Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

62

Глава 62


Langdon's progress around his side of the Pantheon was being hampered somewhat by the guide on his heels, now continuing his tireless narration as Langdon prepared to check the final alcove.

Продвижению Лэнгдона вдоль стены Пантеона мешал тащившийся за ним по пятам и не перестававший болтать чичероне. Когда американец собрался обследовать очередную нишу, гид восторженно воскликнул:


"You certainly seem to be enjoying those niches!" the docent said, looking delighted. "Were you aware that the tapering thickness of the walls is the reason the dome appears weightless?"

- Я вижу, что вы восхищены этими углублениями в стенах! А вам известно, что купол кажется невесомым потому, что толщина стен к потолку постепенно уменьшается?


Langdon nodded, not hearing a word as he prepared to examine another niche. Suddenly someone grabbed him from behind. It was Vittoria. She was breathless and tugging at his arm. From the look of terror on her face, Langdon could only imagine one thing. She found a body. He felt an upswelling of dread.

Лэнгдон кивнул, хотя и не слышал ни слова, так как уже приготовился осматривать следующую нишу. Неожиданно он почувствовал, что кто-то сзади схватил его за руку. Это была Виттория. Задыхаясь от волнения, девушка молча тянула его за рукав. Она обнаружила тело, подумал Лэнгдон, увидев на ее лице выражение ужаса. В этот миг он и сам ощутил страх.


"Ah, your wife!" the docent exclaimed, clearly thrilled to have another guest. He motioned to her short pants and hiking boots. "Now you I can tell are American!"

- О, ваша супруга! - воскликнул чичероне, безмерно обрадовавшись появлению еще одного слушателя. Указав на короткие шорты в обтяжку и на альпийские ботинки, он произнес: - Теперь я могу с уверенностью сказать, что передо мной американка.


Vittoria's eyes narrowed. "I'm Italian."

- Я итальянка, - бросила Виттория.


The guide's smile dimmed.

- О Боже! - Появившаяся на губах гида улыбка почему-то сразу потухла.


"Oh, dear." "Robert," Vittoria whispered, trying to turn her back on the guide. "Galileo's Diagramma. I need to see it."

- Роберт, - прошептала девушка, стараясь держаться спиной к экскурсоводу, - где "Диаграмма" Галилея? Я должна ее увидеть.


"Diagramma?" the docent said, wheedling back in. "My! You two certainly know your history! Unfortunately that document is not viewable. It is under secret preservation in the Vatican Arc-"

- О, "Diagramma"! - вступил чичероне, видимо, не желая упускать нить разговора. - Великий Боже! Вы, друзья мои, похоже, блестяще знаете историю. Однако, к сожалению, этот документ для обозрения закрыт. Он хранится в секретном архи...


"Could you excuse us?" Langdon said. He was confused by Vittoria's panic. He took her aside and reached in his pocket, carefully extracting the Diagramma folio. "What's going on?"

- Извините, - прервал его Лэнгдон. Паническое состояние Виттории и его выбило из колеи. Ученый отвел девушку чуть в сторону и осторожно вытащил "Диаграмму" из внутреннего кармана пиджака. - В чем дело? - спросил он.


"What's the date on this thing?" Vittoria demanded, scanning the sheet.

- Когда была напечатана эта работа? - спросила Виттория, пробегая глазами листок.


The docent was on them again, staring at the folio, mouth agape.

Гид снова оказался с ними рядом. Он с широко открытым ртом взирал на документ.


"That's not ... really ..."

- Не может быть... Это же не...


"Tourist reproduction," Langdon quipped. "Thank you for your help. Please, my wife and I would like a moment alone."

- Репродукция для туристов, - бросил Лэнгдон. - Благодарю вас за интересный рассказ. А теперь мне и моей жене надо несколько минут побыть одним.


The docent backed off, eyes never leaving the paper.

Чичероне попятился назад, не сводя глаз с листка.


"Date," Vittoria repeated to Langdon. "When did Galileo publish ..."

- Мне нужна дата, - повторила Виттория. - Когда "Диаграмма" увидела свет?


Langdon pointed to the Roman numeral in the lower liner.

Лэнгдон указал на римские цифры внизу страницы и сказал:


"That's the pub date. What's going on?"

- Это дата публикации. Так в чем все же дело?


Vittoria deciphered the number. "1639?"

- 1639 год, - прошептала Виттория.


"Yes. What's wrong?"

- Да. И что же из этого следует? Что здесь не так?


Vittoria's eyes filled with foreboding. "We're in trouble, Robert. Big trouble. The dates don't match."

- Мы, Роберт, попали в беду - беду очень серьезную, - сказала девушка, и Лэнгдон увидел в ее глазах настоящую тревогу. - Даты не сходятся.


"What dates don't match?"

- Какие даты?


"Raphael's tomb. He wasn't buried here until 1759. A century after Diagramma was published."

- Даты на гробнице Рафаэля. До 1759 года его прах покоился в другом месте. Прошло более ста лет со времени публикации "Диаграммы"!


Langdon stared at her, trying to make sense of the words.

Лэнгдон смотрел на нее, пытаясь понять, что она хочет сказать.


"No," he replied. "Raphael died in 1520, long before Diagramma."

- Этого не может быть, - ответил он. - Рафаэль умер в 1520 году, задолго до появления "Диаграммы".


"Yes, but he wasn't buried here until much later."

- Да. Но похоронили его здесь значительно позднее.


Langdon was lost. "What are you talking about?"

- Не понимаю, о чем вы, - сказал Лэнгдон. Он никак не мог взять в толк слова девушки.


"I just read it. Raphael's body was relocated to the Pantheon in 1758. It was part of some historic tribute to eminent Italians."

- Я только что прочитала, что тело Рафаэля как одного из наиболее выдающихся итальянцев было перенесено в Пантеон в 1759 году.


As the words settled in, Langdon felt like a rug had just been yanked out from under him.

Когда эти слова полностью дошли до сознания Лэнгдона, ему показалось, что из-под его ног неожиданно выдернули ковер.


"When that poem was written," Vittoria declared, "Raphael's tomb was somewhere else. Back then, the Pantheon had nothing at all to do with Raphael!"

- В то время, когда были написаны стихи, могила Рафаэля находилась в каком-то ином месте. В то время Пантеон не имел никакого отношения к художнику!


Langdon could not breathe. "But that ... means ..."

- Но это... означает... - едва сумел выдохнуть Лэнгдон.


"Yes! It means we're in the wrong place!"

- Именно! Это означает, что мы находимся не в том месте!


Langdon felt himself sway.

У Лэнгдона так сильно закружилась голова, что он даже пошатнулся.


Impossible ... I was certain ...

- Невозможно... Я был уверен...


Vittoria ran over and grabbed the docent, pulling him back.

Виттория подбежала к гиду и, схватив его за рукав, подвела к американцу со словами:


"Signore, excuse us. Where was Raphael's body in the 1600s?"

- Простите, синьор. Где находилось тело Рафаэля в XVII веке?


"Urb ... Urbino," he stammered, now looking bewildered. "His birthplace."

- Урб... в Урбино, - заикаясь, выдавил потрясенный чичероне. - На его родине.


"Impossible!" Langdon cursed to himself. "The Illuminati altars of science were here in Rome. I'm certain of it!"

- Невозможно! - выругавшись про себя, произнес Лэнгдон. - Алтари науки братства "Иллюминати" находились в Риме! Я в этом уверен!


"Illuminati?" The docent gasped, looking again at the document in Langdon's hand. "Who are you people?"

- "Иллюминати"? - едва слышно выдохнул итальянец, глядя на документ в руках Лэнгдона. - Кто вы такие?


Vittoria took charge.

Виттория взяла инициативу в свои руки.


"We're looking for something called Santi's earthly tomb. In Rome. Can you tell us what that might be?"

- Мы ищем то, что может называться гробницей Санти. Она должна находиться здесь, в Риме. Вы не знаете, что это может быть?


The docent looked unsettled. "This was Raphael's only tomb in Rome."

- В Риме имеется только одна гробница Рафаэля, - растерянно ответил гид.


Langdon tried to think, but his mind refused to engage. If Raphael's tomb wasn't in Rome in 1655, then what was the poem referring to? Santi's earthly tomb with demon's hole? What the hell is it? Think!

Лэнгдон попытался привести в порядок свои мысли, но разум отказывался ему повиноваться. Если в 1655 году могилы Рафаэля в Риме не было, то что имел в виду поэт, говоря: "Найди гробницу Санти..."? Что, черт побери, это может быть? Думай! Думай!


"Was there another artist called Santi?" Vittoria asked.

- Может быть, существовали и другие художники по фамилии Санти? - спросила Виттория.


The docent shrugged. "Not that I know of."

- Я, во всяком случае, о таких не слышал, - пожал плечами гид.


"How about anyone famous at all? Maybe a scientist or a poet or an astronomer named Santi?"

- Может быть, были другие известные люди с такой же фамилией?


The docent now looked like he wanted to leave.

Итальянец, судя по его виду, был уже готов бежать от них как можно дальше.


"No, ma'am. The only Santi I've ever heard of is Raphael the architect."

- Нет, мадам. Я знаю лишь одного Рафаэля Санти, и он был архитектором.


"Architect?" Vittoria said. "I thought he was a painter!"

- Архитектором? - удивилась Виттория. - А я-то думала, что Рафаэль был художником.


"He was both, of course. They all were. Michelangelo, da Vinci, Raphael."

- Он был и тем и другим, естественно. Они все были разносторонними людьми. Микеланджело, Леонардо да Винчи, Рафаэль...


Langdon didn't know whether it was the docent's words or the ornate tombs around them that brought the revelation to mind, but it didn't matter. The thought occurred. Santi was an architect. From there the progression of thoughts fell like dominoes. Renaissance architects lived for only two reasons-to glorify God with big churches, and to glorify dignitaries with lavish tombs. Santi's tomb. Could it be? The images came faster now ...

Лэнгдон не знал, что натолкнуло его на эту мысль - слова гида или изысканный вид гробниц у стен. Впрочем, это не важно. Главное, что он понял. Санти был архитектором. Эти слова, видимо, послужили катализатором, и мысли посыпались одна за другой, как падающие кости домино. Архитекторы Ренессанса либо творили для больших храмов, славя Бога, либо увековечивали выдающихся людей, ваяя для них роскошные гробницы. Гробница Санти? Неужели правда? Перед его мысленным взором быстро, как в калейдоскопе, сменяя друг друга, возникали различные образы...


da Vinci's Mona Lisa.

"Мона Лиза" да Винчи.


Monet's Water Lilies.

"Кувшинки" Моне.


Michelangelo's David.

"Давид" Микеланджело.


Santi's earthly tomb ...

Гробница Санти...


"Santi designed the tomb," Langdon said.

- Санти построил гробницу, - произнес он.


Vittoria turned. "What?"

- Что? - обернулась к нему Виттория.


"It's not a reference to where Raphael is buried, it's referring to a tomb he designed."

- В четверостишии говорится не о том месте, где похоронен Рафаэль, а о гробнице, которую он построил.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru