Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

112

Глава 112


All the while, the narrow tunnel called Il Passetto stretched out before Langdon and Vittoria as they dashed toward Vatican City. The torch in Langdon's hand threw only enough light to see a few yards ahead. The walls were close on either side, and the ceiling low. The air smelled dank. Langdon raced on into the darkness with Vittoria close at his heels.

А в это время Лэнгдон и Виттория бежали по узкому, ведущему в Ватикан тоннелю, именуемому Il Passetto. Факел в руках Лэнгдона выхватывал из тьмы лишь несколько ярдов пространства перед ними. Расстояние между стенами подземного хода едва позволяло пройти одному человеку, потолок был низким, а воздух - промозглым. Лэнгдон бежал в темноту, Виттория мчалась следом.


The tunnel inclined steeply as it left the Castle St. Angelo, proceeding upward into the underside of a stone bastion that looked like a Roman aqueduct. There, the tunnel leveled out and began its secret course toward Vatican City.

После того как они покинули замок Святого ангела, тоннель пошел резко вверх и, врезавшись в стену бастиона, стал напоминать древнеримский акведук. Далее он тянулся горизонтально до самого Ватикана.


As Langdon ran, his thoughts turned over and over in a kaleidoscope of confounding images-Kohler, Janus, the Hassassin, Rocher ... a sixth brand? I'm sure you've heard about the sixth brand, the killer had said. The most brilliant of all. Langdon was quite certain he had not. Even in conspiracy theory lore, Langdon could think of no references to any sixth brand. Real or imagined. There were rumors of a gold bullion and a flawless Illuminati Diamond but never any mention of a sixth brand.

Пока Лэнгдон бежал, перед его мысленным взором, как в калейдоскопе, мелькали какие-то смутные образы: Колер, Янус, ассасин, Рошер... шестое клеймо... "Уверен, что вы читали о шестом клейме, - сказал убийца и добавил: - Последнее клеймо по своему совершенству превосходит все остальные". Лэнгдон был уверен, что не только не читал, но и не слышал о существовании шестого клейма. Даже в рассказе крупнейших знатоков теории заговоров не было никаких указаний, намеков или домыслов относительно существования подобного артефакта. При этом ходили упорные слухи о многочисленных золотых слитках и об уникальном, безукоризненном по форме алмазе, получившем название "Ромб иллюминати". Одним словом, о шестом клейме никаких упоминаний не имелось.


"Kohler can't be Janus!" Vittoria declared as they ran down the interior of the dike. "It's impossible!"

- Колер не может быть Янусом, - объявила Виттория, не снижая темпа. - Это невозможно!


Impossible was one word Langdon had stopped using tonight.

"Невозможно" было как раз тем словом, которое Лэнгдон на этот день вообще выбросил из своего лексикона.


"I don't know," Langdon yelled as they ran. "Kohler has a serious grudge, and he also has some serious influence."

- Не уверен! - крикнул он через плечо. - У Колера есть серьезные причины быть недовольным церковью, и, кроме того, он пользуется колоссальным влиянием.


"This crisis has made CERN look like monsters! Max would never do anything to damage CERN's reputation!"

- В глазах людей этот кризис превращает ЦЕРН в какое-то чудовище! Макс никогда не пойдет на то, чтобы бросить тень на репутацию заведения.


On one count, Langdon knew CERN had taken a public beating tonight, all because of the Illuminati's insistence on making this a public spectacle. And yet, he wondered how much CERN had really been damaged. Criticism from the church was nothing new for CERN. In fact, the more Langdon thought about it, the more he wondered if this crisis might actually benefit CERN. If publicity were the game, then antimatter was the jackpot winner tonight. The entire planet was talking about it.

Как бы то ни было, думал Лэнгдон, но ЦЕРН этим вечером получил серьезную взбучку. И этот удар по репутации учреждения стал прямым следствием той публичности, которую иллюминаты постарались придать своим действиям. Однако он не мог решить, какой реальный ущерб понес этот всемирно известный научный центр. Критика со стороны церкви была для ЦЕРНа явлением вполне привычным, и чем больше Лэнгдон думал о происходящем, тем тверже укреплялся во мнении, что этот кризис скорее всего пойдет институту на пользу. Если целью заговора была реклама учреждения, то антивещество - это тот джекпот, получить который захотят многие страны и десятки, если не сотни самых влиятельных фирм. Вся планета говорила сейчас только о ЦЕРНе и о созданном им антивеществе.


"You know what promoter P. T. Barnum said," Langdon called over his shoulder. " 'I don't care what you say about me, just spell my name right!' I bet people are already secretly lining up to license antimatter technology. And after they see its true power at midnight tonight ..."

- Ты знаешь, что сказал однажды Пи-Ти Барнум? - спросил Лэнгдон. - Он сказал: "Мне плевать, что вы обо мне говорите, но только произносите мое имя без ошибок!" Держу пари, что сейчас под покровом тайны выстраивается очередь из желающих приобрести лицензию на производство антивещества. А после того как в полночь они увидят истинную мощь...


"Illogical," Vittoria said. "Publicizing scientific breakthroughs is not about showing destructive power! This is terrible for antimatter, trust me!"

- Ты не прав, - прервала она его. - Демонстрация деструктивной силы достижений науки не может служить рекламой. А что касается антивещества, то его разрушительная мощь, поверь мне, просто ужасна!


Langdon's torch was fading now. "Then maybe it's all much simpler than that. Maybe Kohler gambled that the Vatican would keep the antimatter a secret-refusing to empower the Illuminati by confirming the weapon's existence. Kohler expected the Vatican to be their usual tight-lipped selves about the threat, but the camerlegno changed the rules."

- В таком случае все может быть гораздо проще, - сказал Лэнгдон, бросив тревожный взгляд на постепенно гаснущее пламя факела. - Колер мог сделать ставку на то, что Ватикан в своей обычной манере сохранит все в тайне и вообще не станет упоминать об антивеществе, чтобы не повышать авторитета братства "Иллюминати". Ведь до последнего времени церковь упорно твердила, что сообщество давно перестало существовать. Однако камерарий кардинально изменил правила игры.


Vittoria was silent as they dashed down the tunnel. Suddenly the scenario was making more sense to Langdon.

Некоторое время они бежали молча. И вдруг подлинная картина событий предстала перед Лэнгдоном во всей своей полноте.


"Yes! Kohler never counted on the camerlegno's reaction. The camerlegno broke the Vatican tradition of secrecy and went public about the crisis. He was dead honest. He put the antimatter on TV, for God's sake. It was a brilliant response, and Kohler never expected it. And the irony of the whole thing is that the Illuminati attack backfired. It inadvertently produced a new church leader in the camerlegno. And now Kohler is coming to kill him!"

- Точно! Колер никак не рассчитывал на подобную реакцию камерария. Вентреска нарушил многовековую традицию Ватикана не сообщать внешнему миру о возникающих в его стенах кризисах и повел себя с предельной откровенностью. Во имя Бога он позволил показать по телевизору ловушку с антивеществом. Это был блестящий ход, которого Колер совершенно не ожидал. И по иронии судьбы удар, который нанесли иллюминаты, обрушился на них самих. Сами того не желая, они сделали из камерария нового и очень авторитетного вождя церкви. Колер явился, чтобы его ликвидировать!


"Max is a bastard," Vittoria declared, "but he is not a murderer. And he would never have been involved in my father's assassination."

- Макс, конечно, мерзавец, - сказала Виттория, - но он не убийца и никоим образом не мог быть замешан в смерти папы.


In Langdon's mind, it was Kohler's voice that answered. Leonardo was considered dangerous by many purists at CERN.Fusing science and God is the ultimate scientific blasphemy.

В памяти Лэнгдона прозвучали слова Колера, произнесенные им тысячу лет назад в ЦЕРНе: "В научных кругах у Ветра было множество врагов. Его ненавидели ревнители чистоты науки. Они утверждали, что использование аналитической физики для утверждения религиозных принципов представляет собой вероломное предательство науки".


"Maybe Kohler found out about the antimatter project weeks ago and didn't like the religious implications."

- Не исключено, что Колер узнал об антивеществе несколько недель назад, и ему не понравилось, что это открытие может содействовать укреплению религии.


"So he killed my father over it? Ridiculous! Besides, Max Kohler would never have known the project existed."

- И из-за этого он убил моего отца? Чушь! Кроме того, Макс Колер не знал о существовании нашего проекта.


"While you were gone, maybe your father broke down and consulted Kohler, asking for guidance. You yourself said your father was concerned about the moral implications of creating such a deadly substance."

- Вполне вероятно, что, пока ты отсутствовала, твой отец не выдержал и решил посоветоваться с директором о том, как поступить дальше. Ты же сама говорила, что отца беспокоили моральные последствия открытия субстанции, обладающей столь разрушительной силой.


"Asking moral guidance from Maximilian Kohler?" Vittoria snorted. "I don't think so!"

- Просить нравственной поддержки у Максимилиана Колера? - презрительно фыркнула Виттория. - Не думаю, что папа мог это сделать!


The tunnel banked slightly westward. The faster they ran, the dimmer Langdon's torch became. He began to fear what the place would look like if the light went out. Black.

Тоннель поворачивал на запад. Чем быстрее они бежали, тем более тусклым становился свет факела в руках Лэнгдона. Он опасался, что, когда тот погаснет окончательно, они окажутся в полной темноте.


"Besides," Vittoria argued, "why would Kohler have bothered to call you in this morning and ask for help if he is behind the whole thing?"

- Кроме того, - продолжала приводить свои аргументы Виттория, - с какой стати Колер стал звонить тебе рано утром и просить о помощи, если сам стоял у истоков заговора?


Langdon had already considered it.

Лэнгдон уже задумывался об этом и поэтому ответил без задержки:


"By calling me, Kohler covered his bases. He made sure no one would accuse him of nonaction in the face of crisis. He probably never expected us to get this far."

- Обращением ко мне он прикрыл свои тылы. После этого никто не мог обвинить его в бездействии в условиях разразившегося кризиса. Скорее всего Колер не ожидал, что нам удастся продвинуться так далеко.


The thought of being used by Kohler incensed Langdon. Langdon's involvement had given the Illuminati a level of credibility. His credentials and publications had been quoted all night by the media, and as ridiculous as it was, the presence of a Harvard professor in Vatican City had somehow raised the whole emergency beyond the scope of paranoid delusion and convinced skeptics around the world that the Illuminati brotherhood was not only a historical fact, but a force to be reckoned with.

Мысль о том, что он стал объектом манипуляций со стороны директора ЦЕРНа, выводила Лэнгдона из себя. Участие известного ученого в решении кризиса повышало авторитет иллюминатов. Пресса весь вечер цитировала выдержки из его публикаций, а присутствие в Ватикане профессора Гарварда убеждало скептиков в том, что сообщество "Иллюминати" - не давно канувший в Лету факт истории, а современная сила, с которой следует считаться.


"That BBC reporter," Langdon said, "thinks CERN is the new Illuminati lair."

- Репортер Би-би-си уверен, - продолжал американец, - что ЦЕРН стал новым убежищем иллюминатов.


"What!" Vittoria stumbled behind him. She pulled herself up and ran on. "He said that!?"

- Что?! - едва не споткнувшись от изумления, воскликнула Виттория. - Он это сказал?


"On air. He likened CERN to the Masonic lodges-an innocent organization unknowingly harboring the Illuminati brotherhood within."

- Да. В прямом эфире. Он сравнил ЦЕРН с масонской ложей - безвредной организацией, послужившей иллюминатам своеобразной крышей. Подавляющему большинству членов организации об этом, естественно, неизвестно.


"My God, this is going to destroy CERN."

- Бог мой! Это же приведет к гибели института!


Langdon was not so sure. Either way, the theory suddenly seemed less far-fetched. CERN was the ultimate scientific haven. It was home to scientists from over a dozen countries. They seemed to have endless private funding. And Maximilian Kohler was their director.

Лэнгдон не был уверен в столь плачевном для центра исходе, однако высказанная тем репортером гипотеза перестала казаться ему притянутой за уши. ЦЕРН служил домом для сотен ученых из десятков стран мира и имел множество источников частного финансирования. А Максимилиан Колер был директором этого могущественного учреждения.


Kohler is Janus.

Да, Янус - это Колер.


"If Kohler's not involved," Langdon challenged, "then what is he doing here?"

- Если Колер не имеет к этому никакого отношения, - сказал Лэнгдон, как ему самому показалось, с вызовом, - то с какой стати он здесь?


"Probably trying to stop this madness. Show support. Maybe he really is acting as the Samaritan! He could have found out who knew about the antimatter project and has come to share information."

- Видимо, для того, чтобы положить конец этому безумию. Чтобы продемонстрировать свою поддержку. В конце концов он может оказаться настоящим самаритянином! Не исключено что директору стало известно, кто знал об антивеществе, и он явился, чтобы поделиться этой информацией.


"The killer said he was coming to brand the camerlegno."

- Убийца сказал, что Янус прибывает, чтобы заклеймить камерария.


"Listen to yourself! It would be a suicide mission. Max would never get out alive."

- Ты понимаешь, что говоришь? Это же самоубийство! Максу не выбраться оттуда живым.


Langdon considered it. Maybe that was the point.

"Может быть, как раз в этом еще одна цель его миссии", - подумал Лэнгдон, но ничего не сказал.


* * *

* * *


The outline of a steel gate loomed ahead, blocking their progress down the tunnel. Langdon's heart almost stopped. When they approached, however, they found the ancient lock hanging open. The gate swung freely.

Сердце Лэнгдона едва не оборвалось, когда немного впереди в полутьме возникли очертания перегораживающей тоннель металлической двери. Однако, приблизившись к преграде, они увидели, что старинный замок висит в петлях открытым. Дверь отворилась безо всякого усилия.


Langdon breathed a sigh of relief, realizing as he had suspected, that the ancient tunnel was in use. Recently. As in today. He now had little doubt that four terrified cardinals had been secreted through here earlier.

Лэнгдон облегченно вздохнул, убедившись в правильности своей догадки о том, что древним тоннелем пользовались. Совсем недавно. А если быть абсолютно точным, то сегодня. Он не сомневался, что четверо дрожащих от ужаса кардиналов были тайно доставлены в узилище именно этим путем.


They ran on. Langdon could now hear the sounds of chaos to his left. It was St. Peter's Square. They were getting close.

Они возобновили бег. Откуда-то слева до Лэнгдона доносилась какофония звуков. Это шумела площадь Святого Петра. До цели было рукой подать.


They hit another gate, this one heavier. It too was unlocked. The sound of St. Peter's Square faded behind them now, and Langdon sensed they had passed through the outer wall of Vatican City. He wondered where inside the Vatican this ancient passage would conclude. In the gardens? In the basilica? In the papal residence?

Вскоре они уперлись в еще одну дверь. Она была более массивной, чем первая, но тоже оказалась незапертой. Как только они прошли через нее, звуки на площади замерли где-то у них за спиной, и Лэнгдон понял, что они вступили в пределы Ватикана. Лэнгдона занимал вопрос, в каком месте заканчивается этот древний проход. В садах? В базилике? В папской резиденции?


Then, without warning, the tunnel ended.

Затем тоннель вдруг кончился.


The cumbrous door blocking their way was a thick wall of riveted iron. Even by the last flickers of his torch, Langdon could see that the portal was perfectly smooth-no handles, no knobs, no keyholes, no hinges. No entry.

Тяжеленная дверь, в которую они уперлись, являла собой стену из клепаного железа. Даже в умирающем свете факела Лэнгдон смог увидеть, что поверхность двери была совершенно ровной. На ней не было ни ручек, ни петель, ни замочных скважин. Возможность входа с их стороны исключалась.


He felt a surge of panic. In architect-speak, this rare kind of door was called a senza chiave-a one-way portal, used for security, and only operable from one side-the other side. Langdon's hope dimmed to black ... along with the torch in his hand.

Лэнгдон вдруг ощутил, что на него накатывает очередная волна паники. На жаргоне архитекторов эта весьма редкая разновидность дверей именовалась senza chiave, или односторонним порталом. Подобные двери создавали в целях безопасности и открыть их можно было лишь с одной стороны. С той, противоположной им, стороны. Надежды Лэнгдона и факел в его руке угасли почти одновременно.


He looked at his watch. Mickey glowed.

Он посмотрел на часы. Микки на циферблате, слава Богу, продолжал светиться.


11:29 P.M.

Одиннадцать двадцать девять.


With a scream of frustration, Langdon swung the torch and started pounding on the door.

Издав вопль, в котором звучало отчаяние бессилия, Лэнгдон отбросил факел и принялся колотить в дверь.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru