы полагаете, что эта книга содержит ключ к разгадке? - спросила Виттория, у которой рассказ ученого вызвал неподдельный интерес. - Ответ на то, где искать segno, информацию о Пути просвещения?


"Diagramma is how Galileo got the word out. That I'm sure of." Langdon entered the third row of vaults and continued surveying the indicator tabs. "Archivists have been looking for a copy of Diagramma for years. But between the Vatican burnings and the booklet's low permanence rating, the booklet has disappeared off the face of the earth."

- Думаю, что это именно так. Более того, я в этом практически уверен. - Лэнгдон зашагал вдоль стеклянной стены третьего хранилища, по-прежнему вглядываясь в таблички на полках. - Архивисты, - продолжал он, - искали книгу многие годы. Но, учитывая проведенную Ватиканом кампанию по ее уничтожению и низкий уровень сохранности, можно предположить, что труд Галилея исчез с лица земли.


"Permanence rating?"

- Уровень сохранности? - переспросила девушка.


"Durability. Archivists rate documents one through ten for their structural integrity. Diagramma was printed on sedge papyrus. It's like tissue paper. Life span of no more than a century."

- Говоря по-простому - прочности. Архивисты делят прочность и, таким образом, возможность сохранности всех документов на десять степеней. "Диаграмма" была напечатана на рыхлом папирусе, похожем по структуре на современную туалетную бумагу или бумажные салфетки, если хотите. Такой материал мог просуществовать максимум сто лет.


"Why not something stronger?"

- Но почему они не использовали более прочный материал?


"Galileo's behest. To protect his followers. This way any scientists caught with a copy could simply drop it in water and the booklet would dissolve. It was great for destruction of evidence, but terrible for archivists. It is believed that only one copy of Diagramma survived beyond the eighteenth century."

- Так велел Галилей. Он хотел таким образом защитить своих сторонников от возможной опасности. В случае обыска ученому достаточно было бросить брошюру в ведро с водой, чтобы она превратилась в бесформенную массу. Для уничтожения улик это была превосходная идея, но для архивистов она оказалась просто катастрофой. Считается, что только один экземпляр книги смог пережить XVIII век.


"One?" Vittoria looked momentarily starstruck as she glanced around the room. "And it's here?"

- Всего один? - переспросила сраженная его словами Виттория. - И неужели этот единственный экземпляр где-то здесь?


"Confiscated from the Netherlands by the Vatican shortly after Galileo's death. I've been petitioning to see it for years now. Ever since I realized what was in it."

- Он был конфискован в Голландии вскоре после смерти Галилея. Я в течение многих лет умолял Ватикан разрешить мне на него взглянуть. Я начал слать сюда письма сразу, как только догадался, что в нем содержится.


As if reading Langdon's mind, Vittoria moved across the aisle and began scanning the adjacent bay of vaults, doubling their pace.

Виттория, словно прочитав мысли Лэнгдона, принялась изучать надписи на полках другого хранилища, что вдвое ускорило процесс поиска.


"Thanks," he said. "Look for reference tabs that have anything to do with Galileo, science, scientists. You'll know it when you see it."

- Спасибо, - сказал американец. - Ищите указатели с упоминанием о Галилее, ученых или науке. Вы поймете, что нам нужно, едва увидев соответствующие рубрики.


"Okay, but you still haven't told me how you figured out Diagramma contained the clue. It had something to do with the number you kept seeing in Illuminati letters? 503?"

- Хорошо, но вы мне так и не сказали, как вам удалось установить, что "Диаграмма" содержит ключ. Имеет ли ваше открытие какое-нибудь отношение к числу, которое вы постоянно встречали в письмах иллюминатов? Пятьсот три, кажется?


Langdon smiled. "Yes. It took some time, but I finally figured out that 503 is a simple code. It clearly points to Diagramma."

- Да, - улыбнулся Лэнгдон. - Однако прошло довольно много времени, прежде чем я сообразил, что 503 есть не что иное, как простейший код, ясно указывающий на "Диаграмму".


For an instant Langdon relived his moment of unexpected revelation: August 16. Two years ago. He was standing lakeside at the wedding of the son of a colleague. Bagpipes droned on the water as the wedding party made their unique entrance ... across the lake on a barge. The craft was festooned with flowers and wreaths. It carried a Roman numeral painted proudly on the hull-DCII.

Он вспомнил, как на него снизошло озарение. Два года назад, шестнадцатого августа, он стоял на берегу озера. Это было на свадьбе сына одного из его коллег. Звуки волынок отражались от поверхности воды, а жених и невеста в сопровождении шафера, подруг и друзей плыли к берегу на барке. Судно было украшено яркими цветочными фестонами и венками. На борту баржи красовались цифры - DCII.


Puzzled by the marking Langdon asked the father of the bride, "What's with 602?"

- Что значит это 602? - спросил у отца невесты заинтригованный Лэнгдон.


"602?"

- Шестьсот два?


Langdon pointed to the barge. "DCII is the Roman numeral for 602."

- DCII римскими цифрами означает 602, - пояснил Лэнгдон, показывая на барку.


The man laughed. "That's not a Roman numeral. That's the name of the barge."

- Это вовсе не римские цифры, - рассмеялся коллега. - Это название барки.


"The DCII?"

- DCII?


The man nodded. "The Dick and Connie II."

- Именно. "Dick and Connie II".


Langdon felt sheepish. Dick and Connie were the wedding couple. The barge obviously had been named in their honor.

Лэнгдон почувствовал себя полным ослом. Диком и Конни звали сочетающихся браком молодых людей. Барка получила название в их честь.


"What happened to the DCI?"

- А что же случилось с DCI? - спросил Лэнгдон.


The man groaned. "It sank yesterday during the rehearsal luncheon."

- Затонула вчера во время репетиции, - простонал папаша невесты.


Langdon laughed. "Sorry to hear that." He looked back out at the barge. The DCII, he thought. Like a miniature QEII. A second later, it had hit him.

- Примите мои соболезнования, - рассмеялся Лэнгдон. Он посмотрел на барку и подумал: DCII - как миниатюрный QEII62. И в этот момент на него снизошло озарение.


Now Langdon turned to Vittoria. "503," he said, "as I mentioned, is a code. It's an Illuminati trick for concealing what was actually intended as a Roman numeral. The number 503 in Roman numerals is-"

- Число 503, как я уже сказал, является кодом. Сообщество "Иллюминати" просто хотело скрыть за этим числом римские цифры, - пояснил Лэнгдон. - И это будет...


"DIII."

- DIII, - подхватила девушка.


Langdon glanced up. "That was fast. Please don't tell me you're an Illuminata."

- Быстро сообразили, - усмехнулся американец. - Только не говорите мне, что вы состоите в "Иллюминати".


She laughed. "I use Roman numerals to codify pelagic strata."

- Нет, я не иллюминатка, - рассмеялась Виттория. - А римские цифры я использую для кодификации различных уровней при составлении перечней.


Of course, Langdon thought. Don't we all.

"Ну конечно, - подумал Лэнгдон. - Ведь мы все так поступаем".


Vittoria looked over. "So what is the meaning of DIII?"

- Так что же означает это DIII? - спросила она.


"DI and DII and DIII are very old abbreviations. They were used by ancient scientists to distinguish between the three Galilean documents most commonly confused.

- DI, DII и DIII - очень старые сокращения, которыми ученые обозначали три труда Галилея - с ними довольно часто возникала путаница.


Vittoria drew a quick breath. "Diаlogo ... Discorsi ... Diagramma."

- Dialogo... Discorsi... Diagramma... - прошептала девушка.


"D-one. D-two. D-three. All scientific. All controversial. 503 is DIII. Diagramma. The third of his books."

- Д-1, Д-2, Д-3. Три научных труда. Все три вызвали ожесточенные споры. 503 - это DIII. Третья из работ Галилея.


Vittoria looked troubled. "But one thing still doesn't make sense. If this segno, this clue, this advertisement about the Path of Illumination was really in Galileo's Diagramma, why didn't the Vatican see it when they repossessed all the copies?"

- Но я все же не понимаю одного, - сказала Виттория. - Если этот ключ, или segno, содержится в книге Галилея, то почему Ватикан не смог обнаружить Путь просвещения после того, как завладел всеми экземплярами?


"They may have seen it and not noticed. Remember the Illuminati markers? Hiding things in plain view? Dissimulation? The segno apparently was hidden the same way-in plain view. Invisible to those who were not looking for it. And also invisible to those who didn't understand it."

- Они наверняка видели указание, но не обратили на него внимания. Припомните, как иллюминаты разместили свои вехи? Они спрятали их на самом виду. Мимикрия. Segno, очевидно, скрыт точно таким же образом. Он невидим для тех, кто его не ищет. Равно как и для тех, кто не способен его понять.


"Meaning?"

- Понять?


"Meaning Galileo hid it well. According to historic record, the segno was revealed in a mode the Illuminati called lingua pura."

- Галилей его хорошо спрятал. Если верить историкам, segno записан на языке, который иллюминаты называли "чистым". На lingua pura.


"The pure language?"

- Чистый язык?


"Yes."

- Да.


"Mathematics?"

- Язык математики?


"That's my guess. Seems pretty obvious. Galileo was a scientist after all, and he was writing for scientists. Math would be a logical language in which to lay out the clue. The booklet is called Diagramma, so mathematical diagrams may also be part of the code."

- Думаю, что именно так. Это достаточно очевидно. Галилей был ученым и писал для ученых. Математика была вполне логичным выбором для сокрытия ключа. Брошюра называется "Диаграмма", и математические диаграммы сами по себе могли быть частью кода.


Vittoria sounded only slightly more hopeful. "I suppose Galileo could have created some sort of mathematical code that went unnoticed by the clergy."

- Остается надеяться лишь на то, что Галилей создал такой математический код, расшифровать который оказалось не под силу клирикам. - Судя по тону, которым были произнесены эти слова, девушка все еще не до конца избавилась от своих сомнений.


"You don't sound sold," Langdon said, moving down the row.

- Итак, насколько я понимаю, мне не удалось вас убедить? - сказал Лэнгдон.


"I'm not. Mainly because you aren't. If you were so sure about DIII, why didn't you publish? Then someone who did have access to the Vatican Archives could have come in here and checked out Diagramma a long time ago."

- Не удалось, - ответила она, - но только потому, что вы сами до конца не уверены в своей правоте. Вы наверняка опубликовали бы свое открытие, если бы были абсолютно уверены в правильности своих умозаключений. Если бы вы это сделали, люди, которые имеют доступ к архивам, смогли бы подтвердить или опровергнуть ваше открытие, обратившись к подлиннику.


"I didn't want to publish," Langdon said. "I had worked hard to find the information and-" He stopped himself, embarrassed.

- Я не хотел публиковаться раньше времени, - сказал Лэнгдон. - Я изо всех сил пытался самостоятельно добыть подтверждение. Я не хотел... - начал было он, но тут же смущенно умолк.


"You wanted the glory."

- Вы жаждали славы, - закончила она вместо него.


Langdon felt himself flush. "In a manner of speaking. It's just that-"

- В некотором роде, - сказал Лэнгдон, заливаясь краской стыда. - Но это всего лишь...


"Don't look so embarrassed. You're talking to a scientist. Publish or perish. At CERN we call it 'Substantiate or suffocate.' "

- Не смущайтесь. Ведь вы говорите с ученым. Опубликуй или погибни. В ЦЕРНе мы обычно говорим: "Докажи или сдохни".


"It wasn't only wanting to be the first. I was also concerned that if the wrong people found out about the information in Diagramma, it might disappear."

- Дело не только в моем желании быть первым. Я опасался, что если о segno узнают не те, кому следует, знак может навсегда исчезнуть вместе с брошюрой.


"The wrong people being the Vatican?"

- Говоря о не тех, кому следует, вы имеете в виду Ватикан?


"Not that they are wrong, per se, but the church has always downplayed the Illuminati threat. In the early 1900s the Vatican went so far as to say the Illuminati were a figment of overactive imaginations. The clergy felt, and perhaps rightly so, that the last thing Christians needed to know was that there was a very powerful anti-Christian movement infiltrating their banks, politics, and universities."

- Я не хочу сказать, что здешние обитатели как таковые являются плохими людьми. Но церковь в целом постоянно пыталась отрицать значение ордена "Иллюминати". В начале 1900-х годов Ватикан дошел до того, что объявил сообщество плодом больного воображения. Клир полагал и, видимо, не без основания, что простым христианам вовсе не следует знать о том, что существовала могущественная антихристианская организация, члены которой сумели проникнуть в банковскую систему, политические круги и университеты.


Present tense, Robert, he reminded himself. There IS a powerful anti-Christian force infiltrating their banks, politics, and universities.

"Употребляй настоящее время, Роберт, - сказал он себе. - Надо говорить: существует антихристианская организация, члены которой действуют в банковской системе, политических кругах и университетах".


"So you think the Vatican would have buried any evidence corroborating the Illuminati threat?"

- Значит, вы считаете, что Ватикан мог навеки похоронить любое доказательство существования угрозы церкви со стороны иллюминатов?


"Quite possibly. Any threat, real or imagined, weakens faith in the church's power."

- Не исключено. При этом речь может идти о любой опасности - действительной или воображаемой. Если люди узнают о ней, это подорвет их веру в могущество церкви.


"One more question." Vittoria stopped short and looked at him like he was an alien. "Are you serious?"

- И последний вопрос, - глядя на него, как на марсианина, сказала Виттория, - вы действительно во все это верите?


Langdon stopped. "What do you mean?"

- Во что? - спросил Лэнгдон. От неожиданности он даже остановился.


"I mean is this really your plan to save the day?" Langdon wasn't sure whether he saw amused pity or sheer terror in her eyes.

- Вы действительно верите, что вам все это удастся? Лэнгдон так и не понял, что прозвучало в ее словах - ирония, жалость или страх?


"You mean finding Diagramma?"

- Вы сомневаетесь, что я найду "Диаграмму"? - в свою очередь, спросил он.


"No, I mean finding Diagramma, locating a four-hundred-year-old segno, deciphering some mathematical code, and following an ancient trail of art that only the most brilliant scientists in history have ever been able to follow ... all in the next four hours."

- Нет, дело не только в "Диаграмме". Ведь речь идет о том, что нам следует найти книгу, обнаружить в ней segno, которому исполнилось четыре сотни лет, расшифровать какой-то математический код и пройти по древней тропе искусства, которую способен заметить лишь самый изощренный ум... И на все это нам отпущено лишь четыре часа.


Langdon shrugged. "I'm open to other suggestions."

- Я готов выслушать любые альтернативные предложения, - пожал плечами Лэнгдон.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru