Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

61

Глава 61


The air inside the Pantheon was cool and damp, heavy with history. The sprawling ceiling hovered overhead as though weightless-the 141-foot unsupported span larger even than the cupola at St. Peter's. As always, Langdon felt a chill as he entered the cavernous room. It was a remarkable fusion of engineering and art. Above them the famous circular hole in the roof glowed with a narrow shaft of evening sun. The oculus, Langdon thought. The demon's hole.

Воздух в Пантеоне был прохладным, чуть влажным и насквозь пропитанным историей. Куполообразный, с пятью рядами кессонов потолок возносился на высоту более сорока трех метров. Лишенный каких-либо опор купол казался невесомым, хотя диаметром превосходил купол собора Святого Петра. Входя в этот грандиозный сплав инженерного мастерства и высокого искусства, Лэнгдон всегда холодел от восторга. Из находящегося над их головой отверстия узкой полосой лился свет вечернего солнца. "Oculus, - подумал Лэнгдон. - Дьявольская дыра".


They had arrived.

Итак, они на месте.


Langdon's eyes traced the arch of the ceiling sloping outward to the columned walls and finally down to the polished marble floor beneath their feet. The faint echo of footfalls and tourist murmurs reverberated around the dome. Langdon scanned the dozen or so tourists wandering aimlessly in the shadows. Are you here?

Лэнгдон посмотрел на потолок, на украшенные колоннами стены и на мраморный пол под ногами. От свода храма едва слышно отражалось эхо шагов и почтительного шепота туристов. Американец обежал взглядом дюжину зевак, бесцельно шляющихся в тени вдоль стен. Кто эти люди? И есть ли среди них тот, кого они ищут?


"Looks pretty quiet," Vittoria said, still holding his hand. Langdon nodded.

- Все очень спокойно, - заметила Виттория. Лэнгдон кивнул, соглашаясь.


"Where's Raphael's tomb?"

- А где могила Рафаэля?


Langdon thought for a moment, trying to get his bearings. He surveyed the circumference of the room. Tombs. Altars. Pillars. Niches. He motioned to a particularly ornate funerary across the dome and to the left.

Лэнгдон ответил не сразу, пытаясь сообразить, где находится гробница. Он обвел глазами круглый зал. Надгробия. Алтари. Колонны. Ниши. Подумав немного, он показал на группу изысканных надгробий в левой части противоположной стороны зала.


"I think that's Raphael's over there."

- Думаю, что гробница Санти там.


Vittoria scanned the rest of the room. "I don't see anyone who looks like an assassin about to kill a cardinal. Shall we look around?"

- Я не вижу никого, кто хотя бы отдаленно смахивал на убийцу, - сказала Виттория, еще раз внимательно оглядев помещение.


Langdon nodded. "There's only one spot in here where anyone could be hiding. We better check the rientranze."

- Здесь не много мест, где можно было бы укрыться, - заметил Лэнгдон. - Прежде всего нам следует осмотреть reintranze.


"The recesses?"

- Ниши? - уточнила Виттория.


"Yes." Langdon pointed. "The recesses in the wall."

- Да, - сказал американец. - Ниши в стене.


Around the perimeter, interspersed with the tombs, a series of semicircular niches were hewn in the wall. The niches, although not enormous, were big enough to hide someone in the shadows. Sadly, Langdon knew they once contained statues of the Olympian gods, but the pagan sculptures had been destroyed when the Vatican converted the Pantheon to a Christian church. He felt a pang of frustration to know he was standing at the first altar of science, and the marker was gone. He wondered which statue it had been, and where it had pointed. Langdon could imagine no greater thrill than finding an Illuminati marker-a statue that surreptitiously pointed the way down the Path of Illumination. Again he wondered who the anonymous Illuminati sculptor had been.

По всему периметру зала в стенах, перемежаясь с гробницами, находились углубления. Эти обрамленные колоннами ниши были неглубокими, но царившая в них тень все же могла служить убежищем. В свое время там стояли статуи богов-олимпийцев, но все языческие скульптуры уничтожили, когда античный храм был превращен в христианскую церковь. Этот факт очень огорчал Лэнгдона, и он чувствовал бессилие отчаяния, понимая, что стоит у первого алтаря науки, а все вехи, указывающие дальнейший путь, разрушены. Интересно, кому из олимпийцев была посвящена та статуя и в каком направлении она указывала? Ученый понимал, какой восторг он мог бы почувствовать, увидев первую веху на Пути просвещения. Но вехи, увы, не было. Интересно, думал он, кто мог быть тем скульптором, трудом которого воспользовалось братство "Иллюминати"?


"I'll take the left arc," Vittoria said, indicating the left half of the circumference. "You go right. See you in a hundred and eighty degrees."

- Я беру на себя левое полукружие, - сказала Виттория, обводя рукой одну сторону зала. - А вам оставляю правое. Встретимся через сто восемьдесят градусов.


Langdon smiled grimly. As Vittoria moved off, Langdon felt the eerie horror of the situation seeping back into his mind. As he turned and made his way to the right, the killer's voice seemed to whisper in the dead space around him. Eight o'clock. Virgin sacrifices on the altars of science. A mathematical progression of death. Eight, nine, ten, eleven ... and at midnight. Langdon checked his watch: 7:52. Eight minutes.

Виттория двинулась влево, и Лэнгдон, с новой силой ощутив весь ужас своего положения, невесело улыбнулся. Он пошел направо, и ему казалось, что вслед ему раздался шепот: "Спектакль начнется в восемь часов. Невинные жертвы на алтаре науки. Один кардинал каждый час. Математическая прогрессия смерти. В восемь, девять, десять, одиннадцать... и в полночь". Лэнгдон снова посмотрел на часы. 7:52. Осталось всего восемь минут.


As Langdon moved toward the first recess, he passed the tomb of one of Italy's Catholic kings. The sarcophagus, like many in Rome, was askew with the wall, positioned awkwardly. A group of visitors seemed confused by this. Langdon did not stop to explain. Formal Christian tombs were often misaligned with the architecture so they could lie facing east. It was an ancient superstition that Langdon's Symbology 212 class had discussed just last month.

На пути к первой нише Лэнгдон прошел мимо гробницы одного из католических правителей Италии. Его саркофаг, как это часто бывает в Риме, стоял под углом к стене. Группа иностранных туристов с недоумением взирала на эту, с их точки зрения, нелепость. Лэнгдон не стал тратить время на то, чтобы разъяснять причины. Дело в том, что по христианскому обычаю все захоронения должны быть ориентированы так, чтобы покойники смотрели на восток, и обычай частенько вступал в противоречие с требованиями архитектуры. Американец улыбнулся, вспомнив, как этот предрассудок совсем недавно обсуждался на его семинаре по проблемам религиозной символики.


"That's totally incongruous!" a female student in the front had blurted when Langdon explained the reason for east-facing tombs. "Why would Christians want their tombs to face the rising sun? We're talking about Christianity ... not sun worship!"

- Но это же полная нелепость! - громко возмущалась одна из студенток. - Почему церковь хочет, чтобы мертвецы смотрели на восходящее солнце? Ведь мы же говорим о христианах, а не... о солнцепоклонниках!


Langdon smiled, pacing before the blackboard, chewing an apple. "Mr. Hitzrot!" he shouted.

- Мистер Хитцрот! - воскликнул Лэнгдон, который в этот момент расхаживал у доски, жуя яблоко.


A young man dozing in back sat up with a start.

Дремлющий в последнем ряду студент даже подпрыгнул от неожиданности.


"What! Me?"

- Кто? Я?


Langdon pointed to a Renaissance art poster on the wall. "Who is that man kneeling before God?"

- Вы, вы, - подтвердил Лэнгдон и, указывая на прикрепленную к стене репродукцию какой-то картины периода Ренессанса, продолжил: - Кто, по вашему мнению, человек, преклонивший колени перед Творцом?


"Um ... some saint?"

- Хм-м... Какой-то святой, видимо.


"Brilliant. And how do you know he's a saint?"

- Превосходно. А откуда вам стало известно, что это - святой?


"He's got a halo?"

- У него над головой нимб.


"Excellent, and does that golden halo remind you of anything?"

- Прекрасно. И этот золотой нимб вам ничего не напоминает?


Hitzrot broke into a smile. "Yeah! Those Egyptian things we studied last term. Those ... um ... sun disks!"

- Напоминает, - расплылся в широкой улыбке Хитцрот. - Это похоже на те египетские штуки, которые мы изучали в прошлом семестре. Как их там?.. Ах да! Солнечные диски!


"Thank you, Hitzrot. Go back to sleep." Langdon turned back to the class. "Halos, like much of Christian symbology, were borrowed from the ancient Egyptian religion of sun worship. Christianity is filled with examples of sun worship."

- Благодарю вас, Хитцрот. Можете спать дальше, - милостиво произнес Лэнгдон и, поворачиваясь к классу, продолжил: - Нимбы, как и многие иные символы христианства, позаимствованы у древних египтян, которые поклонялись солнцу. В христианстве можно найти массу отголосков этой старинной религии.


"Excuse me?" the girl in front said. "I go to church all the time, and I don't see much sun worshiping going on!"

- Простите, - не сдавалась девица в первом ряду, - я регулярно хожу в церковь и не вижу, чтобы там поклонялись солнцу.


"Really? What do you celebrate on December twenty-fifth?"

- Неужели? Скажите, какое событие вы отмечаете двадцать пятого декабря?


"Christmas. The birth of Jesus Christ."

- Рождество. Рождение Иисуса Христа.


"And yet according to the Bible, Christ was born in March, so what are we doing celebrating in late December?"

- Однако, согласно Библии, Спаситель был рожден в марте. С какой стати мы отмечаем день его появления на свет в декабре?


Silence.

В аудитории воцарилось молчание.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru Где можно заказать купить дипломную работу barnaul.akademikz.ru. . Все статьи написание контрольных работ на заказ.