Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

121

Глава 121


The camerlegno erupted through the doors of St. Peter's Basilica at exactly 11:56 P.M. He staggered into the dazzling glare of the world spotlight, carrying the antimatter before him like some sort of numinous offering. Through burning eyes he could see his own form, half-naked and wounded, towering like a giant on the media screens around the square. The roar that went up from the crowd in St. Peter's Square was like none the camerlegno had ever heard-crying, screaming, chanting, praying ... a mix of veneration and terror.

Карло Вентреска вырвался из дверей собора Святого Петра в одиннадцать часов пятьдесят шесть минут. Ловушка антивещества, которую он держал перед собой в вытянутых руках, напоминала таинственный сосуд для сбора церковных подаяний. Его глаза слезились от яркого света, но он все же смог увидеть на экранах свое изображение. Обнаженный по пояс и страдающий от боли, он возвышался над площадью подобно древнему гиганту. Такого звука, который прокатился над толпой, камерарий не слышал ни разу в жизни. В этом многоголосом крике было все: рыдания, визг, пение, молитвы...


Deliver us from evil, he whispered.

- Избавь нас от зла, - прошептал он.


He felt totally depleted from his race out of the Necropolis. It had almost ended in disaster. Robert Langdon and Vittoria Vetra had wanted to intercept him, to throw the canister back into its subterranean hiding place, to run outside for cover. Blind fools!

Гонка от Некрополя до выхода из собора окончательно лишила его сил. И это едва не кончилось катастрофой. В последний момент Роберт Лэнгдон и Виттория Ветра попытались его остановить. Они хотели отнять ловушку и швырнуть ее назад, в подземелье Некрополя, чтобы все остальные могли спастись, выбежав из собора. Слепые глупцы!


The camerlegno realized now, with fearful clarity, that on any other night, he would never have won the race. Tonight, however, God again had been with him. Robert Langdon, on the verge of overtaking the camerlegno, had been grabbed by Chartrand, ever trusting and dutiful to the camerlegno's demands for faith. The reporters, of course, were spellbound and lugging too much equipment to interfere.

Карло Вентреска вдруг с ужасающей ясностью понял, что ни за что не выиграл бы этой гонки, не окажись на его стороне сам Бог. Когда Роберт Лэнгдон уже почти остановил камерария, на его пути встал лейтенант Шартран, откликнувшийся на призыв священника. Что касается репортеров, то те не могли ему помешать, поскольку жаждали славы да к тому же тащили на себе слишком много оборудования.


The Lord works in mysterious ways.

Воистину, неисповедимы пути Господни!


The camerlegno could hear the others behind him now ... see them on the screens, closing in. Mustering the last of his physical strength, he raised the antimatter high over his head. Then, throwing back his bare shoulders in an act of defiance to the Illuminati brand on his chest, he dashed down the stairs.

Камерарий вначале услышал позади себя топот ног... а затем и увидел своих преследователей на огромных экранах. Собрав последние силы, он воздел руки с ловушкой к небу, а потом, словно бросая вызов иллюминатам, расправил плечи, чтобы весь мир мог увидеть его обожженную клеймом грудь. Через миг он уже бежал вниз по ступеням лестницы.


There was one final act.

Наступал последний акт драмы.


Godspeed, he thought. Godspeed.

"С Богом! - подумал он. - С Богом..."


* * *

* * *


Four minutes ...

Четыре минуты...


Langdon could barely see as he burst out of the basilica. Again the sea of media lights bore into his retinas. All he could make out was the murky outline of the camerlegno, directly ahead of him, running down the stairs. For an instant, refulgent in his halo of media lights, the camerlegno looked celestial, like some kind of modern deity. His cassock was at his waist like a shroud. His body was scarred and wounded by the hands of his enemies, and still he endured. The camerlegno ran on, standing tall, calling out to the world to have faith, running toward the masses carrying this weapon of destruction.

Лэнгдон практически ослеп, выбежав из базилики. Белые лучи прожекторов обожгли сетчатку. Впрочем, он все же смог различить перед собой, словно в тумане, спину сбегающего по ступеням камерария. Окруженный белым сиянием, как нимбом, священнослужитель походил на какое-то современное божество. Обрывки сутаны развевались за его спиной, и на обнаженном теле были видны раны и ожоги, нанесенные руками врагов. Камерарий бежал, гордо расправив плечи и призывая мир к вере в Бога. Клирик мчался к толпе, держа в руках орудие смерти.


Langdon ran down the stairs after him. What is he doing? He will kill them all!

"Что он делает? - думал Лэнгдон, возобновляя погоню. - Он же всех убьет!"


"Satan's work," the camerlegno screamed, "has no place in the House of God!" He ran on toward a now terrified crowd.

- Делу рук сатаны нет места в доме Бога! - кричал камерарий, приближаясь к окаменевшей от ужаса толпе.


"Father!" Langdon screamed, behind him. "There's nowhere to go!"

- Святой отец! - пытался остановить его Лэнгдон. - Для вас туда нет пути!


"Look to the heavens! We forget to look to the heavens!"

- Обрати свой взор в небеса! Мы часто забываем смотреть в небо!


In that moment, as Langdon saw where the camerlegno was headed, the glorious truth came flooding all around him. Although Langdon could not see it on account of the lights, he knew their salvation was directly overhead.

И в этот момент Лэнгдон понял, куда бежит камерарий. Ученому наконец открылась вся прекрасная правда. Хотя американец по-прежнему мало что видел, он знал, что спасение рядом. Или, вернее, прямо над головой.


A star-filled Italian sky. The escape route.

Это было полное звезд небо Италии.


The helicopter the camerlegno had summoned to take him to the hospital sat dead ahead, pilot already in the cockpit, blades already humming in neutral. As the camerlegno ran toward it, Langdon felt a sudden overwhelming exhilaration. The thoughts that tore through Langdon's mind came as a torrent ...

Вертолет, который камерарий вызвал для доставки его в госпиталь, стоял прямо перед ними. Лопасти винта машины лениво вращались, а пилот уже сидел в кабине. При виде бегущего к вертолету камерария Лэнгдон ощутил необыкновенный подъем духа. И перед его мысленным взором с калейдоскопической быстротой начали меняться разнообразные картины...


First he pictured the wide-open expanse of the Mediterranean Sea. How far was it? Five miles? Ten? He knew the beach at Fiumocino was only about seven minutes by train. But by helicopter, 200 miles an hour, no stops ... If they could fly the canister far enough out to sea, and drop it ... There were other options too, he realized, feeling almost weightless as he ran. La Cava Romana! The marble quarries north of the city were less than three miles away. How large were they? Two square miles? Certainly they were deserted at this hour! Dropping the canister there ...

Вначале он увидел широкие просторы Средиземного моря. Какое расстояние до его побережья? Пять миль? Десять? Он знал, что поезд до побережья идет примерно семь минут. Скорость вертолета - 200 миль в час. Кроме того, у него нет остановок... Если они сумеют вывезти ловушку в море и там сбросить... Впрочем, имелся и иной вариант. La Cava Romana! От мраморных карьеров, расположенных к северу от города, их отделяло менее трех миль. Интересно, насколько они велики? Две квадратные мили? В этот поздний час там наверняка нет людей! Если сбросить ловушку туда...


* * *

* * *


"Everyone back!" the camerlegno yelled. His chest ached as he ran. "Get away! Now!"

- Все назад! - кричал камерарий. - Назад!!! Немедленно!


The Swiss Guard standing around the chopper stood slack-jawed as the camerlegno approached them.

Стоящие рядом с вертолетом швейцарские гвардейцы в немом изумлении взирали на бегущего священника.


"Back!" the priest screamed.

- Назад! - рявкнул камерарий.


The guards moved back.

Швейцарцы отступили.


With the entire world watching in wonder, the camerlegno ran around the chopper to the pilot's door and yanked it open.

Весь мир наблюдал за тем, как камерарий обежал вертолет, рванул на себя дверцу кабины и крикнул:


"Out, son! Now!"

- Вылезай, сын мой!


The guard jumped out.

Пилот, ни слова не говоря, спрыгнул на землю.


The camerlegno looked at the high cockpit seat and knew that in his exhausted state, he would need both hands to pull himself up. He turned to the pilot, trembling beside him, and thrust the canister into his hands.

Камерарий бросил взгляд на высоко расположенное сиденье пилота и понял, что в его состоянии, чтобы добраться туда, ему потребуются обе руки. Повернувшись лицом к трясущемуся рядом с ним пилоту, он сунул ему в руки ловушку и сказал:


"Hold this. Hand it back when I'm in."

- Подержи, пока я влезу. Потом отдашь эту штуку мне.


As the camerlegno pulled himself up, he could hear Robert Langdon yelling excitedly, running toward the craft. Now you understand, the camerlegno thought. Now you have faith!

Втягивая свое непослушное тело в кабину, камерарий услышал вопль подбегающего к машине Роберта Лэнгдона. "Теперь ты все понимаешь, - подумал камерарий. - И ты наконец уверовал".


The camerlegno pulled himself up into the cockpit, adjusted a few familiar levers, and then turned back to his window for the canister.

Камерарий уселся в кресло пилота, притронулся к знакомым рычагам управления и высунулся в окно, чтобы взять ловушку с антивеществом.


But the guard to whom he had given the canister stood empty-handed.

Но руки швейцарца были пусты.


"He took it!" the guard yelled.

- Он забрал ее! - крикнул солдат.


The camerlegno felt his heart seize. "Who!"

- Кто он?! - с упавшим сердцем спросил камерарий.


The guard pointed. "Him!"

- Вот он, - ответил швейцарец, показывая пальцем.


* * *

* * *


Robert Langdon was surprised by how heavy the canister was. He ran to the other side of the chopper and jumped in the rear compartment where he and Vittoria had sat only hours ago. He left the door open and buckled himself in. Then he yelled to the camerlegno in the front seat.

Роберт Лэнгдон был чрезвычайно удивлен тяжестью ловушки. Обежав вертолет, ученый взобрался в пассажирский отсек, где ему уже довелось побывать с Витторией всего несколько часов назад. Оставив дверцу открытой, он застегнул ремень безопасности и крикнул занявшему переднее сиденье камерарию:


"Fly, Father!"

- Летите, святой отец!


The camerlegno craned back at Langdon, his face bloodless with dread.

Священнослужитель повернул искаженное ужасом лицо к непрошеному пассажиру и спросил:


"What are you doing!"

- Что вы делаете?!


"You fly! I'll throw!" Langdon barked. "There's no time! Just fly the blessed chopper!"

- Вы поведете вертолет, а я сброшу ловушку! - крикнул Лэнгдон. - Времени на споры у нас нет! Поднимайте в воздух эту благословенную машину!


The camerlegno seemed momentarily paralyzed, the media lights glaring through the cockpit darkening the creases in his face.

Казалось, что камерария на секунду парализовало. В белом свете прожекторов стали видны морщины на его лице.


"I can do this alone," he whispered. "I am supposed to do this alone."

- Я могу сделать это и один, - прошептал он. - Я должен закончить это дело самостоятельно.


Langdon wasn't listening.

Лэнгдон его не слушал.


Fly! he heard himself screaming. Now! I'm here to help you!

- Да лети же ты! - услышал он свой собственный крик. - Быстрее! Я здесь для того, чтобы тебе помочь!


Langdon looked down at the canister and felt his breath catch in his throat when he saw the numbers.

Американец взглянул на стоящую у него на коленях ловушку и, задыхаясь, выдавил:


"Three minutes, Father! Three!"

- Три минуты, святой отец! Всего три!


The number seemed to stun the camerlegno back to sobriety. Without hesitation, he turned back to the controls. With a grinding roar, the helicopter lifted off.

Эти слова вернули камерария к действительности, и он, не испытывая более колебаний, повернулся лицом к панели управления. Двигатель взревел на полную мощность, и вертолет оторвался от земли.


Through a swirl of dust, Langdon could see Vittoria running toward the chopper. Their eyes met, and then she dropped away like a sinking stone.

Сквозь поднятый винтом вихрь пыли Лэнгдон увидел бегущую к вертолету Витторию. Их глаза встретились, и через долю секунды девушка осталась далеко внизу.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru