Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

128

Глава 126


The College of Cardinals bristled with ebullience and electricity as they streamed back into the Sistine Chapel. In contrast, Mortati felt in himself a rising confusion he thought might lift him off the floor and carry him away. He believed in the ancient miracles of the Scriptures, and yet what he had just witnessed in person was something he could not possibly comprehend. After a lifetime of devotion, seventy-nine years, Mortati knew these events should ignite in him a pious exuberance ... a fervent and living faith. And yet all he felt was a growing spectral unease. Something did not feel right.

Кипящие энтузиазмом и энергией кардиналы устремились назад в Сикстинскую капеллу. В отличие от всех остальных членов коллегии Мортати ощущал все возрастающую растерянность. У него даже появилась мысль бросить все и оставить конклав. Кардинал верил в древние чудеса из Священного Писания, но то, чему он был свидетелем сегодня, не умещалось в его сознании. Казалось бы, после семидесяти девяти лет, прожитых в преданности вере, эти события должны были привести его в религиозный экстаз... а он вместо этого начинал испытывать сильное душевное беспокойство. Во всех этих чудесах что-то было не так.


"Signore Mortati!" a Swiss Guard yelled, running down the hall. "We have gone to the roof as you asked. The camerlegno is ... flesh! He is a true man! He is not a spirit! He is exactly as we knew him!"

- Синьор Мортати! - выкрикнул на бегу швейцарский гвардеец. - Мы, как вы просили, поднялись на крышу. Камерарий... во плоти! Он обычный человек, а не дух! Синьор Вентреска такой, каким мы его знали!


"Did he speak to you?"

- Он говорил с вами?


"He kneels in silent prayer! We are afraid to touch him!"

- Камерарий стоял на коленях в немой молитве. Мы побоялись его беспокоить.


Mortati was at a loss.

Мортати не знал, как поступить.


"Tell him ... his cardinals await."

- Скажите ему... скажите, что кардиналы томятся в ожидании.


"Signore, because he is a man ..." the guard hesitated.

- Синьор, поскольку он - человек... - неуверенно произнес гвардеец.


"What is it?"

- И что же?


"His chest ... he is burned. Should we bind his wounds? He must be in pain."

- Его грудь... На ней сильный ожог. Может быть, нам следует вначале перевязать его раны? Думаю, он очень страдает от боли.


Mortati considered it. Nothing in his lifetime of service to the church had prepared him for this situation.

Мортати задумался. Долгие годы, посвященные службе церкви, не подготовили его к подобной ситуации.


"He is a man, so serve him as a man. Bathe him. Bind his wounds. Dress him in fresh robes. We await his arrival in the Sistine Chapel."

- Поскольку он человек, то и обращайтесь с ним, как с человеком. Омойте его. Облачите в чистые одежды. Мы будем ждать его в Сикстинской капелле.


The guard ran off.

Швейцарец умчался прочь.


Mortati headed for the chapel. The rest of the cardinals were inside now. As he walked down the hall, he saw Vittoria Vetra slumped alone on a bench at the foot of the Royal Staircase. He could see the pain and loneliness of her loss and wanted to go to her, but he knew it would have to wait. He had work to do ... although he had no idea what that work could possibly be.

Мортати направился в капеллу. Все остальные кардиналы уже находились там. Выйдя в вестибюль, он увидел Витторию Ветра. Девушка, понурясь, сидела на каменной скамье у подножия Королевской лестницы. Мортати разделял ее боль и одиночество, но в то же время он знал, что все это может подождать. Ему предстоит работа... Однако, положа руку на сердце, Мортати не знал, в чем будет заключаться эта работа.


Mortati entered the chapel. There was a riotous excitement.

Когда он вошел в капеллу, там царил безудержный восторг.


He closed the door. God help me.

"Да поможет мне Бог", - подумал он и закрыл за собой дверь.


* * *

* * *


Hospital Tiberina's twin-rotor Aero-Ambulanza circled in behind Vatican City, and Langdon clenched his teeth, swearing to God this was the very last helicopter ride of his life.

Принадлежащий больнице Сан-Джованни ди Дио вертолет кружил за дальней от площади стеной Ватикана, а Лэнгдон стиснув зубы и сжав кулаки, клялся всем известным ему богам что это будет его последний полет на винтокрылой машине.


After convincing the pilot that the rules governing Vatican airspace were the least of the Vatican's concerns right now, he guided her in, unseen, over the rear wall, and landed them on the Vatican's helipad.

Убедив даму-пилота в том, что правила полетов над Ватиканом в данный момент меньше всего заботят правителей этого города-государства, он попросил ее пролететь над стеной и приземлиться на посадочной площадке папской обители.


"Grazie," he said, lowering himself painfully onto the ground.

- Grazie, - сказал он, с трудом спустившись на землю.


She blew him a kiss and quickly took off, disappearing back over the wall and into the night.

Дама послала ему воздушный поцелуй, оторвала машину от земли и мгновенно скрылась в ночи.


Langdon exhaled, trying to clear his head, hoping to make sense of what he was about to do. With the camcorder in hand, he boarded the same golf cart he had ridden earlier that day. It had not been charged, and the battery-meter registered close to empty. Langdon drove without headlights to conserve power. He also preferred no one see him coming.

Лэнгдон глубоко вздохнул, стараясь привести мысли в порядок и до конца понять суть того, что он собирается предпринять. Не выпуская видеокамеры из рук, он забрался в электрокар, на котором уже ездил днем. Об аккумуляторах с тех пор никто не позаботился, и стрелка указателя заряда стояла почти на нуле. В целях экономии энергии фары включать он не стал. Кроме того, ученый предпочел бы, чтобы его появление осталось незамеченным.


* * *

* * *


At the back of the Sistine Chapel, Cardinal Mortati stood in a daze as he watched the pandemonium before him.

Кардинал Мортати остановился у дверей и ошеломленно наблюдал за тем, что происходило в Сикстинской капелле. А происходило там нечто невообразимое.


"It was a miracle!" one of the cardinals shouted. "The work of God!"

- Это подлинное чудо! - кричал один кардинал. - Рука Божия!


"Yes!" others exclaimed. "God has made His will manifest!"

- Да! - вторил ему другой. - Господь явил нам Свою волю!


"The camerlegno will be our Pope!" another shouted. "He is not a cardinal, but God has sent a miraculous sign!"

- Камерарий должен стать нашим папой! - вопил третий. - Пусть он и не кардинал, но Творец ниспослал нам чудесный знак!


"Yes!" someone agreed. "The laws of conclave are man's laws. God's will is before us! I call for a balloting immediately!"

- Именно так! - с энтузиазмом поддержал его кто-то. - Законы конклава установлены людьми. И они ничто по сравнению с Божьей волей! Призываю всех немедленно приступить к голосованию!


"A balloting?" Mortati demanded, moving toward them. "I believe that is my job."

- К голосованию?! - перекрывая всеобщий шум, рявкнул Мортати. - А я-то полагал, что это моя работа!


Everyone turned.

Все повернулись в его сторону.


Mortati could sense the cardinals studying him. They seemed distant, at a loss, offended by his sobriety. Mortati longed to feel his heart swept up in the miraculous exultation he saw in the faces around him. But he was not. He felt an inexplicable pain in his soul ... an aching sadness he could not explain. He had vowed to guide these proceedings with purity of soul, and this hesitancy was something he could not deny.

Старик увидел, что кардиналы смотрят на него с явным подозрением. Более того, в некоторых взглядах можно было заметить даже враждебность. Священнослужителей уязвило его равнодушие к явленным только что всему миру чудесам. Трезвый подход ко всем явлениям должен иметь свои границы, считали они. Мортати очень хотел, чтобы его душа возликовала вместе с остальными, но этого почему-то не случилось. Вместо неземной радости он ощущал... душевную боль и печаль, которым не находил объяснения. Он поклялся руководить конклавом с чистой душой, но теперь начинал испытывать сомнения. Отрицать это было невозможно.


"My friends," Mortati said, stepping to the altar. His voice did not seem his own. "I suspect I will struggle for the rest of my days with the meaning of what I have witnessed tonight. And yet, what you are suggesting regarding the camerlegno ... it cannot possibly be God's will."

- Друзья!.. - начал он, выйдя к алтарю (Мортати казалось, что голос, произнесший это, принадлежит вовсе не ему). - Я очень опасаюсь, что весь остаток своих дней проведу в бесплодных попытках понять то, свидетелем чего я был сегодня. Вы же немедленно предлагаете избрать папой камерария... хотя нельзя исключать и того, что Бог, возможно, этого не желает.


The room fell silent.

В Сикстинской капелле повисла мертвая тишина.


"How ... can you say that?" one of the cardinals finally demanded. "The camerlegno saved the church. God spoke to the camerlegno directly! The man survived death itself! What sign do we need!"

- Как... как вы смеете? - возмутился наконец один из кардиналов. - Камерарий спас церковь! С ним напрямую общался Создатель. Человек пережил саму смерть! Какие еще доказательства нам нужны?!


"The camerlegno is coming to us now," Mortati said. "Let us wait. Let us hear him before we have a balloting. There may be an explanation."

- Камерарий вскоре предстанет перед нами, - сказал Мортати. - Подождем его появления и, прежде чем приступить к выборам, выслушаем его объяснения.


"An explanation?"

- Объяснения?!


"As your Great Elector, I have vowed to uphold the laws of conclave. You are no doubt aware that by Holy Law the camerlegno is ineligible for election to the papacy. He is not a cardinal. He is a priest ... a chamberlain. There is also the question of his inadequate age." Mortati felt the stares hardening. "By even allowing a balloting, I would be requesting that you endorse a man who Vatican Law proclaims ineligible. I would be asking each of you to break a sacred oath."

- Когда вы избирали меня на пост "великого выборщика", я дал клятву следовать всем правилам конклава. Вам, вне всякого сомнения, известно, что, согласно Святому уложению, камерарий, не являясь кардиналом, папой быть избран не может. Карло Вентреска простой священник... всего лишь... слуга. Кроме того, он слишком молод для того, чтобы стать понтификом. - Мортати почувствовал, что число обращенных на него враждебных взглядов с каждым его словом возрастает. - Но даже если я и проведу голосование, то потребую, чтобы вы предварительно изменили правила, формально одобрив возможность избрания человека, избранию не подлежащего. Я попрошу каждого из вас торжественно отречься от данной вами клятвы соблюдать Святое уложение.


"But what happened here tonight," someone stammered, "it certainly transcends our laws!"

- Но то, что мы видели сегодня, - сердито возразил кто-то, - стоит бесспорно выше всех наших законов.


"Does it?" Mortati boomed, not even knowing now where his words were coming from. "Is it God's will that we discard the rules of the church? Is it God's will that we abandon reason and give ourselves over to frenzy?"

- Неужели? - прогремел Мортати, даже не понимая, откуда исходят эти слова. - Неужели Бог желает, чтобы мы отказались от законов церкви?! Неужели Создатель хочет, чтобы мы, не слушая голоса разума, принимали решения, следуя взрыву эмоций?


"But did you not see what we saw?" another challenged angrily. "How can you presume to question that kind of power!"

- Но разве вы не видели того, что видели мы? - злобно поинтересовался один из кардиналов. - Да как вы смеете сомневаться в подобного рода проявлениях Высшей силы?!


Mortati's voice bellowed now with a resonance he had never known. "I am not questioning God's power! It is God who gave us reason and circumspection! It is God we serve by exercising prudence!"

- Я вовсе не сомневаюсь! - Голос Мортати прозвучал с такой силой, которой кардинал в себе и не подозревал. - Я не ставлю под сомнение всемогущество нашего Творца. Именно Он наградил нас разумом и чувством осторожности. Проявляя благоразумие, мы служим Богу!


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru