Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

67

Глава 67


The descent was slow.

Спуск проходил мучительно медленно.


Langdon dropped rung by rung down the creaking ladder ... deeper and deeper beneath the floor of the Chigi Chapel. Into the Demon's hole, he thought. He was facing the side wall, his back to the chamber, and he wondered how many more dark, cramped spaces one day could provide. The ladder groaned with every step, and the pungent smell of rotting flesh and dampness was almost asphyxiating. Langdon wondered where the hell Olivetti was.

Лэнгдон осторожно, ступенька за ступенькой сползал по скрипящей деревянной лестнице в подземелье под капеллой Киджи. "И с какой стати я полез в эту дьявольскую дыру?" - думал он, не видя ничего, кроме каменной стены перед глазами. Уже в который раз за день ему пришлось оказаться в замкнутом пространстве и испытать очередной приступ клаустрофобии. Лестница при каждом движении жалобно стонала, а отвратительный запах и высокая влажность вызывали удушье. "Куда подевался этот Оливетти?" - думал американец.


Vittoria's outline was still visible above, holding the blowtorch inside the hole, lighting Langdon's way. As he lowered himself deeper into the darkness, the bluish glow from above got fainter. The only thing that got stronger was the stench.

Поднимая голову, он еще мог видеть силуэт светившей путь паяльной лампой Виттории. Голубоватое свечение по мере его погружения в склеп становилось все слабее и слабее. Вонь же, напротив, только усиливалась.


Twelve rungs down, it happened. Langdon's foot hit a spot that was slippery with decay, and he faltered. Lunging forward, he caught the ladder with his forearms to avoid plummeting to the bottom. Cursing the bruises now throbbing on his arms, he dragged his body back onto the ladder and began his descent again.

Это произошло на двенадцатой ступеньке. Его нога попала на влажное от плесени место и соскользнула с рахитичной планки. По счастью, он избежал падения на дно, поскольку, упав на лестницу грудью, сумел схватиться за древнее сооружение обеими руками. Проклиная все на свете, ученый нащупал ногой очередную предательскую перекладину и продолжил спуск. Предплечья, которыми он обнимал лестницу, болели. Синяков, видимо, избежать не удастся, подумал он.


Three rungs deeper, he almost fell again, but this time it was not a rung that caused the mishap. It was a bolt of fear. He had descended past a hollowed niche in the wall before him and suddenly found himself face to face with a collection of skulls. As he caught his breath and looked around him, he realized the wall at this level was honeycombed with shelflike openings-burial niches-all filled with skeletons. In the phosphorescent light, it made for an eerie collage of empty sockets and decaying rib cages flickering around him.

Через три ступени он чуть было снова не сорвался. Но на сей раз причиной этого была не дефектная перекладина, а приступ самого банального ужаса. Двигаясь мимо углубления в стене, он вдруг оказался лицом к лицу с черепом. Лэнгдон посмотрел внимательнее и увидел, что на него пялится целое сборище мертвых голов. Несколько придя в себя, он сообразил, что на этом уровне в стене вырублены погребальные ниши, каждая из которых была заполнена скелетом. В синеватом мерцающем свете пустые глазницы и разложившиеся грудные клетки являли собой ужасающее зрелище.


Skeletons by firelight, he grimaced wryly, realizing he had quite coincidentally endured a similar evening just last month. An evening of bones and flames. The New York Museum of Archeology's candlelight benefit dinner-salmon flambй in the shadow of a brontosaurus skeleton. He had attended at the invitation of Rebecca Strauss-one-time fashion model now art critic from the Times, a whirlwind of black velvet, cigarettes, and not-so-subtly enhanced breasts. She'd called him twice since. Langdon had not returned her calls. Most ungentlemanly, he chided, wondering how long Rebecca Strauss would last in a stink-pit like this.

Скелеты в свете факелов, криво усмехнулся он, припомнив, что всего лишь месяц назад пережил такой же вечер. Вечер костей и огня. Это был благотворительный ужин нью-йоркского Музея археологии - лосось flambe при свечах в тени скелета бронтозавра. Он попал туда по приглашению Ребекки Штросс - бывшей модели, а ныне ведущего эксперта по проблемам культуры журнала "Тайм". Ребекка являла собой торнадо из черного бархата, сигаретного дыма и больших силиконовых грудей. После ужина она звонила ему дважды, но Лэнгдон на звонки не ответил. Совсем не по-джентльменски, ухмыльнулся он, и в голову ему пришла нелепая мысль: интересно, сколько минут смогла бы продержаться Ребекка Штросс в подобной вони?


Langdon was relieved to feel the final rung give way to the spongy earth at the bottom. The ground beneath his shoes felt damp. Assuring himself the walls were not going to close in on him, he turned into the crypt. It was circular, about twenty feet across. Breathing through his sleeve again, Langdon turned his eyes to the body. In the gloom, the image was hazy. A white, fleshy outline. Facing the other direction. Motionless. Silent.

Лэнгдон почувствовал огромное облегчение, когда вместо ступени под его ногой оказалась мягкая, как губка, и вдобавок влажная почва дна склепа. Убедив себя в том, что стены в ближайшее время не рухнут, он повернулся лицом к центру каменной камеры. Снова дыша сквозь рукав, Лэнгдон посмотрел на тело. В полумраке подземелья оно было едва заметно. Светлый силуэт человека, обращенный лицом в противоположную сторону. Силуэт неподвижный и молчаливый.


Advancing through the murkiness of the crypt, Langdon tried to make sense of what he was looking at. The man had his back to Langdon, and Langdon could not see his face, but he did indeed seem to be standing.

Лэнгдон вглядывался в темноту склепа и пытался понять, что же он видит. Человек располагался спиной к американцу, и лица его не было видно. Но тело его совершенно определенно находилось в вертикальном положении.


"Hello?" Langdon choked through his sleeve.

- Хэлло... - прогудел Лэнгдон сквозь ткань рукава.


Nothing. As he drew nearer, he realized the man was very short. Too short ...

Ответа не последовало. Лэнгдон двинулся по направлению к бледной фигуре. Стоящий в темноте человек показался ему поразительно низкорослым...


"What's happening?" Vittoria called from above, shifting the light.

- Что случилось? - донесся до него сверху голос Виттории.


Langdon did not answer. He was now close enough to see it all. With a tremor of repulsion, he understood. The chamber seemed to contract around him. Emerging like a demon from the earthen floor was an old man ... or at least half of him. He was buried up to his waist in the earth. Standing upright with half of him below ground. Stripped naked. His hands tied behind his back with a red cardinal's sash. He was propped limply upward, spine arched backward like some sort of hideous punching bag. The man's head lay backward, eyes toward the heavens as if pleading for help from God himself.

Лэнгдон не ответил. Теперь он увидел все и все понял. Его охватило чувство глубокого отвращения, ему показалось, что стены угрожающе сдвинулись, а склеп резко уменьшился в размерах. Над почвой возвышалось похожее на какого-то демона подземелья обнаженное старческое тело... или, вернее, половина тела. Старец был до пояса зарыт в землю. Он держался вертикально только потому, что вся нижняя часть тела находилась под землей. Руки трупа были стянуты за спиной красным кардинальским поясом. Сутулая спина чем-то напоминала боксерскую грушу, а голова покойного была откинута назад. Глаза трупа были открыты, и казалось, что он смотрит в небеса, умоляя Бога о помощи.


"Is he dead?" Vittoria called.

- Он мертв? - крикнула сверху Виттория.


Langdon moved toward the body. I hope so, for his sake. As he drew to within a few feet, he looked down at the upturned eyes. They bulged outward, blue and bloodshot. Langdon leaned down to listen for breath but immediately recoiled.

"Надеюсь, - подумал Лэнгдон, - ради его же блага". Подойдя к трупу вплотную, американец заглянул в мертвое лицо. Глаза покойного налились кровью и вылезли из орбит. Лэнгдон наклонился еще ниже, пытаясь уловить дыхание, но тут же отпрянул.


"For Christ's sake!"

- Боже мой!


"What!"

- Что случилось?


Langdon almost gagged.

Лэнгдон почти утратил дар речи.


"He's dead all right. I just saw the cause of death."

- Он мертв, - ответил ученый, немного придя в себя. - Просто я понял причину смерти.


The sight was gruesome. The man's mouth had been jammed open and packed solid with dirt.

То, что он увидел, его потрясло. Открытый рот покойника был забит землей.


"Somebody stuffed a fistful of dirt down his throat. He suffocated."

- Кто-то затолкал землю в его дыхательные пути, - продолжил Лэнгдон. - Кардинал умер от удушья.


"Dirt?" Vittoria said. "As in ... earth?"

- Землю? - переспросила Виттория. - Одну из четырех стихий?


Langdon did a double take. Earth. He had almost forgotten. The brands. Earth, Air, Fire, Water. The killer had threatened to brand each victim with one of the ancient elements of science. The first element was Earth. From Santi's earthly tomb. Dizzy from the fumes, Langdon circled to the front of the body. As he did, the symbologist within him loudly reasserted the artistic challenge of creating the mythical ambigram. Earth? How? And yet, an instant later, it was before him. Centuries of Illuminati legend whirled in his mind. The marking on the cardinal's chest was charred and oozing. The flesh was seared black. La lingua pura ...

У Лэнгдона перехватило дыхание. Земля. Как он мог об этом забыть? Клейма. Земля. Воздух. Огонь. Вода. Убийца пообещал клеймить каждую из своих жертв одним из древних элементов науки. Первым элементом была земля. Задыхаясь от невыносимого смрада, Лэнгдон обошел тело. Специалист по символике боролся в его душе с его же представлениями о пределах художественных возможностей. Каким образом можно создать амбиграмму из слова "земля", учитывая, что все клейма сделаны на английском языке? Но уже через секунду перед его взором предстала эта таинственная амбиграмма. Он сразу вспомнил все старинные легенды о братстве "Иллюминати". На груди мертвого кардинала виднелся ожог. Плоть на этом месте почернела и запеклась. La lingua pura...



Langdon stared at the brand as the room began to spin.

Лэнгдон смотрел на клеймо, и ему казалось, что стены склепа начали медленно вращаться.


"Earth," he whispered, tilting his head to see the symbol upside down. "Earth."

- Земля, - прошептал он, наклоняя голову, чтобы прочитать символ с другой стороны.


Then, in a wave of horror, he had one final cognition.

Лэнгдон содрогнулся от ужаса, до конца осознав, что здесь произошло.


There are three more.

Остаются еще трое, подумал он.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru