Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

124

Глава 124


Never before had so many been so silent.

Никогда до этого столько людей одновременно не замирали в полном молчании.


The faces in St. Peter's Square, one by one, averted their eyes from the darkening sky and turned downward, each person in his or her own private moment of wonder. The media lights followed suit, dropping their beams back to earth as if out of reverence for the blackness now settling upon them. It seemed for a moment the entire world was bowing its head in unison.

Обращенные к вновь потемневшему небу взгляды опустились на землю. Каждый человек по-своему переживал чудо, которому только что явился свидетелем. Лучи прожекторов также склонились к земле, словно в знак почтения к воцарившейся над ними тьме. Казалось, что в этот миг весь мир одновременно склонил голову.


Cardinal Mortati knelt to pray, and the other cardinals joined him. The Swiss Guard lowered their long swords and stood numb. No one spoke. No one moved. Everywhere, hearts shuddered with spontaneous emotion. Bereavement. Fear. Wonder. Belief. And a dread-filled respect for the new and awesome power they had just witnessed.

Кардинал Мортати преклонил колени, чтобы вознести молитву. Остальные кардиналы последовали его примеру. Швейцарские гвардейцы в безмолвном салюте опустили к земле свои длинные мечи и тоже склонили головы. Все молчали. Никто не двигался. Во всех сердцах возникли одни и те же чувства. Боль утраты. Страх. Изумление. Вера. И преклонение перед новой могущественной силой, проявление которой они только что наблюдали.


Vittoria Vetra stood trembling at the foot of the basilica's sweeping stairs. She closed her eyes. Through the tempest of emotions now coursing through her blood, a single word tolled like a distant bell. Pristine. Cruel. She forced it away. And yet the word echoed. Again she drove it back. The pain was too great. She tried to lose herself in the images that blazed in other's minds ... antimatter's mind-boggling power ... the Vatican's deliverance ... the camerlegno ... feats of bravery ... miracles ... selflessness. And still the word echoed ... tolling through the chaos with a stinging loneliness.

Виттория Ветра, дрожа, стояла у подножия ведущих к базилике ступеней. Девушка закрыла глаза. Хотя ураган чувств по-прежнему разрывал ее сердце, в ее ушах, подобно звону далекого колокола, звучало одно-единственное слово. Слово чистое и жестокое. Девушка гнала его прочь, но оно возвращалось вновь и вновь. Боль, которую испытывала Виттория, казалось, нельзя было вынести. Она пыталась прогнать ее словами, которые заполняли сознание всех других людей... потрясающая мощь антивещества... спасение Ватикана... камерарий... мужество... чудо... самопожертвование... Но слово не желало уходить. Оно звучало в ее голове нескончаемым эхом, пробиваясь сквозь хаос мыслей и чувств.


Robert.

Роберт.


He had come for her at Castle St. Angelo.

Он примчался к ней в замок Святого ангела.


He had saved her.

Он спас ее.


And now he had been destroyed by her creation.

А она убила его делом своих рук.


* * *

* * *


As Cardinal Mortati prayed, he wondered if he too would hear God's voice as the camerlegno had. Does one need to believe in miracles to experience them? Mortati was a modern man in an ancient faith. Miracles had never played a part in his belief. Certainly his faith spoke of miracles ... bleeding palms, ascensions from the dead, imprints on shrouds ... and yet, Mortati's rational mind had always justified these accounts as part of the myth. They were simply the result of man's greatest weakness-his need for proof. Miracles were nothing but stories we all clung to because we wished they were true.

Кардинал Мортати возносил молитву и одновременно думал, не услышит ли он слов Божиих так же, как услышал их камерарий. "Может быть, для того, чтобы испытать чудо, в чудеса надо просто верить?" - спрашивал он себя. Мортати был современным человеком, и чудеса никогда не были для него важной частью древней религии, приверженцем которой он был. Церковь, конечно, твердила о разного рода чудесах... кровоточащих ладонях... воскрешении из мертвых... отпечатках на плащанице... но рациональный ум Мортати всегда причислял эти явления к мифам. Все они, по его мнению, были проявлением одной из величайших слабостей человека - стремления всему найти доказательства. Чудеса, как он полагал, были всего лишь легендами. А люди верят в них только потому, что хотят верить.


And yet ...

И все же...


Am I so modern that I cannot accept what my eyes have just witnessed? It was a miracle, was it not? Yes! God, with a few whispered words in the camerlegno's ear, had intervened and saved this church. Why was this so hard to believe? What would it say about God if God had done nothing? That the Almighty did not care? That He was powerless to stop it? A miracle was the only possible response!

Неужели он настолько осовременился, что не способен принять то, что только что видел собственными глазами? Ведь это было чудо. Разве не так? Да, именно так! Господь, прошептав несколько слов в ухо камерария, спас церковь. Но почему в это так трудно поверить? Что сказали бы люди о Боге, если бы тот промолчал? Что Всемогущему на все плевать? Или что у него просто нет сил, чтобы предотвратить несчастье? Явление чуда с Его стороны было единственным возможным ответом!


As Mortati knelt in wonder, he prayed for the camerlegno's soul. He gave thanks to the young chamberlain who, even in his youthful years, had opened this old man's eyes to the miracles of unquestioning faith.

Стоя на коленях, Мортати молился за душу камерария. Он благодарил Карло Вентреску за то, что тот сумел показать ему, старику, чудо, явившееся результатом беззаветной веры.


Incredibly, though, Mortati never suspected the extent to which his faith was about to be tested ...

Как ни странно, Мортати не подозревал, какому испытанию еще предстоит подвергнуться его вере...


The silence of St. Peter's Square broke with a ripple at first. The ripple grew to a murmur. And then, suddenly, to a roar. Without warning, the multitudes were crying out as one.

По толпе на площади Святого Петра прокатился какой-то шелест. Шелест превратился в негромкий гул голосов, который, в свою очередь, перерос в оглушительный рев. Вся толпа в один голос закричала:


"Look! Look!"

- Смотрите! Смотрите!


Mortati opened his eyes and turned to the crowd. Everyone was pointing behind him, toward the front of St. Peter's Basilica. Their faces were white. Some fell to their knees. Some fainted. Some burst into uncontrollable sobs.

Мортати открыл глаза и посмотрел на людей. Все показывали пальцем в одну расположенную за его спиной точку, в направлении собора Святого Петра. Лица некоторых людей побледнели. Многие упали на колени. Кое-кто от волнения потерял сознание. А часть толпы содрогалась в конвульсивных рыданиях.


"Look! Look!"

- Смотрите! Смотрите!


Mortati turned, bewildered, following their outstretched hands. They were pointing to the uppermost level of the basilica, the rooftop terrace, where huge statues of Christ and his apostles watched over the crowd.

Ничего не понимающий Мортати обернулся и посмотрел туда, куда показывали воздетые руки. А они показывали на самый верхний уровень здания, на террасу под крышей, откуда на толпу взирали гигантские фигуры Христа и Его апостолов.


There, on the right of Jesus, arms outstretched to the world ... stood Camerlegno Carlo Ventresca.

Там, справа от Иисуса, протянув руки к людям Земли... стоял камерарий Карло Вентреска.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru