Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

50

Глава 50


Robert Langdon stood outside Archive Vault 9 and read the labels on the stacks. BRAHE ... CLAVIUS ... COPERNICUS ... KEPLER ... NEWTON ...

Роберт Лэнгдон стоял у архивного хранилища номер 9 и читал прикрепленные к полкам ярлыки: БРАГЕ... КОПЕРНИК... КЕПЛЕР... НЬЮТОН...


As he read the names again, he felt a sudden uneasiness.Here are the scientists ... but where is Galileo? He turned to Vittoria, who was checking the contents of a nearby vault. "I found the right theme, but Galileo's missing."

Повернувшись к Виттории, изучавшей содержимое соседнего хранилища, Лэнгдон сказал: - Я нашел нужную рубрику, но Галилея в ней нет.


"No he isn't," she said, frowning as she motioned to the next vault. "He's over here. But I hope you brought your reading glasses, because this entire vault is his."

- Его там нет, - сказала она, переходя к следующему стеклянному кубу, - но не огорчайтесь. Он здесь. Надеюсь, вы не забыли прихватить очки? Они вам понадобятся, поскольку все это хранилище посвящено нашему герою.


Langdon ran over. Vittoria was right. Every indictor tab in Vault 10 carried the same keyword.

Лэнгдон подбежал к девушке и убедился, что та права. Все указатели хранилища номер 10 содержали лишь два слова:


IL PROCESO GALILEANO

IL PROCESSO GALILEANO


Langdon let out a low whistle, now realizing why Galileo had his own vault.

Лэнгдон даже присвистнул, увидев, что Галилею отведен целый блок.


"The Galileo Affair," he marveled, peering through the glass at the dark outlines of the stacks. "The longest and most expensive legal proceeding in Vatican history. Fourteen years and six hundred million lire. It's all here."

- "Дело Галилея"! - восхитился он, вглядываясь сквозь стекло в темные ряды полок. - Самый продолжительный и самый дорогой судебный процесс в истории Ватикана. Четырнадцать лет и шестьсот миллионов лир. И все это собрано здесь.


"Have a few legal documents."

- То еще собрание юридических документов!


"I guess lawyers haven't evolved much over the centuries."

- Похоже, что юристы за последние четыреста лет не очень изменились.


"Neither have sharks."

- Не больше, чем акулы.


Langdon strode to a large yellow button on the side of the vault. He pressed it, and a bank of overhead lights hummed on inside. The lights were deep red, turning the cube into a glowing crimson cell ... a maze of towering shelves.

Лэнгдон надавил на большую желтую кнопку, и за стеклом под самым потолком вспыхнула батарея темно-красных ламп, превратив хранилище в светящийся багровый куб с темным лабиринтом полок.


"My God," Vittoria said, looking spooked. "Are we tanning or working?"

- Бог мой, - произнесла Виттория, - так мы будем загорать или работать?


"Parchment and vellum fades, so vault lighting is always done with dark lights."

- Пергамент под воздействием света обесцвечивается, поэтому все хранилища имеют приглушенное освещение.


"You could go mad in here."

- Да мы там просто свихнемся.


Or worse, Langdon thought, moving toward the vault's sole entrance.

Или даже хуже того, подумал Лэнгдон, подходя к единственному входу в стеклянный куб.


"A quick word of warning. Oxygen is an oxidant, so hermetic vaults contain very little of it. It's a partial vacuum inside. Your breathing will feel strained."

- Хочу вас предупредить. Поскольку кислород является окислителем, его содержание в атмосфере хранилища существенно снижено. В кубе соблюдается частичный вакуум, и ваше дыхание будет затруднено.


"Hey, if old cardinals can survive it."

- Не волнуйтесь. Если даже старцы кардиналы выдерживают эту атмосферу...


True, Langdon thought. May we be as lucky.

"Верно, - подумал Лэнгдон. - Может, и нам повезет".


The vault entrance was a single electronic revolving door. Langdon noted the common arrangement of four access buttons on the door's inner shaft, one accessible from each compartment. When a button was pressed, the motorized door would kick into gear and make the conventional half rotation before grinding to a halt-a standard procedure to preserve the integrity of the inner atmosphere.

В хранилище вела единственная вращающаяся дверь. В шахте двери ученый заметил четыре кнопки, по одной в каждом отсеке. Когда нажимали на кнопку, управляемая электроникой дверь приходила в движение. Совершив пол-оборота, она останавливалась в соответствии со стандартной процедурой сохранения постоянного атмосферного давления в помещении.


"After I'm in," Langdon said, "just press the button and follow me through. There's only eight percent humidity inside, so be prepared to feel some dry mouth."

- После того как я войду, - продолжал Лэнгдон, - нажмите на кнопку и следуйте за мной. Учтите, что влажность там не превышает восьми процентов, поэтому будьте готовы к появлению сухости во рту и горле.


Langdon stepped into the rotating compartment and pressed the button. The door buzzed loudly and began to rotate. As he followed its motion, Langdon prepared his body for the physical shock that always accompanied the first few seconds in a hermetic vault. Entering a sealed archive was like going from sea level to 20,000 feet in an instant. Nausea and light-headedness were not uncommon. Double vision, double over, he reminded himself, quoting the archivist's mantra. Langdon felt his ears pop. There was a hiss of air, and the door spun to a stop.

Лэнгдон зашел в открытую секцию и надавил на кнопку. Дверь издала громкий сигнал и начала вращаться. Следуя за двигающейся панелью, Лэнгдон готовил себя к шоку, который он всегда испытывал, оказываясь в помещении с пониженным атмосферным давлением. Такое ощущение может испытать человек, мгновенно оказавшийся на высоте 20 000 футов. Столь резкий перепад давления довольно часто сопровождается легкой тошнотой и головокружением. "В глазах двоится, в ушах шумит", - вспомнил он присказку архивистов, ощутив хлопок в ушах. Послышалось шипение, и дверь замерла.


He was in.

Он был в архиве.


Langdon's first realization was that the air inside was thinner than he had anticipated. The Vatican, it seemed, took their archives a bit more seriously than most. Langdon fought the gag reflex and relaxed his chest while his pulmonary capillaries dilated. The tightness passed quickly. Enter the Dolphin, he mused, gratified his fifty laps a day were good for something. Breathing more normally now, he looked around the vault. Despite the transparent outer walls, he felt a familiar anxiety. I'm in a box, he thought. A blood red box.

Воздух в кубе оказался даже более разреженным, чем он предполагал. Похоже, что в Ватикане относились к своим архивам несколько бережнее, чем в большинстве других учреждений. Лэнгдон поборол рефлекторное желание вдохнуть как можно глубже и замер. Капилляры его легких вскоре расширились, и напряжение сразу спало. "Превращаемся в дельфина", - сказал он себе, с благодарностью вспоминая те пятьдесят дистанций, которые он каждый день проплывал в бассейне. Выходит, он напрягался не зря. Когда дыхание почти полностью восстановилось, Лэнгдон огляделся по сторонам. Несмотря на то что стены помещения были стеклянными, к нему вернулось привычное чувство тревоги. "Я заперт в ящике, - думал он. - В кровавой красной коробке".


The door buzzed behind him, and Langdon turned to watch Vittoria enter. When she arrived inside, her eyes immediately began watering, and she started breathing heavily.

За его спиной снова раздался сигнал, и Лэнгдон обернулся. В хранилище вошла Виттория. Ее глаза сразу же начали слезиться, а дыхание стало тяжелым.


"Give it a minute," Langdon said. "If you get light-headed, bend over."

- Потерпите минутку, - сказал Лэнгдон, - а если кружится голова, слегка наклонитесь.


"I ... feel ..." Vittoria choked, "like I'm ... scuba diving ... with the wrong ... mixture."

- У... меня... - задыхаясь, начала Виттория, - у меня такое ощущение... что я ныряю с аквалангом... а баллоны заполнили не той газовой смесью.


Langdon waited for her to acclimatize. He knew she would be fine. Vittoria Vetra was obviously in terrific shape, nothing like the doddering ancient Radcliffe alumnae Langdon had once squired through Widener Library's hermetic vault. The tour had ended with Langdon giving mouth-to-mouth to an old woman who'd almost aspirated her false teeth.

Лэнгдон подождал, пока девушка придет в себя. Он знал, что с ней все будет в полном порядке. Виттория Ветра находилась в потрясающей физической форме и являла собой полную противоположность той престарелой выпускнице Редклифа, которую Лэнгдону пришлось спасать, делая ей искусственное дыхание методом "изо рта в рот". Случилось это, когда он знакомил старушку с архивным хранилищем Гарвардской библиотеки. Бедняга тогда едва не погибла, подавившись своей искусственной челюстью.


"Feeling better?" he asked. Vittoria nodded.

- Ну как? - спросил американец. - Вам уже лучше? Виттория утвердительно кивнула.


"I rode your damn space plane, so I thought I owed you."

- Мне пришлось лететь на вашем проклятом стратоплане, а долг, как известно, платежом красен.


This brought a smile. "Touch."

- Сдаюсь, - с трудом выдавив улыбку, произнесла она.


Langdon reached into the box beside the door and extracted some white cotton gloves.

Лэнгдон запустил руку в стоящий у дверей ящик и извлек оттуда пару белых нитяных перчаток.


"Formal affair?" Vittoria asked.

- Разве нас ждет светский раут? - спросила Виттория.


"Finger acid. We can't handle the documents without them. You'll need a pair."

- Все дело в кислоте, которая образуется на пальцах. Мы не можем работать с документами без перчаток.


Vittoria donned some gloves. "How long do we have?"

- Сколько времени в нашем распоряжении? - спросила Виттория, также доставая из ящика перчатки.


Langdon checked his Mickey Mouse watch. "It's just past seven."

- Начало восьмого, - ответил Лэнгдон, взглянув на Микки-Мауса.


"We have to find this thing within the hour."

- Нам надо управиться здесь меньше чем за час.


"Actually," Langdon said, "we don't have that kind of time." He pointed overhead to a filtered duct. "Normally the curator would turn on a reoxygenation system when someone is inside the vault. Not today. Twenty minutes, we'll both be sucking wind."

- Честно говоря, даже этого времени у нас нет, - сказал Лэнгдон, указывая на прикрытый фильтром вентиляционный люк. - Когда внутри куба находятся люди, смотритель обычно увеличивает подачу кислорода. Но сегодня этого не случится. Через двадцать минут мы начнем задыхаться.


Vittoria blanched noticeably in the reddish glow.

Даже в красном свете было видно, как побледнела Виттория.


Langdon smiled and smoothed his gloves. "Substantiate or suffocate, Ms. Vetra. Mickey's ticking."

- Итак, докажи или сдохни. Так, кажется, говорят у вас в ЦЕРНе, мисс Ветра? - усмехнулся Лэнгдон, разглаживая перчатки. - Поторопимся. Микки-Маус продолжает тикать.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru