Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

74

Глава 74


Langdon saw what he was looking for a good ten yards before they reached it. Through the scattered tourists, the white marble ellipse of Bernini's West Ponente stood out against the gray granite cubes that made up the rest of the piazza. Vittoria apparently saw it too. Her hand tensed.

Объект своего поиска Лэнгдон разглядел, не дойдя до него добрых десять ярдов. Белый мраморный эллипс Бернини, известный как West Ponente, выделялся на фоне серого гранита площади, несмотря на то что его то и дело заслоняли фигуры туристов. Виттория тоже увидела эллипс и сильнее сжала руку Лэнгдона.


"Relax," Langdon whispered. "Do your piranha thing."

- Расслабьтесь, - прошептал американец. - Проделайте ваше упражнение, именуемое "пиранья".


Vittoria loosened her grip.

Виттория тут же ослабила захват.


As they drew nearer, everything seemed forbiddingly normal. Tourists wandered, nuns chatted along the perimeter of the piazza, a girl fed pigeons at the base of the obelisk.

Вокруг них шла совершенно обычная жизнь. По площади слонялись туристы, монахини болтали, стоя в тени колонн, а у подножия обелиска какая-то девчушка кормила голубей.


Langdon refrained from checking his watch. He knew it was almost time. The elliptical stone arrived beneath their feet, and Langdon and Vittoria slowed to a stop-not overeagerly-just two tourists pausing dutifully at a point of mild interest.

Лэнгдон не стал смотреть на часы, он и без того знал, что назначенный час почти наступил. Каменный эллипс вскоре оказался у их ног, они остановились, не демонстрируя внешне никакой озабоченности. Пара обычных туристов, изучающих не очень известное и не очень их интересующее произведение искусства.


"West Ponente," Vittoria said, reading the inscription on the stone.

- West Ponente, - прочитала вслух Виттория надпись на белом камне.


Langdon gazed down at the marble relief and felt suddenly naпve. Not in his art books, not in his numerous trips to Rome, not ever had West Ponente's significance jumped out at him.

Лэнгдон посмотрел на барельеф и неожиданно осознал всю степень своей невежественности. До него только сейчас дошло значение этого творения Бернини, несмотря на то что он много раз видел West Ponente как в книгах по искусству, так и во время своих многочисленных посещений Рима.


Not until now.

Теперь он все понял.


The relief was elliptical, about three feet long, and carved with a rudimentary face-a depiction of the West Wind as an angel-like countenance. Gusting from the angel's mouth, Bernini had drawn a powerful breath of air blowing outward away from the Vatican ... the breath of God. This was Bernini's tribute to the second element ... Air ... an ethereal zephyr blown from angel's lips. As Langdon stared, he realized the significance of the relief went deeper still. Bernini had carved the air in five distinct gusts ... five! What was more, flanking the medallion were two shining stars. Langdon thought of Galileo. Two stars, five gusts, ellipses, symmetry ... He felt hollow. His head hurt.

Блок из белого мрамора имел форму эллипса примерно трех футов в длину, а рельефное изображение Западного ветра было представлено в виде головы ангела. Ангел надувал щеки, и с его губ срывались порывы ветра, устремляющегося прочь от Ватикана... Дыхание Бога. Со стороны Бернини это была дань уважения второму элементу. Воздух... Дуновение зефира из ангельских уст. Чем дольше Лэнгдон смотрел на барельеф, тем лучше понимал значение этого произведения искусства. Бернини изваял ветер в виде пяти отдельных клубов... Пяти! Но и это еще не все. По обеим сторонам головы ангела, ближе к оконечностям эллипса, были изображены сверкающие звезды. Лэнгдон тут же вспомнил о Галилее. Две звезды. Пять порывов ветра, эллипсы, симметрия... Он чувствовал себя опустошенным. В голове стоял гул.


Vittoria began walking again almost immediately, leading Langdon away from the relief.

Виттория неожиданно пошла дальше, увлекая за собой Лэнгдона.


"I think someone's following us," she said.

- Мне кажется, за нами следят, - сказала она.


"Where?"

- Кто?


Vittoria moved a good thirty yards before speaking. She pointed up at the Vatican as if showing Langdon something on the dome. "The same person has been behind us all the way across the square." Casually, Vittoria glanced over her shoulder. "Still on us. Keep moving."

- Одна и та же личность следовала за нами, пока мы шли через площадь, - сказала девушка лишь после того, как они отошли от барельефа на добрых тридцать ярдов. Бросив будто бы случайный взгляд через плечо, она продолжила: - И все еще продолжает идти. Так что двигаемся дальше.


"You think it's the Hassassin?"

- Вы полагаете, это ассасин?


Vittoria shook her head. "Not unless the Illuminati hires women with BBC cameras."

- Не думаю, - покачала головой Виттория, - если, конечно, иллюминаты не наняли для убийства сотрудницу Би-би-си.


* * *

* * *


When the bells of St. Peter's began their deafening clamor, both Langdon and Vittoria jumped. It was time. They had circled away from West Ponente in an attempt to lose the reporter but were now moving back toward the relief.

Когда над площадью прокатился оглушительный звон колоколов собора Святого Петра, Лэнгдон и Виттория чуть не подпрыгнули. Время. В надежде отвязаться от репортера с камерой они успели отойти от барельефа Бернини на довольно большое расстояние и теперь повернули назад.


Despite the clanging bells, the area seemed perfectly calm. Tourists wandered. A homeless drunk dozed awkwardly at the base of the obelisk. A little girl fed pigeons. Langdon wondered if the reporter had scared the killer off. Doubtful, he decided, recalling the killer's promise. I will make your cardinals media luminaries.

Несмотря на колокольный звон, на площади царил полнейший покой. По-прежнему неторопливо бродили туристы, а какой-то бездомный пьяница дремал, неловко сидя на ступенях у основания обелиска. Маленькая девочка продолжала кормить голубей. "Неужели присутствие репортера спугнуло убийцу?" - подумал было Лэнгдон, но тут же отмел это предположение. Он помнил, что ассасин обещал сделать кардиналов звездами мировой прессы.


As the echo of the ninth bell faded away, a peaceful silence descended across the square.

Как только смолк девятый удар колокола, на площади воцарилась полнейшая тишина.


Then ... the little girl began to scream.

И в этот момент... И в этот момент страшно закричала девочка.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru