Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

137

Глава 137


High atop the steps of the Roman Coliseum, Vittoria laughed and called down to him.

Стоя на верхних ступенях римского Колизея, Виттория громко крикнула ему с обворожительной улыбкой:


"Robert, hurry up! I knew I should have married a younger man!" Her smile was magic.

- Пошевеливайся, Роберт! Так и знала, что мне следовало искать мужа помоложе!


He struggled to keep up, but his legs felt like stone.

Он заторопился, но его ноги будто налились свинцом.


"Wait," he begged. "Please ..."

- Подожди меня, - окликнул он ее. - Прошу, пожалуйста...


Robert Langdon awoke with a start.

Роберт Лэнгдон резко, словно от толчка, проснулся.


Darkness.

Темнота.


He lay still for a long time in the foreign softness of the bed, unable to figure out where he was. The pillows were goose down, oversized and wonderful. The air smelled of potpourri. Across the room, two glass doors stood open to a lavish balcony, where a light breeze played beneath a glistening cloud-swept moon. Langdon tried to remember how he had gotten here ... and where here was.

Он лежал в незнакомой мягкой постели, не в силах сообразить, где находится. Огромные и удивительно удобные подушки были набиты гусиным пухом. Воздух являл собой коктейль из приятных запахов. На противоположной стороне комнаты находилась двустворчатая стеклянная дверь. Обе створки ее были распахнуты, и с роскошного балкона тянуло легким теплым ветерком. В небе в разрывах облаков виднелась луна. Лэнгдон попытался вспомнить, как попал сюда, и сообразить, где находится.


Surreal wisps of memory sifted back into his consciousness ...

В его сознании начали возникать какие-то сюрреалистические картины...


A pyre of mystical fire ... an angel materializing from out of the crowd ... her soft hand taking his and leading him into the night ... guiding his exhausted, battered body through the streets ... leading him here ... to this suite ... propping him half-sleeping in a scalding hot shower ... leading him to this bed ... and watching over him as he fell asleep like the dead.

Столб таинственного огня... возникший из толпы ангел... теплые руки обнимают его и уводят в ночь... ангел ведет его лишенное сил побитое тело через незнакомые улицы... приводит сюда... заталкивает его, полусонного, под обжигающе горячие струи душа... ведет в постель и охраняет его после того, как он заснул мертвецким сном.


In the dimness now, Langdon could see a second bed. The sheets were tousled, but the bed was empty. From one of the adjoining rooms, he could hear the faint, steady stream of a shower.

Теперь он видел и вторую кровать. Постель была разобрана, но в ней никого не было. Откуда-то из-за стены до него слабо доносился шум льющейся воды.


As he gazed at Vittoria's bed, he saw a boldly embroidered seal on her pillowcase. It read: HOTEL BERNINI. Langdon had to smile. Vittoria had chosen well. Old World luxury overlooking Bernini's Triton Fountain ... there was no more fitting hotel in all of Rome. As Langdon lay there, he heard a pounding and realized what had awoken him. Someone was knocking at the door. It grew louder.

Разглядывая постель Виттории, он заметил вышитую на наволочке подушки эмблему со словами "Отель Бернини". Лэнгдон улыбнулся. Виттория сделала прекрасный выбор. Роскошная гостиница старушки Европы над фонтаном "Тритон" работы Бернини... Более подходящего для них отеля в Риме не было. Нежась в постели, ученый услышал стук в дверь и понял, что его разбудило. Стук становился все сильнее.


Confused, Langdon got up. Nobody knows we're here, he thought, feeling a trace of uneasiness. Donning a luxuriant Hotel Bernini robe, he walked out of the bedroom into the suite's foyer. He stood a moment at the heavy oak door, and then pulled it open.

Лэнгдон неохотно выбрался из кровати. Он испытывал легкое недоумение. "Никто не знает, что мы здесь", - подумал он и недоумение переросло в беспокойство. Он накинул роскошный фирменный гостиничный халат и вышел из спальни в прихожую. Постояв несколько секунд в раздумье, он распахнул тяжелую дубовую дверь.


A powerful man adorned in lavish purple and yellow regalia stared down at him.

На пороге стоял здоровенный детина в ослепительном сине-золотом наряде.


"I am Lieutenant Chartrand," the man said. "Vatican Swiss Guard."

- Лейтенант Шартран из швейцарской гвардии, - представился посетитель.


Langdon knew full well who he was.

В этом не было никакой необходимости, так как Лэнгдон сразу узнал офицера.


"How ... how did you find us?"

- Как... как вы нас нашли?


"I saw you leave the square last night. I followed you. I'm relieved you're still here."

- Я увидел, как вы уходили ночью с площади, и последовал за вами. Очень рад, что вы еще здесь.


Langdon felt a sudden anxiety, wondering if the cardinals had sent Chartrand to escort Langdon and Vittoria back to Vatican City. After all, the two of them were the only two people beyond the College of Cardinals who knew the truth. They were a liability.

Лэнгдон ощутил некоторую тревогу. Неужели кардиналы послали лейтенанта для того, чтобы он эскортировал их в Ватикан? Ведь Виттория и он были единственными людьми вне коллегии, которые знали всю правду. Они таили в себе потенциальную угрозу церкви.


"His Holiness asked me to give this to you," Chartrand said, handing over an envelope sealed with the Vatican signet.

- Его святейшество попросил меня передать вам это, - сказал Шартран и вручил ему пакет с папской печатью.


Langdon opened the envelope and read the handwritten note.

Лэнгдон открыл пакет и прочитал написанное от руки послание:


Mr. Langdon and Ms. Vetra,

"Мистер Лэнгдон и мисс Ветра!


Although it is my profound desire to request your discretion in the matters of the past 24 hours, I cannot possibly presume to ask more of you than you have already given. I therefore humbly retreat hoping only that you let your hearts guide you in this matter. The world seems a better place today ... maybe the questions are more powerful than the answers.

Несмотря на то что мне очень хочется попросить вас хранить в тайне то, что произошло за последние 24 часа, я чувствую, что не имею права требовать от вас чего-либо после того, что вы уже сделали для нас. Поэтому я скромно отступаю в тень, в надежде, что ваши сердца подскажут вам правильный путь. Мне кажется, что мир сегодня стал немного лучше... не исключено, что вопросы обладают большей силой, нежели ответы на них.


My door is always open,

Мои двери всегда для вас открыты.


His Holiness, Saverio Mortati

Его святейшество Саверио Мортати".


Langdon read the message twice. The College of Cardinals had obviously chosen a noble and munificent leader.

Лэнгдон перечитал письмо дважды. Коллегия кардиналов определенно избрала благородного и достойного лидера.


Before Langdon could say anything, Chartrand produced a small package.

Прежде чем Лэнгдон успел что-либо сказать, Шартран достал небольшой сверток и, передавая его ученому, сказал:


"A token of thanks from His Holiness."

- В знак благодарности от его святейшества.


Langdon took the package. It was heavy, wrapped in brown paper.

Лэнгдон взял сверток, который оказался на удивление тяжелым.


"By his decree," Chartrand said, "this artifact is on indefinite loan to you from the sacred Papal Vault. His Holiness asks only that in your last will and testament you ensure it finds its way home."

- По указу его святейшества данный артефакт, хранившийся в личном реликварии папы, передается вам в бессрочное пользование. Его святейшество просит вас только о том, чтобы вы, выражая свою последнюю волю в завещании, обеспечили возвращение этого предмета в место его первоначального нахождения.


Langdon opened the package and was struck speechless. It was the brand. The Illuminati Diamond.

Лэнгдон снял со свертка оберточную бумагу и... потерял дар речи. Это было шестое клеймо. "Ромб иллюминати".


Chartrand smiled. "May peace be with you." He turned to go.

- Желаю вам мира и благополучия, - с улыбкой произнес Шартран и повернулся, чтобы уйти.


"Thank ... you,"

- Благодарю... вас, - едва сумел выдавить Лэнгдон.


Langdon managed, his hands trembling around the precious gift.

Он так разволновался, что никак не мог унять дрожь в судорожно сжимавших бесценный дар руках.


The guard hesitated in the hall.

Швейцарский гвардеец, задержавшись в коридоре, спросил:


"Mr. Langdon, may I ask you something?"

- Мистер Лэнгдон, вы позволите задать вам один вопрос?


"Of course."

- Конечно.


"My fellow guards and I are curious. Those last few minutes ... what happened up there in the helicopter?"

- Моих товарищей гвардейцев и меня мучает любопытство. Что произошло в последние минуты... там, в вертолете?


Langdon felt a rush of anxiety. He knew this moment was coming-the moment of truth. He and Vittoria had talked about it last night as they stole away from St. Peter's Square. And they had made their decision. Even before the Pope's note.

Лэнгдон знал, что момент истины обязательно наступит. Они с Витторией говорили об этом, когда тайком уходили с площади Святого Петра. Уже тогда они приняли решение. Задолго до того, как принесли папское послание.


Vittoria's father had dreamed his antimatter discovery would bring about a spiritual awakening. Last night's events were no doubt not what he had intended, but the undeniable fact remained ... at this moment, around the world, people were considering God in ways they never had before. How long the magic would last, Langdon and Vittoria had no idea, but they knew they could never shatter the wonderment with scandal and doubt. The Lord works in strange ways, Langdon told himself, wondering wryly if maybe ... just maybe ... yesterday had been God's will after all.

Отец девушки верил, что открытие антивещества приведет к духовному возрождению. События прошлой ночи оказались совсем не тем, на что он рассчитывал, но случилось невероятное... в тот момент люди во всем мире стали смотреть на Бога так, как никогда не смотрели раньше. Лэнгдон и Виттория не представляли, сколько времени продлится эта магия, но они твердо решили не губить восхищенное изумление скандалом или сомнениями. "Неисповедимы пути Господни, - говорил себе Лэнгдон и неуверенно спрашивал сам себя: - А что, если... а что, если все, что вчера случилось, было все же проявлением Божьей воли?"


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru