Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Angels and Demons - Дэн Браун - Ангелы и демоны

"Mr. Langdon?" Chartrand repeated. "I was asking about the helicopter?"

- Мистер Лэнгдон, - напомнил Шартран, - я спросил вас о вертолете.


Langdon gave a sad smile. "Yes, I know ..." He felt the words flow not from his mind but from his heart. "Perhaps it was the shock of the fall ... but my memory ... it seems ... it's all a blur ..."

- Да, знаю, - улыбнулся Лэнгдон... ему казалось, что его слова не слетают с губ, а исходят из сердца. - Возможно, это вызвано шоком от падения... но что-то случилось с моей памятью... все события как будто в тумане...


Chartrand slumped. "You remember nothing?"

- Неужели вы так ничего и не помните? - упавшим голосом спросил Шартран.


Langdon sighed. "I fear it will remain a mystery forever."

- Боюсь, что это навсегда будет скрыто завесой тайны, - со вздохом ответил ученый.


* * *

* * *


When Robert Langdon returned to the bedroom, the vision awaiting him stopped him in his tracks. Vittoria stood on the balcony, her back to the railing, her eyes gazing deeply at him. She looked like a heavenly apparition ... a radiant silhouette with the moon behind her. She could have been a Roman goddess, enshrouded in her white terrycloth robe, the drawstring cinched tight, accentuating her slender curves. Behind her, a pale mist hung like a halo over Bernini's Triton Fountain.

Когда Роберт Лэнгдон вновь переступил порог спальни, открывшаяся ему картина заставила его замереть на месте. Виттория стояла на балконе спиной к ограде, и взгляд девушки был обращен на него. Она показалась ему небесным видением... четкий силуэт на фоне лунного диска. В белоснежном махровом халате она вполне могла сойти за древнеримскую богиню. Туго затянутый пояс подчеркивал ее прекрасные формы. А за ней, создавая светящийся нимб, клубился туман, сотканный из мельчайших брызг фонтана "Тритон".


Langdon felt wildly drawn to her ... more than to any woman in his life. Quietly, he lay the Illuminati Diamond and the Pope's letter on his bedside table. There would be time to explain all of that later. He went to her on the balcony.

Лэнгдон вдруг ощутил такое неодолимое влечение, которого никогда до этого не испытывал ни к одной женщине. Он тихонько положил "Ромб иллюминати" и письмо папы на прикроватную тумбочку. У него еще будет время для объяснений. После этого он вышел к ней на балкон. Виттория обрадовалась его появлению.


Vittoria looked happy to see him. "You're awake," she said, in a coy whisper. "Finally."

- Ты проснулся, - застенчиво прошептала она. - Наконец-то!..


Langdon smiled. "Long day."

- Выдался трудный денек, - улыбнулся он.


She ran a hand through her luxuriant hair, the neck of her robe falling open slightly.

Она провела ладонью по своим пышным волосам, и ее халат от движения руки слегка распахнулся.


"And now ... I suppose you want your reward."

- А теперь... как я полагаю, ты ждешь своей награды?


The comment took Langdon off guard.

Это замечание застигло Лэнгдона врасплох.


"I'm ... sorry?"

- Прости... я не совсем тебя понял.


"We're adults, Robert. You can admit it. You feel a longing. I see it in your eyes. A deep, carnal hunger." She smiled. "I feel it too. And that craving is about to be satisfied."

- Мы взрослые люди, Роберт. Ты должен это признать. И я вижу в твоих глазах страсть. Первобытное желание. Физический голод. - Она улыбнулась и продолжила: - Я испытываю те же чувства. И наше обоюдное желание сейчас получит удовлетворение.


"It is?" He felt emboldened and took a step toward her.

- Неужели? - спросил он, делая шаг по направлению к ней.


"Completely." She held up a room-service menu. "I ordered everything they've got."

- Полное удовлетворение, - сказала она, протягивая ему меню. - Я позвонила в ресторан и попросила принести в номер все, что у них есть.


* * *

* * *


The feast was sumptuous. They dined together by moonlight ... sitting on their balcony ... savoring frisйe, truffles, and risotto. They sipped Dolcetto wine and talked late into the night.

Это было поистине королевское пиршество. Они ужинали на балконе под луной, жадно поглощая савойскую капусту, трюфели и ризотто, запивая все это первоклассным "Дольчетто". Ужин затянулся глубоко за полночь.


Langdon did not need to be a symbologist to read the signs Vittoria was sending him. During dessert of boysenberry cream with savoiardi and steaming Romcaffй, Vittoria pressed her bare legs against his beneath the table and fixed him with a sultry stare. She seemed to be willing him to set down his fork and carry her off in his arms.

Лэнгдону не нужно было быть специалистом по символам, чтобы понять, какие сигналы посылала ему Виттория. Во время десерта, состоявшего из бойзеновых ягод со взбитыми сливками, нескольких сортов сыра и дымящегося кофе с ромом, Виттория то и дело прижимала под столом свои обнаженные ноги к нижним конечностям Лэнгдона и бросала на него пылкие взгляды. Казалось, она ждала, когда он отложит вилку и возьмет ее на руки.


But Langdon did nothing. He remained the perfect gentleman. Two can play at this game, he thought, hiding a roguish smile.

Но Лэнгдон ничего не предпринимал, оставаясь безукоризненным джентльменом. В эту игру могут играть и двое, думал он, пряча хитрую улыбку.


When all the food was eaten, Langdon retired to the edge of his bed where he sat alone, turning the Illuminati Diamond over and over in his hands, making repeated comments about the miracle of its symmetry. Vittoria stared at him, her confusion growing to an obvious frustration.

Когда все было съедено, Лэнгдон ушел с балкона, присел в одиночестве на край кровати и принялся вертеть в руках "Ромб иллюминати". Он внимательно рассматривал его со всех сторон, не переставая восхищаться чудом симметрии. Виттория не сводила с него глаз, и ее замешательство начинало перерастать в сердитое разочарование.


"You find that ambigram terribly interesting, don't you?" she demanded.

- Ты находишь эту амбиграмму ужасно увлекательной, не так ли? - спросила она, когда ее терпение окончательно лопнуло.


Langdon scratched his head, making a show of pondering it.

Лэнгдон поскреб в затылке, сделав вид, что задумался, и сказал:


"Well, there is one thing that interests me more."

- Вообще-то есть одна вещь, которая интересует меня даже больше, чем это клеймо.


She smiled and took a step toward him. "That being?"

- И что же именно? - спросила Виттория, делая шаг по направлению к нему.


"How you disproved that Einstein theory using tuna fish."

- Меня давно занимает вопрос... каким образом тебе удалось опровергнуть теорию Эйнштейна с помощью тунца?


Vittoria threw up her hands. "Dio mio! Enough with the tuna fish! Don't play with me, I'm warning you."

- Dio mio! - всплеснула руками Виттория. - Я тебя серьезно предупреждаю - кончай эти игры!


Langdon grinned. "Maybe for your next experiment, you could study flounders and prove the earth is flat."

- В следующем эксперименте для доказательства того, что Земля плоская, ты могла бы использовать камбалу. Отличная идея, правда?


Vittoria was steaming now, but the first faint hints of an exasperated smile appeared on her lips.

Хотя Виттория кипела от негодования, на ее губах впервые промелькнуло нечто похожее на улыбку.


"For your information, professor, my next experiment will make scientific history. I plan to prove neutrinos have mass."

- К вашему сведению, дорогой профессор, мой следующий эксперимент будет иметь историческое значение. Я намерена доказать, что у нейтрино есть масса.


"Neutrinos have mass?" Langdon shot her a stunned look. "I didn't even know they were Catholic!"

- У нейтрино бывают мессы? - продолжал валять дурака Лэнгдон. - А я и понятия не имел, что они католики!


With one fluid motion, she was on him, pinning him down.

Одним неуловимо быстрым движением она опрокинула его на спину и прижала к кровати.


"I hope you believe in life after death, Robert Langdon." Vittoria was laughing as she straddled him,

- Надеюсь, ты веришь в жизнь после смерти, Роберт Лэнгдон? - со смехом сказала Виттория, садясь на него верхом.


her hands holding him down, her eyes ablaze with a mischievous fire.

Она старалась удержать его в горизонтальном положении, а ее глаза озорно блестели.


"Actually," he choked, laughing harder now, "I've always had trouble picturing anything beyond this world."

- Вообще-то, - ответил он, давясь от смеха, - мне всегда было трудно представить нечто такое, что может существовать за пределами нашего грешного мира.


"Really? So you've never had a religious experience? A perfect moment of glorious rapture?"

- Неужели? Выходит, ты никогда не испытывал религиозного экстаза? Не изведал момента восхитительного откровения?


Langdon shook his head. "No, and I seriously doubt I'm the kind of man who could ever have a religious experience."

- Нет, - покачал головой Лэнгдон. - Боюсь, что я вовсе не тот человек, который может вообще испытать какой-либо экстаз.


Vittoria slipped off her robe. "You've never been to bed with a yoga master, have you?"

- Это означает, - выскальзывая из халата, сказала Виттория, - что тебе еще не приходилось бывать в постели со специалистом по йоге. Не так ли?


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru