Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

100

Глава 100


Robert Langdon had no idea where he was or how long he had been unconscious when he opened his eyes and found himself staring up at the underside of a baroque, frescoed cupola. Smoke drifted overhead. Something was covering his mouth. An oxygen mask.

Когда Роберт Лэнгдон открыл глаза и обнаружил, что видит над собой расписанный фресками купол в стиле барокко, он не мог понять, где находится и сколько времени провалялся без сознания. Высоко над головой плавал дымок. Какой-то предмет закрывал его рот и нос. Кислородная маска.


He pulled it off. There was a terrible smell in the room-like burning flesh.

Ученый содрал с лица прибор, и в тот же миг ему в ноздри ударил ужасный запах. Запах сгоревшей плоти.


Langdon winced at the pounding in his head. He tried to sit up. A man in white was kneeling beside him.

Стучащая в висках боль заставила его скривиться. Когда он предпринял попытку сесть, рядом с ним присел человек в белом халате.


"Riposati!" the man said, easing Langdon onto his back again. "Sono il paramedico."

- Riposati! - сказал человек в белом. - Sono il paramedico.


Langdon succumbed, his head spiraling like the smoke overhead. What the hell happened? Wispy feelings of panic sifted through his mind.

Затем он снова едва не потерял сознание. Голова кружилась, как дымок под куполом. Что, черт побери, произошло? Им снова стала овладевать паника.


"Sуrcio salvatore," the paramedic said. "Mouse ... savior."

- Sorcio salvatore, - сказал человек, представившийся фельдшером. - Мышонок... спаситель.


Langdon felt even more lost. Mouse savior? The man motioned to the Mickey Mouse watch on Langdon's wrist. Langdon's thoughts began to clear. He remembered setting the alarm. As he stared absently at the watch face, Langdon also noted the hour. 10:28 P.M.

Лэнгдон вообще отказывался что-либо понимать. Мышонок-спаситель? Человек ткнул пальцем в Микки-Мауса на руке профессора, и мысли Лэнгдона начали постепенно проясняться. Он вспомнил, что включил будильник. Бросив взгляд на циферблат, ученый отметил время. Десять двадцать восемь.


He sat bolt upright.

В тот же миг он вскочил на ноги.


Then, it all came back.

Все события последних часов снова всплыли в его памяти.


Langdon stood near the main altar with the fire chief and a few of his men. They had been rattling him with questions. Langdon wasn't listening. He had questions of his own. His whole body ached, but he knew he needed to act immediately.

Через пару минут Лэнгдон уже находился у главного алтаря в компании брандмейстера и его людей. Пожарные засыпали его вопросами, но американец их не слушал. Ему самому было о чем спросить. По всему телу была разлита боль, но ученый знал, что надо действовать немедленно.


A pompiero approached Langdon across the church.

К нему подошел один из пожарных и сказал:


"I checked again, sir. The only bodies we found are Cardinal Guidera and the Swiss Guard commander. There's no sign of a woman here."

- Я еще раз осмотрел всю церковь, сэр. Мы обнаружили лишь тела командира швейцарцев и кардинала Гуидера. Никаких следов девушки.


"Grazie," Langdon said, unsure whether he was relieved or horrified.

- Grazie, - ответил Лэнгдон, не зная, радоваться ему или ужасаться.


He knew he had seen Vittoria unconscious on the floor. Now she was gone. The only explanation he came up with was not a comforting one. The killer had not been subtle on the phone. A woman of spirit. I am aroused. Perhaps before this night is over, I will find you. And when I do ..."

Он был уверен, что видел Витторию на полу без сознания. Теперь девушка исчезла. Причина исчезновения, которая сразу пришла ему на ум, была неутешительной. Убийца, говоря по телефону, не скрывал своих намерений. "Сильная духом женщина, - сказал он. - Такие меня всегда возбуждали. Не исключено, что я найду тебя еще до того, как кончится эта ночь. А уж когда найду, то..."


Langdon looked around. "Where is the Swiss Guard?"

- Где швейцарские гвардейцы? - спросил Лэнгдон, оглядываясь по сторонам.


"Still no contact. Vatican lines are jammed."

- Контакт установить не удалось. Все линии Ватикана заблокированы.


Langdon felt overwhelmed and alone. Olivetti was dead. The cardinal was dead. Vittoria was missing. A half hour of his life had disappeared in a blink.

В этот момент ученый до конца ощутил свое одиночество и беспомощность. Оливетти погиб. Кардинал умер. Виттория исчезла. И полчаса его жизни канули в небытие в мгновение ока.


Outside, Langdon could hear the press swarming. He suspected footage of the third cardinal's horrific death would no doubt air soon, if it hadn't already. Langdon hoped the camerlegno had long since assumed the worst and taken action. Evacuate the damn Vatican! Enough games! We lose!

За стенами церкви шумела пресса, и Лэнгдон не сомневался, что информация об ужасной смерти кардинала скоро пойдет в эфир. Если уже не пошла. Американец надеялся на то, что камерарий, давно рассчитывая на самый худший вариант развития событий, принял все необходимые меры. "Эвакуируй свой проклятый Ватикан! Пора выходить из игры! Мы уже проиграли!"


Langdon suddenly realized that all of the catalysts that had been driving him-helping to save Vatican City, rescuing the four cardinals, coming face to face with the brotherhood he had studied for years-all of these things had evaporated from his mind. The war was lost. A new compulsion had ignited within him. It was simple. Stark. Primal.

Лэнгдон вдруг осознал, что все, что толкало его к действиям, - стремление спасти Ватикан, желание выручить из беды четырех кардиналов и жажда встретиться лицом к лицу с членами братства, которое он изучал так много лет, - все эти мотивы куда-то исчезли. Сражение проиграно. Теперь его заставляло действовать лишь одно неистовое желание. Желание древнее и примитивное.


Find Vittoria.

Он хотел найти Витторию.


He felt an unexpected emptiness inside. Langdon had often heard that intense situations could unite two people in ways that decades together often did not. He now believed it. In Vittoria's absence he felt something he had not felt in years. Loneliness. The pain gave him strength.

Вместе с исчезновением девушки к нему пришла полная душевная опустошенность. Лэнгдону часто приходилось слышать, что несколько часов, проведенных вместе в экстремальной ситуации, сближают людей больше, чем десятилетия простого знакомства. Теперь он в это поверил. Чувств, подобных тем, которые бурлили в нем сейчас, он не испытывал много лет. И господствующим среди них было чувство одиночества. Страдание придало ему новые силы.


Pushing all else from his mind, Langdon mustered his concentration. He prayed that the Hassassin would take care of business before pleasure. Otherwise, Langdon knew he was already too late. No, he told himself, you have time. Vittoria's captor still had work to do. He had to surface one last time before disappearing forever.

Выбросив из головы все посторонние мысли, Лэнгдон сосредоточился на самом главном. Ученый надеялся, что ассасин поставит дело выше удовольствия. Если это не так, то он опоздал со спасением. "Нет, - сказал он себе, - у тебя еще есть время. Убийца должен завершить то, что начал, и поэтому, прежде чем исчезнуть навсегда, еще раз вынырнет на поверхность".


The last altar of science, Langdon thought. The killer had one final task. Earth. Air. Fire. Water.

Последний алтарь науки, размышлял Лэнгдон. Финальный удар убийцы. Последняя задача. Земля. Воздух. Огонь. Вода.


He looked at his watch. Thirty minutes. Langdon moved past the firemen toward Bernini's Ecstasy of St. Teresa. This time, as he stared at Bernini's marker, Langdon had no doubt what he was looking for.

Он посмотрел на часы. Еще тридцать минут. Ученый чуть ли не бегом помчался мимо пожарных к "Экстазу святой Терезы". На сей раз, глядя на этот шедевр Бернини, Лэнгдон точно знал, что ему необходимо увидеть.


Let angels guide you on your lofty quest ...

"И ангелы чрез Рим тебе укажут путь..."


Directly over the recumbent saint, against a backdrop of gilded flame, hovered Bernini's angel. The angel's hand clutched a pointed spear of fire. Langdon's eyes followed the direction of the shaft, arching toward the right side of the church. His eyes hit the wall. He scanned the spot where the spear was pointing. There was nothing there. Langdon knew, of course, the spear was pointing far beyond the wall, into the night, somewhere across Rome.

Прямо над откинувшейся на спину святой на фоне золотого пламени парил изваянный Бернини ангел. В одной руке этот посланец небес сжимал остроконечное огненное копье. Лэнгдон перевел взгляд на то место, куда примерно указывал наконечник копья, и не увидел ничего, кроме стены храма. В точке, на которую указывал ангел, не было ничего особенного. Но ученого это не смутило, поскольку он точно знал, что ангел указывает в ночь - на место, расположенное далеко за стеной церкви.


"What direction is that?" Langdon asked, turning and addressing the chief with a newfound determination.

- В каком направлении от меня находится эта точка? - спросил Лэнгдон у шефа пожарных.


"Direction?" The chief glanced where Langdon was pointing. He sounded confused. "I don't know ... west, I think."

- В каком направлении? - переспросил тот, глядя в ту сторону, куда показывал американец, и несколько растерянно ответил: - Не знаю... на западе, как мне кажется.


"What churches are in that direction?"

- Какие церкви расположены на этой линии? - задал свой следующий вопрос вновь обретший решительность Лэнгдон.


The chief's puzzlement seemed to deepen.

Изумление шефа, казалось, не имело границ, и он протянул:


"Dozens. Why?"

- Их там не меньше десятка. Но почему вас это интересует?


Langdon frowned. Of course there were dozens.

"Я и сам мог это сообразить", - мрачно подумал американец, не отвечая на вопрос. Вслух же он произнес:


"I need a city map. Right away."

- Мне нужна карта Рима. И быстро.


The chief sent someone running out to the fire truck for a map. Langdon turned back to the statue. Earth ... Air ... Fire ... VITTORIA.

Брандмейстер отправил одного из своих подчиненных к пожарной машине за картой. А Лэнгдон снова повернулся лицом к скульптуре. Земля... Воздух... Огонь... ВИТТОРИЯ.


The final marker is Water, he told himself. Bernini's Water. It was in a church out there somewhere. A needle in a haystack. He spurred his mind through all the Bernini works he could recall. I need a tribute to Water!

Последней вехой является вода, сказал он себе. Вода, изваянная Бернини. Скорее всего она должна находиться где-то в одной из церквей. Иголка в стоге сена. Он перебрал в уме все работы Бернини, которые помнил. Ему нужна та, в которой он отдает дань воде...


Langdon flashed on Bernini's statue of Triton-the Greek God of the sea. Then he realized it was located in the square outside this very church, in entirely the wrong direction. He forced himself to think. What figure would Bernini have carved as a glorification of water? Neptune and Apollo? Unfortunately that statue was in London's Victoria & Albert Museum.

Первым на ум Лэнгдону пришло изваяние из фонтана "Тритон", но ученый тут же сообразил, что эта скульптура стоит перед той церковью, в которой он сейчас находится, и вдобавок в направлении, противоположном тому, куда указывает ангел. Он делал все, чтобы заставить свой мозг работать на полную мощность. Какую фигуру мог изваять Бернини для прославления стихии воды? "Нептун и Аполлон"? Но к сожалению, эта скульптура находится в музее Виктории и Альберта в Лондоне.


"Signore?"

- Синьор!..


A fireman ran in with a map.

Это прибежал пожарный с картой.


Langdon thanked him and spread it out on the altar. He immediately realized he had asked the right people; the fire department's map of Rome was as detailed as any Langdon had ever seen.

Лэнгдон поблагодарил молодого человека и развернул карту на алтаре. Ему сразу стало ясно, что на сей раз он обратился к тем людям, к которым следовало. Такой подробной карты Рима профессор еще не видел.


"Where are we now?"

- Где мы сейчас?


The man pointed.

Пожарный ткнул пальцем в точку на карте и произнес:


"Next to Piazza Barberini."

- Рядом с пьяцца Барберини.


Langdon traced a line from his current location west across the map. Almost instantly his hopes began to sink. It seemed that with every inch his finger traveled, he passed yet another building marked by a tiny black cross. Churches. The city was riddled with them. Finally, Langdon's finger ran out of churches and trailed off into the suburbs of Rome. He exhaled and stepped back from the map. Damn.

Лэнгдон, чтобы еще лучше сориентироваться, снова взглянул на огненное копье ангела. Начальник пожарной команды правильно оценил направление: копье ангела смотрело на запад. Ученый провел на карте прямую линию, начав с точки, в которой находился в данный момент, и его надежда сразу же начала угасать. Почти на каждом дюйме линии, по которой двигался его палец, имелся маленький черный крестик. Церкви. Город просто усеян ими. Когда цепь церковных сооружений закончилась, палец Лэнгдона уже оказался в пригороде Рима. Американец глубоко вздохнул и на шаг отошел от карты. Проклятие!


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru