Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

90

Глава 90


Langdon and Vittoria observed Piazza Barberini from the shadows of a small alleyway on the western corner. The church was opposite them, a hazy cupola emerging from a faint cluster of buildings across the square. The night had brought with it a welcome cool, and Langdon was surprised to find the square deserted. Above them, through open windows, blaring televisions reminded Langdon where everyone had disappeared to.

Лэнгдон и Виттория наблюдали за пьяцца Барберини из темного проулка между двумя домами в западном углу площади. Церковь находилась прямо напротив - едва заметный в темноте купол лишь немного возвышался над окружающими храм домами. Ночь принесла с собой столь желанную прохладу, и Лэнгдон был удивлен тем, что площадь оставалась пустынной. Из открытых окон над их головами доносились звуки работающих телевизоров, и это напомнило американцу, куда подевались люди.


"... no comment yet from the Vatican ... Illuminati murders of two cardinals ... satanic presence in Rome ... speculation about further infiltration ..."

"...Ватикан до сих пор не дает комментариев... Иллюминаты убили двух кардиналов... присутствие сатанистов в Риме означает... спекуляции о проникновении агентов тайного общества..."


The news had spread like Nero's fire. Rome sat riveted, as did the rest of the world. Langdon wondered if they would really be able to stop this runaway train. As he scanned the piazza and waited, Langdon realized that despite the encroachment of modern buildings, the piazza still looked remarkably elliptical. High above, like some sort of modern shrine to a bygone hero, an enormous neon sign blinked on the roof of a luxurious hotel. Vittoria had already pointed it out to Langdon. The sign seemed eerily befitting.

Новость распространялась по Риму с такой же скоростью, как в свое время пламя устроенного Нероном пожара. Древний город, как и весь остальной мир, затаил дыхание. "Сумеем ли мы остановить сорвавшийся с тормозов поезд?" - думал Лэнгдон. Оглядывая площадь, ученый вдруг понял, что, несмотря на окружающие ее современные здания, пьяцца Барберини сохранила эллипсовидную форму. Высоко над его головой на крыше роскошной гостиницы сияла огромная неоновая реклама. Ему вдруг показалось, что это сияние есть не что иное, как святилище древнего героя. Первой на это обратила внимание Виттория. Светящиеся слова необъяснимым образом соответствовали ситуации.


HOTEL BERNINI

ОТЕЛЬ "БЕРНИНИ"


"Five of ten," Vittoria said, cat eyes darting around the square.

- Без пяти десять... - начала Виттория, оглядывая площадь.


No sooner had she spoken the words than she grabbed Langdon's arm and pulled him back into the shadows. She motioned into the center of the square.

Не закончив фразы, она схватила Лэнгдона за локоть и, потянув глубже в тень, показала на центр площади.


Langdon followed her gaze. When he saw it, he stiffened.

Лэнгдон посмотрел в указанном направлении и окаменел.


Crossing in front of them, beneath a street lamp, two dark figures appeared. Both were cloaked, their heads covered with dark mantles, the traditional black covering of Catholic widows. Langdon would have guessed they were women, but he couldn't be sure in the dark. One looked elderly and moved as if in pain, hunched over. The other, larger and stronger, was helping.

Там в свете уличного фонаря двигались две темные, закутанные в плащи фигуры. Лица этих людей были скрыты под черными mantles - традиционным головным убором вдовствующих дам католического вероисповедания. Лэнгдону показалось, что по площади идут женщины, но с уверенностью он этого сказать не мог. Света уличных фонарей для этого было явно недостаточно. Одна из "женщин" была, видимо, постарше. Она горбилась и двигалась с заметным трудом. Ее поддерживала та, которая со стороны выглядела значительно выше и крепче.


"Give me the gun," Vittoria said.

- Дайте мне пистолет, - сказала Виттория.


"You can't just-"

- Но не можете же вы просто взять и...


Fluid as a cat, Vittoria was in and out of his pocket once again. The gun glinted in her hand. Then, in absolute silence, as if her feet never touched the cobblestone, she was circling left in the shadows, arching across the square to approach the couple from the rear. Langdon stood transfixed as Vittoria disappeared. Then, swearing to himself, he hurried after her.

Девушка неуловимо быстрым движением запустила руку в карман его пиджака. Когда она через мгновение вынула руку, в ней уже блестел пистолет. Затем, не производя ни малейшего шума, - создавалось впечатление, что ее ноги вообще не касаются брусчатки мостовой, - она двинулась за парой с таким расчетом, чтобы зайти с тыла. Некоторое время Лэнгдон пребывал в растерянности, но затем, кляня про себя все на свете поспешил вслед за девушкой.


The couple was moving slowly, and it was only a matter of half a minute before Langdon and Vittoria were positioned behind them, closing in from the rear. Vittoria concealed the gun beneath casually crossed arms in front of her, out of sight but accessible in a flash. She seemed to float faster and faster as the gap lessened, and Langdon battled to keep up. When his shoes scuffed a stone and sent it skittering, Vittoria shot him a sideways glare. But the couple did not seem to hear. They were talking.

Пара передвигалась очень медленно, и уже через тридцать секунд Виттория и Лэнгдон оказались за спинами закутанных в плащи фигур. Виттория небрежно скрестила на груди руки, скрыв под ними оружие, так что пистолет можно было пустить в ход за какие-то доли секунды. По мере того как расстояние между ними и парочкой сокращалось, девушка шагала все быстрее и быстрее. Лэнгдону, чтобы не отставать, приходилось напрягаться. Когда он, споткнувшись о выступающий камень, поскользнулся, Виттория метнула на него сердитый взгляд. Но увлеченная разговором пара, кажется, ничего не услышала.


At thirty feet, Langdon could start to hear voices. No words. Just faint murmurings. Beside him, Vittoria moved faster with every step. Her arms loosened before her, the gun starting to peek out. Twenty feet. The voices were clearer-one much louder than the other. Angry. Ranting. Langdon sensed it was the voice of an old woman. Gruff. Androgynous. He strained to hear what she was saying, but another voice cut the night.

С расстояния тридцати футов Лэнгдон начал различать их голоса. Отдельных слов он не слышал. До него доносилось лишь невнятное бормотание. Виттория продолжала преследование. Теперь голоса слышались яснее. Один из них звучал заметно громче другого. В нем слышалось недовольство. Лэнгдон уловил, что этот голос принадлежит старшей даме. Теперь он не сомневался, что перед ним женщины, хотя голос был грубоватым и довольно низким. Американец напряг слух, чтобы услышать, о чем идет речь, но в этот миг относительную тишину прорезал другой голос.


"Mi scusi!" Vittoria's friendly tone lit the square like a torch.

- Mi scusi! - произнесла Виттория как можно более дружелюбно.


Langdon tensed as the cloaked couple stopped short and began to turn. Vittoria kept striding toward them, even faster now, on a collision course. They would have no time to react. Langdon realized his own feet had stopped moving. From behind, he saw Vittoria's arms loosening, her hand coming free, the gun swinging forward. Then, over her shoulder, he saw a face, lit now in the street lamp. The panic surged to his legs, and he lunged forward.

Лэнгдон замер, когда закрытые длинными плащами и черными накидками фигуры начали медленно поворачиваться лицом к девушке. Виттория ускорила шаг. Теперь она двигалась прямо навстречу им. Она делала это для того, чтобы противник не успел отреагировать. Когда ученый это понял, ноги почему-то отказались ему служить. Он видел, как она отнимает руки от груди. В одной руке блеснул пистолет. И в тот же миг через ее плечо он увидел лицо, на которое упал свет уличного фонаря.


"Vittoria, no!"

- Не надо!!! - крикнул он, бросаясь к Виттории.


Vittoria, however, seemed to exist a split second ahead of him. In a motion as swift as it was casual, Vittoria's arms were raised again, the gun disappearing as she clutched herself like a woman on a chilly night. Langdon stumbled to her side, almost colliding with the cloaked couple before them.

Но реакция у девушки оказалась лучше, чем у американца. На долю секунды опередив его безумный вопль, она быстрым, но в то же время небрежным движением подняла руки. Пистолет исчез из поля зрения, когда она обняла себя за плечи так, как часто делают женщины прохладными вечерами. Лэнгдон подбежал к ней, едва не сбив с ног завернутую в плащи парочку.


"Buona sera," Vittoria blurted, her voice startled with retreat.

- Добрый вечер! - выпалила Виттория, пытаясь скрыть свою растерянность.


Langdon exhaled in relief. Two elderly women stood before them scowling out from beneath their mantles. One was so old she could barely stand. The other was helping her. Both clutched rosaries. They seemed confused by the sudden interruption.

Лэнгдон облегченно вздохнул. Перед ними, мрачно глядя из-под черных шалей, стояли две немолодые дамы. Одна из них была настолько стара, что едва держалась на ногах. Другая, тоже далеко не юная, держала ее под руку. У обеих в руках были четки. Неожиданное появление Лэнгдона и Виттории привело их в полное замешательство.


Vittoria smiled, although she looked shaken.

Виттория, несмотря на испытанное потрясение, изобразила улыбку и спросила:


"Dov'и la chiesa Santa Maria della Vittoria? Where is the Church of-"

- Dov'e la chiesa Santa Maria della Vittoria? Где здесь церковь?..


The two women motioned in unison to a bulky silhouette of a building on an inclined street from the direction they had come.

Обе женщины одновременно ткнули пальцами в силуэт массивного здания, стоящего на углу улицы, по которой они сюда прибыли.


" E lа."

- E lа.


"Grazie," Langdon said, putting his hands on Vittoria's shoulders and gently pulling her back. He couldn't believe they'd almost attacked a pair of old ladies.

- Grazie, - произнес Лэнгдон и, обняв девушку за плечи, мягко увлек ее в сторону. Американец никак не мог прийти в себя из-за того, что они едва не прикончили двух престарелых дам.


"Non si puу entrare," one woman warned. "E chiusa temprano."

- Non si puo entrare, - сказала одна из дам. - E chiusa temprano.


"Closed early?" Vittoria looked surprised. " Perche?"

- Нет входа? - изумилась Виттория. - Церковь закрыта? Perche?


Both women explained at once. They sounded irate. Langdon understood only parts of the grumbling Italian. Apparently, the women had been inside the church fifteen minutes ago praying for the Vatican in its time of need, when some man had appeared and told them the church was closing early.

Обе женщины заговорили одновременно. И заговорили очень сердито. Несмотря на слабое владение итальянским языком, Лэнгдон многое понял. Пятнадцать минут назад они были в церкви и возносили там молитвы о спасении Ватикана в столь трудное для него время. Затем в храме появился человек, который объявил, что церковь сегодня закрывается раньше, чем обычно.


"Hanno conosciuto l'uomo?" Vittoria demanded, sounding tense. "Did you know the man?"

- Hanno conosciuto l'uomo? - напряженно спросила Виттория. - Вы знали этого человека?


The women shook their heads. The man was a straniero crudo, they explained, and he had forcibly made everyone inside leave, even the young priest and janitor, who said they were calling the police. But the intruder had only laughed, telling them to be sure the police brought cameras.

Женщины отрицательно покачали головами и сказали, что человек был "неотесанным иностранцем", который насильно заставил всех, включая молодого клирика и уборщика, покинуть церковь. Священник сказал, что вызовет полицию. Грубиян рассмеялся и сказал, что не возражает, при условии, что полицейские не забудут прихватить с собой видеокамеру.


Cameras? Langdon wondered.

- Видеокамеру? - переспросил Лэнгдон.


The women clucked angrily and called the man a bar-аrabo. Then, grumbling, they continued on their way.

Дамы сердито фыркнули и, назвав негодяя "bar-arabo", продолжили свой путь.


"Bar-аrabo?" Langdon asked Vittoria. "A barbarian?"

- Bar-arabo? - снова переспросил Лэнгдон. - Наверное, это должно означать "варвар"?


Vittoria looked suddenly taut. "Not quite. Bar-аrabo is derogatory wordplay. It means Аrabo ... Arab."

- Не совсем, - ответила Виттория (теперь она была взволнована). - "Bar-arabo" - это оскорбительная игра слов. Так называют арабов, давая понять, что все они - варвары. Это означает... араб.


Langdon felt a shiver and turned toward the outline of the church. As he did, his eyes glimpsed something in the church's stained-glass windows. The image shot dread through his body.

Лэнгдон, вдруг ощутив леденящий душу ужас, посмотрел на церковь. За цветными витражами окон, как ему показалось, что-то происходило.


Unaware, Vittoria removed her cell phone and pressed the auto dial.

Виттория неуверенно извлекла сотовый телефон и нажала на кнопку автоматического набора.


"I'm warning Olivetti."

- Надо предупредить Оливетти, - сказала она.


Speechless, Langdon reached out and touched her arm. With a tremulous hand, he pointed to the church.

Потерявший дар речи Лэнгдон прикоснулся к ее руке и дрожащим пальцем показал на церковь.


Vittoria let out a gasp.

Виттория, не в силах что-нибудь сказать, шумно втянула в себя воздух.


Inside the building, glowing like evil eyes through the stained-glass windows ... shone the growing flash of flames.

Цветные стекла окон храма вдруг стали похожи на злобные светящиеся глаза... Глаза сверкали все ярче, и за витражами очень скоро стали видны языки пламени.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru