Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

123

Глава 123


In St. Peter's Square, Vittoria Vetra stared upward. The helicopter was a speck now, the media lights no longer reaching it. Even the pounding of the rotors had faded to a distant hum. It seemed, in that instant, that the entire world was focused upward, silenced in anticipation, necks craned to the heavens ... all peoples, all faiths ... all hearts beating as one.

Виттория Ветра, стоя на площади Святого Петра, неотрывно смотрела в небо. Вертолет казался едва заметной точкой, поскольку лучи прожекторов прессы до него уже почти не доставали. Даже рев его мотора превратился в отдаленное гудение. Казалось, что все люди, вне зависимости от их вероисповедания, затаив дыхание, в напряженном ожидании смотрят в небо. Сердца всех жителей земли в этот момент бились в унисон.


Vittoria's emotions were a cyclone of twisting agonies. As the helicopter disappeared from sight, she pictured Robert's face, rising above her. What had he been thinking? Didn't he understand?

В душе девушки бушевал ураган эмоций. Когда вертолет скрылся из виду, перед ее мысленным взором снова возникло лицо сидящего в кабине Лэнгдона. О чем он думал в тот момент? Неужели он так все до конца и не понял?


Around the square, television cameras probed the darkness, waiting. A sea of faces stared heavenward, united in a silent countdown. The media screens all flickered the same tranquil scene ... a Roman sky illuminated with brilliant stars. Vittoria felt the tears begin to well.

Все телевизионные камеры на площади смотрели в темное небо. Взоры людей также были обращены в небеса. И журналисты, и зрители вели про себя обратный отсчет секунд. На всех огромных экранах была одна и та же благостная картинка: ясное римское небо с алмазной россыпью звезд. Виттория почувствовала, что ее глаза наполняются слезами.


Behind her on the marble escarpment, 161 cardinals stared up in silent awe. Some folded their hands in prayer. Most stood motionless, transfixed. Some wept. The seconds ticked past. In homes, bars, businesses, airports, hospitals around the world, souls were joined in universal witness. Men and women locked hands. Others held their children. Time seemed to hover in limbo, souls suspended in unison.

Позади нее на мраморном возвышении в благоговейном молчании стояли спасенные кардиналы. Взоры священнослужителей были обращены вверх. Некоторые из них соединили ладони в молчаливой молитве, но большинство кардиналов словно пребывали в трансе. Несколько человек рыдали. Число оставшихся до взрыва секунд неумолимо сокращалось. Во всех концах земли - в жилых домах, барах, конторах, аэропортах, больницах - люди готовились стать свидетелями трагического события. Мужчины и женщины брались за руки, родители поднимали к небу детей. Над площадью Святого Петра стояла мертвая тишина.


Then, cruelly, the bells of St. Peter's began to toll.

Эту святую тишину взорвали колокола базилики.


Vittoria let the tears come.

Виттория дала волю слезам.


Then ... with the whole world watching ... time ran out.

Затем... затем мир замер. Время истекло.


* * *

* * *


The dead silence of the event was the most terrifying of all.

Самым страшным в момент взрыва оказалась повисшая над площадью тишина.


High above Vatican City, a pinpoint of light appeared in the sky. For a fleeting instant, a new heavenly body had been born ... a speck of light as pure and white as anyone had ever seen.

Высоко в небе над Ватиканом возникла искра размером с булавочную головку. Затем на какую-то долю секунды появилось новое небесное тело... Такого белого и чистого света людям Земли видеть еще не доводилось.


A flash. The point billowed, as if feeding on itself, unraveling across the sky in a dilating radius of blinding white. It shot out in all directions, accelerating with incomprehensible speed, gobbling up the dark. As the sphere of light grew, it intensified, like a burgeoning fiend preparing to consume the entire sky. It raced downward, toward them, picking up speed.

Еще мгновение, и искра, словно питая саму себя, начала разрастаться в ослепительно белое пятно. Пятно с невообразимой скоростью расширялось во все стороны. Одновременно усиливалось сияние, и создавалось впечатление, что это море белого огня вот-вот затопит все небо. Стена света, набирая скорость, летела вниз, на людей.


Blinded, the multitudes of starkly lit human faces gasped as one, shielding their eyes, crying out in strangled fear.

Мгновенно потерявшие способность видеть люди закричали и в страхе закрыли глаза руками.


As the light roared out in all directions, the unimaginable occurred. As if bound by God's own will, the surging radius seemed to hit a wall. It was as if the explosion were contained somehow in a giant glass sphere. The light rebounded inward, sharpening, rippling across itself. The wave appeared to have reached a predetermined diameter and hovered there. For that instant, a perfect and silent sphere of light glowed over Rome.

Но затем произошло нечто совершенно невообразимое. Растекающееся во все стороны море огня, словно повинуясь воле Бога, остановилось, как бы наткнувшись на преграду. Казалось сверкающий огненный шар был заключен в гигантскую стеклянную сферу. Отразившись от внутренней стенки невидимого сосуда, световые волны обратились внутрь. Сияние многократно усилилось. Казалось, что огненный шар, достигнув нужного диаметра, замер. Несколько мгновений над Римом висело новое яркое светило правильной шарообразной формы.


Night had become day.

Ночь превратилась в день.


Then it hit.

Затем сфера взорвалась.


The concussion was deep and hollow-a thunderous shock wave from above. It descended on them like the wrath of hell, shaking the granite foundation of Vatican City, knocking the breath out of people's lungs, sending others stumbling backward. The reverberation circled the colonnade, followed by a sudden torrent of warm air. The wind tore through the square, letting out a sepulchral moan as it whistled through the columns and buffeted the walls. Dust swirled overhead as people huddled ... witnesses to Armageddon.

Над площадью пронесся глухой гул, а затем на землю с адской силой обрушилась взрывная волна. Гранит, на котором стоял Ватикан, содрогнулся. Люди потеряли возможность дышать, а некоторых из них просто швырнуло на землю. Окружающая площадь колоннада завибрировала. За ударной волной последовала тепловая. Горячий ветер свирепствовал на площади, вздымая тучи пыли и сотрясая стены. Свидетели этого Армагеддона в ужасе закрыли глаза.


Then, as fast as it appeared, the sphere imploded, sucking back in on itself, crushing inward to the tiny point of light from which it had come.

Затем белая сфера вдруг снова сжалась, превратившись в крошечную световую точку, почти такую же, как та, что за несколько секунд до этого дала ей жизнь.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru