Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

107

Глава 107


Robert Langdon dashed around the outer bulwark of the castle, grateful for the glow of the floodlights. As he circled the wall, the courtyard beneath him looked like a museum of ancient warfare-catapults, stacks of marble cannonballs, and an arsenal of fearful contraptions. Parts of the castle were open to tourists during the day, and the courtyard had been partially restored to its original state.

Роберт Лэнгдон бежал по внешней стене замка, благодаря власти Рима за то, что они подсвечивают сооружения. Внутренний двор крепости был похож на музей старинного оружия - катапульты, пирамиды мраморных пушечных ядер и целый арсенал иных устрашающего вида орудий убийства. Днем замок был частично открыт для туристов, и реставраторы привели двор в его первоначальное состояние.


Langdon's eyes crossed the courtyard to the central core of the fortress. The circular citadel shot skyward 107 feet to the bronze angel above. The balcony at the top still glowed from within. Langdon wanted to call out but knew better. He would have to find a way in.

Лэнгдон посмотрел на цитадель. Массивная круглая башня поднималась к небу на сто семь футов. В центре крыши на возвышении стоял бронзовый ангел. В комнате за балконом все еще мерцал свет. Лэнгдон хотел было крикнуть, но вовремя передумал. Необходимо найти вход в замок.


He checked his watch.

Он посмотрел на часы.


11:12 P.M.

11 часов 12 минут.


Dashing down the stone ramp that hugged the inside of the wall, Langdon descended to the courtyard. Back on ground level, he ran through shadows, clockwise around the fort. He passed three porticos, but all of them were permanently sealed. How did the Hassassin get in? Langdon pushed on. He passed two modern entrances, but they were padlocked from the outside. Not here. He kept running.

Сбежав вниз по проходящему внутри стены пандусу и оказавшись во внутреннем дворе, американец помчался по часовой стрелке вокруг цитадели. "Как ассасин проник внутрь?" - думал он, миновав три наглухо замурованных портика. На двух вполне современного вида дверях висели тяжелые замки. Во всяком случае, не здесь, решил он, продолжая бег.


Langdon had circled almost the entire building when he saw a gravel drive cutting across the courtyard in front of him. At one end, on the outer wall of the castle, he saw the back of the gated drawbridge leading back outside. At the other end, the drive disappeared into the fortress. The drive seemed to enter a kind of tunnel-a gaping entry in the central core. Il traforo! Langdon had read about this castle's traforo, a giant spiral ramp that circled up inside the fort, used by commanders on horseback to ride from top to bottom rapidly. The Hassassin drove up! The gate blocking the tunnel was raised, ushering Langdon in. He felt almost exuberant as he ran toward the tunnel. But as he reached the opening, his excitement disappeared.

Лэнгдон сделал почти полный круг, прежде чем увидел пересекающую двор засыпанную гравием дорогу. Одним концом эта подъездная аллея упиралась в подъемный мост, который Лэнгдон уже видел с внешней стороны стены, а другой ее конец исчезал в чреве крепости. Дорога уходила в своего рода тоннель - зияющую темную пасть цитадели. Il traforo! Лэнгдону приходилось читать о проходящих внутри крепостей спиральных пандусах. Пандусы были настолько широкими и высокими, что тяжеловооруженные рыцари могли быстро добраться по ним до верхних этажей сооружения. Вот путь, по которому проследовал ассасин. Закрывающая въезд железная решетка была поднята, и Лэнгдон вбежал в тоннель. Но как только он оказался под сенью свода, его радость сменилась разочарованием.


The tunnel spiraled down.

Спираль вела вниз.


The wrong way. This section of the traforo apparently descended to the dungeons, not to the top.

Видимо, он избрал неверный путь, и эта часть il traforo вела не вверх, к ангелу, а вниз, в подземелье.


Standing at the mouth of a dark bore that seemed to twist endlessly deeper into the earth, Langdon hesitated, looking up again at the balcony. He could swear he saw motion up there. Decide! With no other options, he dashed down into the tunnel.

Лэнгдон стоял в зеве темной дыры, которая, как ему казалось, вела к центру Земли, и размышлял, что делать дальше. Выйдя во двор, ученый снова взглянул на балкон, и ему показалось, что он видит там какое-то движение. "Решай!" Поскольку иного выхода у него не было, он побежал вниз, в темноту тоннеля.


* * *

* * *


High overhead, the Hassassin stood over his prey. He ran a hand across her arm. Her skin was like cream. The anticipation of exploring her bodily treasures was inebriating. How many ways could he violate her?

А высоко над ним ассасин стоял над своей жертвой. Вначале он погладил ее руку. Кожа девушки была похожа на шелк. Ассасин затрепетал, предвкушая, как через несколько минут будет ласкать ее тело. Интересно, сколько способов он сможет найти, чтобы испытать всю полноту наслаждения?


The Hassassin knew he deserved this woman. He had served Janus well. She was a spoil of war, and when he was finished with her, he would pull her from the divan and force her to her knees. She would service him again. The ultimate submission. Then, at the moment of his own climax, he would slit her throat.

Ассасин не сомневался, что заслужил эту женщину. Он отлично сделал все, что хотел от него Янус, и эта девка была его боевым трофеем. Когда он с ней закончит, то стащит ее с дивана и поставит перед собой на колени. Она снова его обслужит. И это станет символом ее полного подчинения. А затем, в момент оргазма, он перережет ей горло.


Ghayat assa'adah, they called it. The ultimate pleasure.

На его языке этот акт назывался ghayat assa'adah, что можно перевести как "момент высшего наслаждения".


Afterward, basking in his glory, he would stand on the balcony and savor the culmination of the Illuminati triumph ... a revenge desired by so many for so long.

После этого он выйдет на балкон, чтобы увидеть финальный триумф иллюминатов... акт мщения, о котором в течение многих столетий мечтало множество людей.


* * *

* * *


The tunnel grew darker. Langdon descended. After one complete turn into the earth, the light was all but gone. The tunnel leveled out, and Langdon slowed, sensing by the echo of his footfalls that he had just entered a larger chamber. Before him in the murkiness, he thought he saw glimmers of light ... fuzzy reflections in the ambient gleam. He moved forward, reaching out his hand. He found smooth surfaces. Chrome and glass. It was a vehicle. He groped the surface, found a door, and opened it.

В идущем вниз тоннеле было темно. А как только Лэнгдон завершил полный круг, в нем воцарилась абсолютная тьма. Когда спуск закончился и дно тоннеля стало горизонтальным, Лэнгдон замедлил шаг. Изменившееся эхо говорило о том, что он находится в каком-то обширном помещении. Ему показалось, что перед ним в темноте что-то едва заметно поблескивает... Он сделал еще пару шагов, и его вытянутая рука наткнулась на гладкую поверхность. Хром и стекло. Это был автомобиль. Проведя ладонью по машине, он открыл дверцу.


The vehicle's interior dome-light flashed on. He stepped back and recognized the black van immediately. Feeling a surge of loathing, he stared a moment, then he dove in, rooting around in hopes of finding a weapon to replace the one he'd lost in the fountain. He found none. He did, however, find Vittoria's cell phone. It was shattered and useless. The sight of it filled Langdon with fear. He prayed he was not too late.

Под крышей автомобиля вспыхнул плафон. Лэнгдон отступил на шаг и мигом узнал черный микроавтобус. Испытывая радостное возбуждение, он нырнул в машину и стал осматривать салон в надежде найти оружие, которое могло бы заменить ему утопленный в фонтане пистолет. Оружия он не нашел. Но зато наткнулся на мобильный телефон Виттории. Трубка аппарата была разбита, и от него не было никакой пользы. Вид мобильника смертельно напугал Лэнгдона, и американец молил небеса о том, чтобы не опоздать.


He reached up and turned on the van's headlights. The room around him blazed into existence, harsh shadows in a simple chamber. Langdon guessed the room was once used for horses and ammunition. It was also a dead end.

Протянув руку, он включил фары, и его взору открылось все помещение. Резкие тени на голых каменных стенах. Ученый сразу понял, что в свое время здесь держали лошадей и хранили амуницию. Кроме того, комната оказалась тупиком.


No exit. I came the wrong way!

"Второго выхода здесь нет. Я выбрал неправильный путь!"


At the end of his rope, Langdon jumped from the van and scanned the walls around him. No doorways. No gates. He thought of the angel over the tunnel entrance and wondered if it had been a coincidence. No! He thought of the killer's words at the fountain. She is in the Church of Illumination ... awaiting my return. Langdon had come too far to fail now. His heart was pounding. Frustration and hatred were starting to cripple his senses.

Лэнгдон выпрыгнул из микроавтобуса и еще раз внимательно изучил помещение. Никаких дверей. Никаких решеток. В его памяти всплыло изображение ангела над входом в тоннель. Неужели это всего лишь совпадение? Нет! Ученый вспомнил и те слова, которые убийца произнес у фонтана: "Она в Храме Света... ожидает моего возвращения". Лэнгдон продвинулся слишком далеко, чтобы сейчас потерпеть фиаско. Его сердце колотилось так, словно хотело вырваться из груди. Бессилие отчаяния и ненависть мешали ему мыслить четко.


When he saw the blood on the floor, Langdon's first thought was for Vittoria. But as his eyes followed the stains, he realized they were bloody footprints. The strides were long. The splotches of blood were only on the left foot. The Hassassin!

Увидев на полу пятна крови, он решил, что это кровь Виттории. Однако, проследив взглядом за расположением пятен, он понял, что это следы от ног. Шаги были очень широкими, и кровоточила лишь левая нога. Ассасин!


Langdon followed the footprints toward the corner of the room, his sprawling shadow growing fainter. He felt more and more puzzled with every step. The bloody prints looked as though they walked directly into the corner of the room and then disappeared.

Лэнгдон двинулся по кровавому следу, его тень плясала на стене, с каждым шагом становясь все бледнее. Создавалось впечатление, что кровавый путь ведет в глухой угол комнаты и там исчезает, и это приводило его в недоумение.


When Langdon arrived in the corner, he could not believe his eyes. The granite block in the floor here was not a square like the others. He was looking at another signpost. The block was carved into a perfect pentagram, arranged with the tip pointing into the corner. Ingeniously concealed by overlapping walls, a narrow slit in the stone served as an exit. Langdon slid through. He was in a passage. In front of him were the remains of a wooden barrier that had once been blocking this tunnel.

Дойдя до темного угла помещения, Лэнгдон не поверил своим глазам. Гранитная плита в полу здесь оказалась не квадратной, как все другие, а пятиугольной. Вершина безукоризненной по форме пентаграммы была обращена в самый угол комнаты. Там, за хитроумно перекрывающими друг друга стенами, обнаружилась щель. Лэнгдон протиснулся в узкое пространство между стенами и оказался в подземном переходе. Прямо перед ним были остатки деревянной решетки, некогда перегораживавшей этот проход.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru