Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Digital Fortress - Дэн Браун - Цифровая крепость

CHAPTER 3

ГЛАВА 3


Susan's Volvo sedan rolled to a stop in the shadow of the ten-foot-high, barbed Cyclone fence. A young guard placed his hand on the roof.

"Вольво" Сьюзан замер в тени высоченного четырехметрового забора с протянутой поверху колючей проволокой. Молодой охранник положил руку на крышу машины.


"ID, please."

- Пожалуйста, ваше удостоверение.


Susan obliged and settled in for the usual half-minute wait. The officer ran her card through a computerized scanner. Finally he looked up.

Сьюзан протянула карточку и приготовилась ждать обычные полминуты. Офицер пропустил удостоверение через подключенный к компьютеру сканер, потом наконец взглянул на нее.


"Thank you, Ms. Fletcher." He gave an imperceptible sign, and the gate swung open.

- Спасибо, мисс Флетчер. - Он подал едва заметный знак, и ворота распахнулись.


Half a mile ahead Susan repeated the entire procedure at an equally imposing electrified fence. Come on, guys... I've only been through here a million times.

Проехав еще полмили, Сьюзан подверглась той же процедуре перед столь же внушительной оградой, по которой был пропущен электрический ток. "Давайте же, ребята... уже миллион раз вы меня проверяли".


As she approached the final checkpoint, a stocky sentry with two attack dogs and a machine gun glanced down at her license plate and waved her through. She followed Canine Road for another 250 yards and pulled into Employee Lot C. Unbelievable, she thought. Twenty-six thousand employees and a twelve-billion-dollar budget; you'd think they could make it through the weekend without me. Susan gunned the car into her reserved spot and killed the engine.

Когда она приблизилась к последнему контрольно-пропускному пункту, коренастый часовой с двумя сторожевыми псами на поводке и автоматом посмотрел на номерной знак ее машины и кивком разрешил следовать дальше. Она проехала по Кэнин-роуд еще сотню метров и въехала на стоянку "С", предназначенную для сотрудников. "Невероятно, - подумала она, - двадцать шесть тысяч служащих, двадцатимиллиардный бюджет - и они не могут обойтись без меня в уик-энд". Она поставила машину на зарезервированное за ней место и выключила двигатель.


After crossing the landscaped terrace and entering the main building, she cleared two more internal checkpoints and finally arrived at the windowless tunnel that led to the new wing. A voice-scan booth blocked her entry.

Миновав похожую на сад террасу и войдя в главное здание, она прошла проверку еще на двух внутренних контрольных пунктах и наконец оказалась в туннеле без окон, который вел в новое крыло. Вскоре путь ей преградила кабина голосового сканирования, табличка на которой гласила:


NATIONAL SECURITY AGENCY (NSA)

АГЕНТСТВО НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (АНБ)


CRYPTO FACILITY

ОТДЕЛЕНИЕ КРИПТОГРАФИИ


AUTHORIZED PERSONNEL ONLY

ТОЛЬКО ДЛЯ СОТРУДНИКОВ С ДОПУСКОМ


The armed guard looked up.

Вооруженный охранник поднял голову:


"Afternoon, Ms. Fletcher."

- Добрый день, мисс Флетчер.


"Hi, John."

- Привет, Джон.


"Didn't expect you today."

- Не ожидал, что вы придете сегодня.


"Yeah, me neither." She leaned toward the parabolic microphone. "Susan Fletcher," she stated clearly.

- Да, я тоже. - Она наклонилась к микрофону и четко произнесла: - Сьюзан Флетчер.


The computer instantly confirmed the frequency concentrations in her voice, and the gate clicked open. She stepped through.

Компьютер немедленно распознал частоту ее голоса, и дверь, щелкнув, открылась. Сьюзан проследовала дальше.


* * *

* * *


The guard admired Susan as she began her walk down the cement causeway. He noticed that her strong hazel eyes seemed distant today, but her cheeks had a flushed freshness, and her shoulder-length, auburn hair looked newly blown dry. Trailing her was the faint scent of Johnson's Baby Powder. His eyes fell the length of her slender torso-to her white blouse with the bra barely visible beneath, to her knee-length khaki skirt, and finally to her legs... Susan Fletcher's legs.

Охранник залюбовался Сьюзан, шедшей по бетонной дорожке. Он обратил внимание, что сегодня взгляд ее карих глаз казался отсутствующим, но на щеках играл свежий румянец, а рыжеватые до плеч волосы были только что высушены. От нее исходил легкий аромат присыпки "Джонсонс беби". Его взгляд скользнул по стройной фигурке, задержался на белой блузке с едва различимым под ней бюстгальтером, на юбке до колен цвета хаки и, наконец, на ее ногах... ногах Сьюзан Флетчер.


Hard to imagine they support a 170 IQ, he mused to himself.

Трудно поверить, что такие ножки носят 170 баллов IQ. Охранник покачал головой.


He stared after her a long time. Finally he shook his head as she disappeared in the distance.

Он долго смотрел ей вслед. И снова покачал головой, когда она скрылась из виду.


* * *

* * *


As Susan reached the end of the tunnel, a circular, vaultlike door blocked her way. The enormous letters read: crypto.

Дойдя до конца туннеля, Сьюзан уткнулась в круглую сейфовую дверь с надписью СЕКРЕТНО - огромными буквами.


Sighing, she placed her hand inside the recessed cipher box and entered her five-digit PIN. Seconds later the twelve-ton slab of steel began to revolve. She tried to focus, but her thoughts reeled back to him.

Вздохнув, она просунула руку в углубление с цифровым замком и ввела свой личный код из пяти цифр. Через несколько секунд двенадцатитонная стальная махина начала поворачиваться. Она попыталась собраться с мыслями, но они упрямо возвращали ее к нему.


David Becker. The only man she'd ever loved. The youngest full professor at Georgetown University and a brilliant foreign-language specialist, he was practically a celebrity in the world of academia. Born with an eidetic memory and a love of languages, he'd mastered six Asian dialects as well as Spanish, French, and Italian. His university lectures on etymology and linguistics were standing-room only, and he invariably stayed late to answer a barrage of questions. He spoke with authority and enthusiasm, apparently oblivious to the adoring gazes of his star-struck coeds.

Дэвид Беккер. Единственный мужчина, которого она любила. Самый молодой профессор Джорджтаунского университета, блестящий ученый-лингвист, он пользовался всеобщим признанием в академическом мире. Наделенный феноменальной памятью и способностями к языкам, он знал шесть азиатских языков, а также прекрасно владел испанским, французским и итальянским. На его лекциях по этимологии яблоку негде было упасть, и он всегда надолго задерживался в аудитории, отвечая на нескончаемые вопросы. Он говорил авторитетно и увлеченно, не обращая внимания на восторженные взгляды студенток.


Becker was dark-a rugged, youthful thirty-five with sharp green eyes and a wit to match. His strong jaw and taut features reminded Susan of carved marble. Over six feet tall, Becker moved across a squash court faster than any of his colleagues could comprehend. After soundly beating his opponent, he would cool off by dousing his head in a drinking fountain and soaking his tuft of thick, black hair. Then, still dripping, he'd treat his opponent to a fruit shake and a bagel.

Беккер был смуглым моложавым мужчиной тридцати пяти лет, крепкого сложения, с проницательным взглядом зеленых глаз и потрясающим чувством юмором. Волевой подбородок и правильные черты его лица казались Сьюзан высеченными из мрамора. При росте более ста восьмидесяти сантиметров он передвигался по корту куда быстрее университетских коллег. Разгромив очередного партнера, он шел охладиться к фонтанчику с питьевой водой и опускал в него голову. Затем, с еще мокрыми волосами, угощал поверженного соперника орешками и соком.


As with all young professors, David's university salary was modest. From time to time, when he needed to renew his squash club membership or restring his old Dunlop with gut, he earned extra money by doing translating work for government agencies in and around Washington. It was on one of those jobs that he'd met Susan.

Как у всех молодых профессоров, университетское жалованье Дэвида было довольно скромным. Время от времени, когда надо было продлить членство в теннисном клубе или перетянуть старую фирменную ракетку, он подрабатывал переводами для правительственных учреждений в Вашингтоне и его окрестностях. В связи с одной из таких работ он и познакомился со Сьюзан.


It was a crisp morning during fall break when Becker returned from a morning jog to his three-room faculty apartment to find his answering machine blinking. He downed a quart of orange juice as he listened to the playback. The message was like many he received-a government agency requesting his translating services for a few hours later that morning. The only strange thing was that Becker had never heard of the organization.

В то прохладное осеннее утро у него был перерыв в занятиях, и после ежедневной утренней пробежки он вернулся в свою трехкомнатную университетскую квартиру. Войдя, Дэвид увидел мигающую лампочку автоответчика. Слушая сообщение, он выпил почти целый пакет апельсинового сока. Послание ничем не отличалось от многих других, которые он получал: правительственное учреждение просит его поработать переводчиком в течение нескольких часов сегодня утром. Странным показалось только одно: об этой организации Беккер никогда прежде не слышал.


"They're called the National Security Agency," Becker said, calling a few of his colleagues for background.

Беккер позвонил одному из своих коллег: - Тебе что-нибудь известно об Агентстве национальной безопасности?


The reply was always the same.

Это был не первый его звонок, но ответ оставался неизменным:


"You mean the National Security Council?"

- Ты имеешь в виду Совет национальной безопасности?


Becker checked the message.

Беккер еще раз просмотрел сообщение.


"No. They said Agency. The NSA."

- Нет. Они сказали - агентство. АНБ.


"Never heard of 'em."

- Никогда о таком не слышал.


Becker checked the GAO Directory, and it showed no listing either. Puzzled, Becker called one of his old squash buddies, an ex-political analyst turned research clerk at the Library of Congress. David was shocked by his friend's explanation.

Беккер заглянул в справочник Управления общей бухгалтерской отчетности США, но не нашел в нем ничего похожего. Заинтригованный, он позвонил одному из своих партнеров по теннису, бывшему политологу, перешедшему на службу в Библиотеку конгресса. Слова приятеля его очень удивили.


Apparently, not only did the NSA exist, but it was considered one of the most influential government organizations in the world. It had been gathering global electronic intelligence data and protecting U.S. classified information for over half a century. Only 3 percent of Americans were even aware it existed.

Дело в том, что АНБ не только существовало, но и считалось одной из самых влиятельных правительственных организаций в США и во всем мире. Уже больше полувека оно занималось тем, что собирало электронные разведданные по всему миру и защищало американскую секретную информацию. О его существовании знали только три процента американцев.


"NSA," his buddy joked, "stands for 'No Such Agency.' "

- АНБ, - пошутил приятель, - означает "Агентство, которого Никогда не Было".


With a mixture of apprehension and curiosity, Becker accepted the mysterious agency's offer. He drove the thirty-seven miles to their eighty-six-acre headquarters hidden discreetly in the wooded hills of Fort Meade, Maryland. After passing through endless security checks and being issued a six-hour, holographic guest pass, he was escorted to a plush research facility where he was told he would spend the afternoon providing "blind support" to the Cryptography Division-an elite group of mathematical brainiacs known as the code-breakers.

Со смешанным чувством тревоги и любопытства Беккер принял приглашение загадочного агентства. Он проехал тридцать семь миль до их штаб-квартиры, раскинувшейся на участке площадью тридцать шесть акров среди лесистых холмов Форт-Мида в штате Мэриленд. После бесчисленных проверок на контрольно-пропускных пунктах он получил шестичасовой гостевой пропуск с голографическим текстом и был препровожден в роскошное помещение, где ему, как было сказано, предстояло "вслепую" оказать помощь Отделению криптографии - элитарной группе талантливых математиков, именуемых дешифровщиками.


For the first hour, the cryptographers seemed unaware Becker was even there. They hovered around an enormous table and spoke a language Becker had never heard. They spoke of stream ciphers, self-decimated generators, knapsack variants, zero knowledge protocols, unicity points. Becker observed, lost. They scrawled symbols on graph paper, pored over computer printouts, and continuously referred to the jumble of text on the overhead projector.

В течение первого часа они, казалось, даже не замечали его присутствия. Обступив громадный стол, они говорили на языке, которого Беккеру прежде никогда не доводилось слышать, - о поточных шифрах, самоуничтожающихся генераторах, ранцевых вариантах, протоколах нулевого понимания, точках единственности. Беккер наблюдал за ними, чувствуя себя здесь лишним. Они рисовали на разграфленных листах какие-то символы, вглядывались в компьютерные распечатки и постоянно обращались к тексту, точнее - нагромождению букв и цифр, на экране под потолком,


5jHALSFNHKHHHFAF0HHl>FGAF/Fj37WE

5jHALSFNHKHHHFAF0HHl>FGAF/Fj37WE


fiUY0IHQ434JTPWFIAJER0cltfU4.JR4Gl)

fiUY0IHQ434JTPWFIAJER0cltfU4.JR4Gl)


Eventually one of them explained what Becker had already surmised. The scrambled text was a code-a "cipher text"-groups of numbers and letters representing encrypted words. The cryptographers' job was to study the code and extract from it the original message, or "cleartext." The NSA had called Becker because they suspected the original message was written in Mandarin Chinese; he was to translate the symbols as the cryptographers decrypted them.

В конце концов один из них объяснил Беккеру то, что тот уже и сам понял. Эта абракадабра представляла собой зашифрованный текст: за группами букв и цифр прятались слова. Задача дешифровщиков состояла в том, чтобы, изучив его, получить оригинальный, или так называемый открытый, текст. АНБ пригласило Беккера, потому что имелось подозрение, что оригинал был написан на мандаринском диалекте китайского языка, и ему предстояло переводить иероглифы по мере их дешифровки.


For two hours, Becker interpreted an endless stream of Mandarin symbols. But each time he gave them a translation, the cryptographers shook their heads in despair. Apparently the code was not making sense. Eager to help, Becker pointed out that all the characters they'd shown him had a common trait-they were also part of the Kanji language. Instantly the bustle in the room fell silent. The man in charge, a lanky chain-smoker named Morante, turned to Becker in disbelief.

В течение двух часов Беккер переводил бесконечный поток китайских иероглифов. Но каждый раз, когда он предлагал перевод, дешифровщики в отчаянии качали головами. Очевидно, получалась бессмыслица. Желая помочь, Беккер обратил их внимание на то, что все показанные ему иероглифы объединяет нечто общее - они одновременно являются и иероглифами кандзи. В комнате тут же стало тихо. Старший дешифровщик, нескладный тип по имени Морант, не выпускавший сигареты изо рта, недоверчиво уставился на Беккера.


"You mean these symbols have multiple meanings?"

- То есть вы хотите сказать, что эти знаки имеют множественное значение?


Becker nodded. He explained that Kanji was a Japanese writing system based on modified Chinese characters. He'd been giving Mandarin translations because that's what they'd asked for.

Беккер кивнул. Он объяснил, что кандзи - это система японского письма, основанная на видоизмененных китайских иероглифах. Он же давал им китайские значения, потому что такую задачу они перед ним поставили.


"Jesus Christ." Morante coughed. "Let's try the Kanji."

- Господи Иисусе. - Морант закашлялся. - Давайте попробуем кандзи.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru