Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

Langdon shrugged. "The Illuminati said they wanted the whole world watching. Killing a cardinal at the Pantheon would certainly open some eyes."

- Иллюминаты, по их словам, хотят, чтобы весь мир следил за экзекуцией. Убийство кардинала в Пантеоне наверняка привлечет всеобщее внимание.


"But how does this guy expect to kill someone at the Pantheon and get away unnoticed? It would be impossible."

- Не могу поверить, что этот парень рассчитывает скрыться, совершив преступление на глазах многочисленной публики. Такое просто невозможно!


"As impossible as kidnapping four cardinals from Vatican City? The poem is precise."

- Похищение четырех кардиналов из Ватикана тоже представлялось делом совершенно немыслимым. Однако это произошло. Четверостишие прямо указывает на Пантеон.


"And you're certain Raphael is buried inside the Pantheon?"

- А вы уверены, что Рафаэль похоронен в его стенах?


"I've seen his tomb many times."

- Я много раз видел его гробницу.


Vittoria nodded, still looking troubled.

Виттория кивнула, хотя, судя по всему, сомнения ее до конца не оставили.


"What time is it?"

- Сколько сейчас времени? - спросила она.


Langdon checked. "Seven-thirty."

- Семь тридцать, - бросив взгляд на Микки-Мауса, ответил Лэнгдон.


"Is the Pantheon far?"

- Как далеко отсюда до Пантеона?


"A mile maybe. We've got time."

- Не более мили. Мы вполне успеваем.


"The poem said Santi's earthly tomb. Does that mean anything to you?"

- А что значит "с дьявольской дырою"?


"Earthly? Actually, there's probably no more earthly place in Rome than the Pantheon. It got its name from the original religion practiced there-Pantheism-the worship of all gods, specifically the pagan gods of Mother Earth."

- Для ранних христиан, - сказал он, - видимо, не было более дьявольского места, чем это сооружение. Ведь оно получило свое название от более ранней религии, именуемой пантеизмом. Адепты этой веры поклонялись всем богам, и в первую очередь матери Земле.


As a student of architecture, Langdon had been amazed to learn that the dimensions of the Pantheon's main chamber were a tribute to Gaea-the goddess of the Earth. The proportions were so exact that a giant spherical globe could fit perfectly inside the building with less than a millimeter to spare.

Еще будучи студентом, Лэнгдон удивлялся тому, что огромный центральный зал Пантеона был посвящен Гее - богине Земли. Пропорции зала были настолько совершенны, что переход от стен к гигантскому куполу был абсолютно незаметен для глаза.


"Okay," Vittoria said, sounding more convinced. "And demon's hole? From Santi's earthly tomb with demon's hole?"

- Но почему все же с "дьявольской"? - не унималась Виттория.


Langdon was not quite as sure about this.

Точного ответа на этот вопрос у Лэнгдона не имелось.


"Demon's hole must mean the oculus," he said, making a logical guess. "The famous circular opening in the Pantheon's roof."

- "Дьявольской дырою" Мильтон, видимо, называет oculus, - высказал логичное предположение американец, - знаменитое круглое отверстие в центре свода.


"But it's a church," Vittoria said, moving effortlessly beside him. "Why would they call the opening a demon's hole?"

- Но это же церковь, - продолжала Виттория, легко шагая рядом с ним. - Почему они назвали отверстие дьявольским?


Langdon had actually been wondering that himself. He had never heard the term"demon's hole," but he did recall a famous sixth-century critique of the Pantheon whose words seemed oddly appropriate now. The Venerable Bede had once written that the hole in the Pantheon's roof had been bored by demons trying to escape the building when it was consecrated by Boniface IV.

Лэнгдон этого не знал, тем более что выражение "дьявольская дыра" он слышал впервые. Но сейчас он припомнил то, что говорили в VI-VII веках о Пантеоне теологи. Беда Достопочтенный утверждал, например, что отверстие в куполе пробили демоны, спасаясь бегством из языческого храма в тот момент, когда его освящал папа Бонифаций IV. Теперь эти слова приобрели для Лэнгдона новый смысл.


"And why," Vittoria added as they entered a smaller courtyard, "why would the Illuminati use the name Santi if he was really known as Raphael?"

- И почему братство "Иллюминати" использовало фамилию "Санти", вместо того чтобы сказать просто: "Рафаэль"? - спросила Виттория, когда они вошли в маленький дворик перед зданием штаба швейцарской гвардии.


"You ask a lot of questions."

- Вы задаете слишком много вопросов.


"My dad used to say that."

- Папа мне постоянно об этом говорил.


"Two possible reasons. One, the word Raphael has too many syllables. It would have destroyed the poem's iambic pentameter."

- Я вижу две возможные причины. Одна из них заключается в том, что в слове "Рафаэль" слишком много слогов, что могло нарушить ямбический строй стиха.


"Sounds like a stretch."

- Выглядит не очень убедительно, - заметила девушка.


Langdon agreed. "Okay, then maybe using 'Santi' was to make the clue more obscure, so only very enlightened men would recognize the reference to Raphael."

- И во-вторых, - продолжал Лэнгдон, - слово "Санти" делало четверостишие менее понятным, так как только самые образованные люди знали фамилию Рафаэля.


Vittoria didn't appear to buy this either.

И эта версия, похоже, Витторию не удовлетворила.


"I'm sure Raphael's last name was very well known when he was alive."

- Не сомневаюсь, что при жизни художника его фамилия была хорошо известна, - сказала она.


"Surprisingly not. Single name recognition was a status symbol. Raphael shunned his last name much like pop stars do today. Take Madonna, for example. She never uses her surname, Ciccone."

- Как ни удивительно, но это вовсе не так. Известность по имени символизировала тогда всеобщее признание. Рафаэль избегал использовать свою фамилию, точно так же, как это делают современные поп-идолы. Мадонна, например, бежит от своей фамилии Чикконе как от чумы.


Vittoria looked amused. "You know Madonna's last name?"

- Неужели вы знаете фамилию Мадонны? - изумленно спросила Виттория.


Langdon regretted the example. It was amazing the kind of garbage a mind picked up living with 10,000 adolescents.

Лэнгдон уже успел пожалеть о своем примере. Удивительно, какая чепуха лезет в голову, когда живешь среди десяти тысяч подростков.


As he and Vittoria passed the final gate toward the Office of the Swiss Guard, their progress was halted without warning.

Когда Лэнгдон и Виттория подходили к дверям штаба, их остановил грозный окрик:


"Para!" a voice bellowed behind them.

- Стоять!


Langdon and Vittoria wheeled to find themselves looking into the barrel of a rifle.

Обернувшись, они увидели, что на них обращен ствол автомата.


"Attento!" Vittoria exclaimed, jumping back. "Watch it with-"

- Эй! - крикнула Виттория. - Поосторожнее с оружием, оно может...


"Non sportarti!" the guard snapped, cocking the weapon.

- Никаких шортов! - рявкнул часовой, не опуская ствола.


"Soldato!" a voice commanded from across the courtyard. Olivetti was emerging from the security center. "Let them go!"

- Soldato! - прогремел за их спиной голос возникшего на пороге Оливетти. - Немедленно пропустить!


The guard looked bewildered. "Ma, signore, и una donna-"

- Но, синьор, на даме... - начал потрясенный этим приказом швейцарец.


"Inside!" he yelled at the guard. "Signore, non posso-"

- В помещение! - проревел коммандер. - Но, синьор, я на посту...


"Now! You have new orders. Captain Rocher will be briefing the corps in two minutes. We will be organizing a search."

- Немедленно! Там ты получишь новый приказ. Через две минуты капитан Рошер приступит к инструктированию персонала. Мы организуем новый поиск.


Looking bewildered, the guard hurried into the security center. Olivetti marched toward Langdon, rigid and steaming.

Так и не пришедший в себя часовой нырнул в здание, а дымящийся от злости Оливетти подошел к Лэнгдону и Виттории.


"Our most secret archives? I'll want an explanation."

- Итак, вы побывали в наших секретных архивах. Я жду информации.


"We have good news," Langdon said.

- У нас хорошие новости, - сказал Лэнгдон.


Olivetti's eyes narrowed. "It better be damn good."

- Остается надеяться, что это будут чертовски хорошие новости! - прищурившись, бросил коммандер.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru