Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

102

Глава 102


Piazza Navona. Fountain of the Four Rivers.

Пьяцца Навона. Фонтан "Четыре реки".


Nights in Rome, like those in the desert, can be surprisingly cool, even after a warm day. Langdon was huddled now on the fringes of Piazza Navona, pulling his jacket around him. Like the distant white noise of traffic, a cacophony of news reports echoed across the city. He checked his watch. Fifteen minutes. He was grateful for a few moments of rest.

Ночи в Риме, подобно ночам в пустыне, бывают, несмотря на теплые дни, на удивление холодными. Лэнгдон ежился от холода в тени на краю площади, запахнув поплотнее свой твидовый пиджак. Откуда-то издалека до него доносились шум уличного движения и приглушенный звук работающих в домах телевизоров. Весь Рим припал к экранам, упиваясь самыми свежими новостями. Ученый взглянул на часы. Без четверти одиннадцать. Он порадовался этим пятнадцати минутам незапланированного отдыха.


The piazza was deserted. Bernini's masterful fountain sizzled before him with a fearful sorcery. The foaming pool sent a magical mist upward, lit from beneath by underwater floodlights. Langdon sensed a cool electricity in the air.

Площадь словно вымерла. Возвышающийся перед Лэнгдоном шедевр Бернини внушал мистический страх. Над пенящейся чащей клубилась водяная пыль, освещенная снизу расположенными под водой яркими лампами. Все это казалось каким-то волшебством. Воздух вокруг фонтана был насыщен электричеством.


The fountain's most arresting quality was its height. The central core alone was over twenty feet tall-a rugged mountain of travertine marble riddled with caves and grottoes through which the water churned. The entire mound was draped with pagan figures. Atop this stood an obelisk that climbed another forty feet. Langdon let his eyes climb. On the obelisk's tip, a faint shadow blotted the sky, a lone pigeon perched silently.

Больше всего в фонтане изумляла его высота. Только центральная часть сооружения - бугристая глыба белого итальянского известняка - имела высоту двадцать футов. Из пронизывающих ее многочисленных отверстий и гротов изливалась вода. Эту глыбу со всех сторон окружали четыре явно языческого вида фигуры. А всю композицию венчал обелиск, поднимающийся к небу еще на добрых сорок футов. На вершине обелиска нашел себе приют на ночь одинокий белый голубь.


A cross, Langdon thought, still amazed by the arrangement of the markers across Rome. Bernini's Fountain of the Four Rivers was the last altar of science. Only hours ago Langdon had been standing in the Pantheon convinced the Path of Illumination had been broken and he would never get this far. It had been a foolish blunder. In fact, the entire path was intact. Earth, Air, Fire, Water. And Langdon had followed it ... from beginning to end.

Крест, подумал Лэнгдон, вспомнив о расположении вех, указующих Путь просвещения. Фонтан Бернини на пьяцца Навона служил последним алтарем науки на этом Пути. Лишь три часа назад Лэнгдон стоял в Пантеоне, пребывая в полной уверенности, что Путь просвещения разрушен и безнадежно потерян. Оказалось, что он тогда чудовищно глупо заблуждался. На самом деле весь Путь остался в неприкосновенности. Земля. Воздух. Огонь. Вода. И Лэнгдон прошел весь этот путь от начала до конца.


Not quite to the end, he reminded himself. The path had five stops, not four. This fourth marker fountain somehow pointed to the ultimate destiny-the Illuminati's sacred lair-the Church of Illumination. Langdon wondered if the lair were still standing. He wondered if that was where the Hassassin had taken Vittoria.

Не совсем до конца, тут же поправил он себя. На Пути было не четыре, а пять остановок. Последняя веха - фонтан - каким-то образом указывала на конечный пункт - Храм Света, священное убежище иллюминатов. Интересно, сохранилось ли это убежище, думал Лэнгдон, и не туда ли ассасин увез Витторию?


Langdon found his eyes probing the figures in the fountain, looking for any clue as to the direction of the lair. Let angels guide you on your lofty quest. Almost immediately, though, he was overcome by an unsettling awareness. This fountain contained no angels whatsoever. It certainly contained none Langdon could see from where he was standing ... and none he had ever seen in the past. The Fountain of the Four Rivers was a pagan work. The carvings were all profane-humans, animals, even an awkward armadillo. An angel here would stick out like a sore thumb.

Он поймал себя на том, что вглядывается в фигуры на фонтане, чтобы узнать, не указывает ли хотя бы одна из них направление местонахождения убежища. "И ангелы чрез Рим тебе укажут путь..." Почти сразу ему все стало ясно. На фонтане не было ни одного ангела. Во всяком случае, ангелов не было видно с того места, где мерз Лэнгдон... Он не помнил, чтобы в прошлом видел на фонтане изваяния, имеющие отношение к христианству. Фонтан "Четыре реки" являл собой образчик языческого искусства. Человеческие фигуры и все животные, включая броненосца, не имели никакого отношения к религии. Ангел в их окружении торчал бы как одинокий палец.


Is this the wrong place? He considered the cruciform arrangement of the four obelisks. He clenched his fists. This fountain is perfect.

"Неужели я ошибся в выборе места? - лихорадочно думал Лэнгдон, припоминая изображение креста на карте. - Нет! - решил он, сжимая кулаки. - Фонтан "Четыре реки" идеально вписывается в общую картину".


It was only 10:46 P.M. when a black van emerged from the alleyway on the far side of the piazza. Langdon would not have given it a second look except that the van drove with no headlights. Like a shark patrolling a moonlit bay, the vehicle circled the perimeter of the piazza.

В десять часов сорок шесть минут из проулка в дальнем конце площади вынырнул черный микроавтобус. Лэнгдон не обратил бы на него внимания, если бы автобус не двигался с выключенными фарами. Подобно акуле, патрулирующей залив, автомобиль проехал по всему периметру площади.


Langdon hunkered lower, crouched in the shadows beside the huge stairway leading up to the Church of St. Agnes in Agony. He gazed out at the piazza, his pulse climbing.

Лэнгдон пригнулся, укрывшись за огромными ступенями, ведущими к церкви Святой Агнессы на Арене. Теперь он следил за микроавтобусом, осторожно выглядывая из-за камня.


After making two complete circuits, the van banked inward toward Bernini's fountain. It pulled abreast of the basin, moving laterally along the rim until its side was flush with the fountain. Then it parked, its sliding door positioned only inches above the churning water.

Автобус сделал по площади два полных круга, а затем направился к ее центру, в направлении фонтана Бернини. Когда машина остановилась, ее скользящие в пазах дверцы оказались в нескольких дюймах от кипящей воды. Водяная пыль над чашей фонтана начала закручиваться спиралью.


Langdon felt an uneasy premonition. Had the Hassassin arrived early? Had he come in a van? Langdon had imagined the killer escorting his last victim across the piazza on foot, like he had at St. Peter's, giving Langdon an open shot. But if the Hassassin had arrived in a van, the rules had just changed.

У Лэнгдона появилось нехорошее предчувствие. Не слишком ли рано явился ассасин? Он ли прибыл в микроавтобусе? Ученый думал, что убийца поведет свою жертву через всю площадь, подобно тому как сделал это у собора Святого Петра, и тем самым даст возможность выстрелить в себя без помех. Однако, поскольку ассасин прибыл на микроавтобусе, правила игры коренным образом менялись.


Suddenly, the van's side door slid open.

Дверь машины неожиданно скользнула в сторону.


On the floor of the van, contorted in agony, lay a naked man. The man was wrapped in yards of heavy chains. He thrashed against the iron links, but the chains were too heavy. One of the links bisected the man's mouth like a horse's bit, stifling his cries for help. It was then that Langdon saw the second figure, moving around behind the prisoner in the dark, as though making final preparations.

На полу машины корчился в муках обнаженный человек. Он был обмотан многими ярдами тяжелой цепи. Пытаясь освободиться, человек метался в своих оковах. Но цепь была слишком тяжелой. Одно из звеньев попало в рот жертвы наподобие лошадиных удил и заглушало крики о помощи. Почти сразу Лэнгдон увидел и фигуру второго человека. Тот передвигался в темной глубине автобуса позади своей жертвы, видимо, заканчивая приготовление к последнему акту трагедии.


Langdon knew he had only seconds to act.

Лэнгдон знал, что в его распоряжении остаются считанные секунды.


Taking the gun, he slipped off his jacket and dropped it on the ground. He didn't want the added encumbrance of a tweed jacket, nor did he have any intention of taking Galileo's Diagramma anywhere near the water. The document would stay here where it was safe and dry.

Он вынул пистолет и снял пиджак, оставив его валяться на камнях площади. Пиджак сковывал движения, кроме того, ученый не хотел, чтобы бесценный листок из "Диаграммы" Галилея оказался вблизи воды. При любом исходе схватки документ должен остаться в безопасном сухом месте.


Langdon scrambled to his right. Circling the perimeter of the fountain, he positioned himself directly opposite the van. The fountain's massive centerpiece obscured his view. Standing, he ran directly toward the basin. He hoped the thundering water was drowning his footsteps. When he reached the fountain, he climbed over the rim and dropped into the foaming pool. The water was waist deep and like ice. Langdon grit his teeth and plowed through the water. The bottom was slippery, made doubly treacherous by a stratum of coins thrown for good luck. Langdon sensed he would need more than good luck. As the mist rose all around him, he wondered if it was the cold or the fear that was causing the gun in his hand to shake.

Американец осторожно двинулся вправо. Обойдя фонтан по периметру, он остановился прямо напротив микроавтобуса. Массивное ядро фонтана не позволяло ему видеть, что происходит с другой стороны. Ученый выждал пару секунд и помчался прямиком к чаше, надеясь, что шум воды заглушит его шаги. Добежав до цели, он перебрался через край бассейна и спрыгнул в пенящуюся жидкость. Оказавшаяся ледяной вода доходила ему до пояса. Лэнгдон заскрипел зубами и, преодолевая сопротивление, зашагал по скользкому дну. Особую опасность представлял покрывавший дно слой монет, брошенных на счастье туристами. Ноги разъезжались, и американец понял, что ему потребуется нечто большее, нежели простое везение. Вокруг него клубилась водяная пыль, а он пытался понять, почему так дрожит пистолет в его руке - от страха или от холода?..


He reached the interior of the fountain and circled back to his left. He waded hard, clinging to the cover of the marble forms. Hiding himself behind the huge carved form of a horse, Langdon peered out. The van was only fifteen feet away. The Hassassin was crouched on the floor of the van, hands planted on the cardinal's chain-clad body, preparing to roll him out the open door into the fountain.

Добравшись до центральной части фонтана, Лэнгдон двинулся влево. Он шел пригнувшись, стараясь держаться как можно ближе к мраморным фигурам. Когда ему удалось укрыться за изваянием лошади, он позволил себе выглянуть, чтобы узнать, что происходит в микроавтобусе, от которого его теперь отделяло не более пятнадцати футов. Ассасин присел на корточки, положив руки на стягивающие тело кардинала цепи. Убийца, видимо, готовился скатить несчастного через открытую дверь в фонтан.


Waist-deep in water, Robert Langdon raised his gun and stepped out of the mist, feeling like some sort of aquatic cowboy making a final stand.

Стоя по пояс в воде, Лэнгдон поднял пистолет и выступил из тумана. Он казался себе каким-то водяным ковбоем, вступившим в последнюю схватку.


"Don't move." His voice was steadier than the gun.

- Не двигаться! - Голос его был тверже, чем рука с зажатым в ней пистолетом.


The Hassassin looked up. For a moment he seemed confused, as though he had seen a ghost. Then his lips curled into an evil smile. He raised his arms in submission.

Ассасин посмотрел на Лэнгдона. Несколько мгновений он казался растерянным, напоминая человека, увидевшего привидение. Но затем губы убийцы изогнулись в злобной ухмылке, и он поднял руки.


"And so it goes."

- Вот, значит, как...


"Get out of the van."

- Выходите из машины!


"You look wet."

- А вы, кажется, сильно промокли.


"You're early."

- Вы явились раньше назначенного срока.


"I am eager to return to my prize."

- Это потому, что мне не терпится вернуться к своей добыче.


Langdon leveled the gun. "I won't hesitate to shoot."

- Я буду стрелять без всякого колебания, - поднимая пистолет, произнес Лэнгдон.


"You've already hesitated."

- Бросьте! Вы уже колеблетесь.


Langdon felt his finger tighten on the trigger. The cardinal lay motionless now. He looked exhausted, moribund.

Американец почувствовал, как на спусковом крючке напрягся его палец. Кардинал лежал неподвижно. Старик обессилел. Казалось, что он умирает.


"Untie him."

- Развяжите его!


"Forget him. You've come for the woman. Do not pretend otherwise."

- Забудьте о старце. Ведь вы же явились за женщиной. Только не надо прикидываться, что это не так.


Langdon fought the urge to end it right there.

Лэнгдон боролся с желанием покончить со всем этим, нажав на спусковой крючок.


"Where is she?"

- Где она?


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru