Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Digital Fortress - Дэн Браун - Цифровая крепость

CHAPTER 5

ГЛАВА 5


"Where is everyone?" Susan wondered as she crossed the deserted Crypto floor. Some emergency.

"Куда все подевались? - думала Сьюзан, идя по пустому помещению шифровалки. - Ничего себе чрезвычайная ситуация".


Although most NSA departments were fully staffed seven days a week, Crypto was generally quiet on Saturdays. Cryptographic mathematicians were by nature high-strung workaholics, and there existed an unwritten rule that they take Saturdays off except in emergencies. Code-breakers were too valuable a commodity at the NSA to risk losing them to burnout.

Хотя большинство отделов АНБ работали в полном составе семь дней в неделю, по субботам в шифровалке было тихо. По своей природе математики-криптографы - неисправимые трудоголики, поэтому существовало неписаное правило, что по субботам они отдыхают, если только не случается нечто непредвиденное. Взломщики шифров были самым ценным достоянием АНБ, и никто не хотел, чтобы они сгорали на работе.


As Susan traversed the floor, TRANSLTR loomed to her right. The sound of the generators eight stories below sounded oddly ominous today. Susan never liked being in Crypto during off hours. It was like being trapped alone in a cage with some grand, futuristic beast. She quickly made her way toward the commander's office.

Сьюзан посмотрела на корпус "ТРАНСТЕКСТА", видневшийся справа. Шум генераторов, расположенных восемью этажами ниже, звучал сегодня в ее ушах необычайно зловеще. Сьюзан не любила бывать в шифровалке в неурочные часы, поскольку в таких случаях неизменно чувствовала себя запертой в клетке с гигантским зверем из научно-фантастического романа. Она ускорила шаги, чтобы побыстрее оказаться в кабинете шефа.


Strathmore's glass-walled workstation, nicknamed "the fishbowl" for its appearance when the drapes were open, stood high atop a set of catwalk stairs on the back wall of Crypto. As Susan climbed the grated steps, she gazed upward at Strathmore's thick, oak door. It bore the NSA seal-a bald eagle fiercely clutching an ancient skeleton key. Behind that door sat one of the greatest men she'd ever met.

К рабочему кабинету Стратмора, именуемому аквариумом из-за стеклянных стен, вела узкая лестница, поднимавшаяся по задней стене шифровалки. Взбираясь по решетчатым ступенькам, Сьюзан смотрела на массивную дубовую дверь кабинета, украшенную эмблемой АНБ, на которой был изображен могучий орел, терзающий когтями старинную отмычку. За этой дверью находился один из самых великих людей, которых ей довелось знать.


Commander Strathmore, the fifty-six-year-old deputy director of operations, was like a father to Susan. He was the one who'd hired her, and he was the one who'd made the NSA her home. When Susan joined the NSA over a decade ago, Strathmore was heading the Crypto Development Division-a training ground for new cryptographers-new male cryptographers. Although Strathmore never tolerated the hazing of anyone, he was especially protective of his sole female staff member. When accused of favoritism, he simply replied with the truth: Susan Fletcher was one of the brightest young recruits he'd ever seen, and he had no intention of losing her to sexual harassment. One of the cryptographers foolishly decided to test Strathmore's resolve.

Пятидесятишестилетний коммандер Стратмор, заместитель оперативного директора АНБ, был для нее почти как отец. Именно он принимал ее на работу, именно он сделал АНБ для нее родным домом. Когда десять лет назад Сьюзан поступила в агентство, Стратмор возглавлял Отдел развития криптографии, являвшийся тренировочной площадкой для новых криптографов, криптографов мужского пола. Хотя Стратмор терпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особым вниманием относился к своей единственной сотруднице. Когда его обвиняли в фаворитизме, он в ответ говорил чистую правду: Сьюзан Флетчер - один из самых способных новых сотрудников, которых он принял на работу. Это заявление не оставляло места обвинениям в сексуальном домогательстве, однако как-то один из старших криптографов по глупости решил проверить справедливость слов шефа.


One morning during her first year, Susan dropped by the new cryptographers' lounge to get some paperwork. As she left, she noticed a picture of herself on the bulletin board. She almost fainted in embarrassment. There she was, reclining on a bed and wearing only panties.

Однажды, в первый год своей работы в агентстве, Сьюзан заглянула в комнату новых криптографов за какими-то бумагами. Уже направляясь к двери, она увидела свое фото на доске объявлений и едва не лишилась чувств. На фотографии она была изображена наклонившейся над постелью, в одних трусиках.


As it turned out, one of the cryptographers had digitally scanned a photo from a pornographic magazine and edited Susan's head onto someone else's body. The effect had been quite convincing.

Как выяснилось, кто-то из криптографов сосканировал фотографию из порножурнала и приставил к телу головы модели голову Сьюзан. Получилось очень даже правдоподобно.


Unfortunately for the cryptographer responsible, Commander Strathmore did not find the stunt even remotely amusing. Two hours later, a landmark memo went out:

К несчастью для того, кто это придумал, коммандер Стратмор не нашел в этой выходке ничего забавного. Два часа спустя был издан ставший знаковым приказ:


EMPLOYEE CARL AUSTIN TERMINATED FOR INAPPROPRIATE CONDUCT.

СОТРУДНИК КАРЛ ОСТИН УВОЛЕН ЗА НЕДОСТОЙНЫЙ ПОСТУПОК


From that day on, nobody messed with her; Susan Fletcher was Commander Strathmore's golden girl.

С этого дня никто больше не доставлял ей неприятностей; всем стало ясно, что Сьюзан Флетчер - любимица коммандера Стратмора.


But Strathmore's young cryptographers were not the only ones who learned to respect him; early in his career Strathmore made his presence known to his superiors by proposing a number of unorthodox and highly successful intelligence operations. As he moved up the ranks, Trevor Strathmore became known for his cogent, reductive analyses of highly complex situations. He seemed to have an uncanny ability to see past the moral perplexities surrounding the NSA's difficult decisions and to act without remorse in the interest of the common good.

Но не только молодые криптографы научились уважать Стратмора; еще в начале своей карьеры он был замечен начальством как человек, разработавший целый ряд неортодоксальных и в высшей степени успешных разведывательных операций. Продвигаясь по служебной лестнице, Тревор Стратмор прославился умением сжато и одновременно глубоко анализировать сложнейшие ситуации. Он обладал почти сверхъестественной способностью преодолевать моральные затруднения, с которыми нередко бывают связаны сложные решения агентства, и действовать без угрызений совести в интересах всеобщего блага.


There was no doubt in anyone's mind that Strathmore loved his country. He was known to his colleagues as a patriot and a visionary... a decent man in a world of lies.

Ни у кого не вызывало сомнений, что Стратмор любит свою страну. Он был известен среди сотрудников, он пользовался репутацией патриота и идеалиста... честного человека в мире, сотканном из лжи.


In the years since Susan's arrival at the NSA, Strathmore had skyrocketed from head of Crypto Development to second-in-command of the entire NSA. Now only one man outranked Commander Strathmore there-Director Leland Fontaine, the mythical overlord of the Puzzle Palace-never seen, occasionally heard, and eternally feared. He and Strathmore seldom saw eye to eye, and when they met, it was like the clash of the titans. Fontaine was a giant among giants, but Strathmore didn't seem to care. He argued his ideas to the director with all the restraint of an impassioned boxer. Not even the President of the United States dared challenge Fontaine the way Strathmore did. One needed political immunity to do that-or, in Strathmore's case, political indifference.

За годы, прошедшие после появления в АНБ Сьюзан, Стратмор поднялся с поста начальника Отдела развития криптографии до второй по важности позиции во всем агентстве. Теперь только один человек в АНБ был по должности выше коммандера Стратмора - директор Лиланд Фонтейн, мифический правитель "Дворца головоломок", которого никто никогда не видел, лишь изредка слышал, но перед которым все дрожали от страха. Он редко встречался со Стратмором с глазу на глаз, но когда такое случалось, это можно было сравнить с битвой титанов. Фонтейн был гигантом из гигантов, но Стратмора это как будто не касалось. Он отстаивал перед директором свои идеи со спокойствием невозмутимого боксера-профессионала. Даже президент Соединенных Штатов не решался бросать вызов Фонтейну, что не раз позволял себе Стратмор. Для этого нужен был политический иммунитет - или, как в случае Стратмора, политическая индифферентность.


Susan arrived at the top of the stairs. Before she could knock, Strathmore's electronic door lock buzzed. The door swung open, and the commander waved her in.

Сьюзан поднялась на верхнюю ступеньку лестницы. Она не успела постучать, как заверещал электронный дверной замок. Дверь открылась, и коммандер помахал ей рукой.


"Thanks for coming, Susan. I owe you one."

- Спасибо, что пришла, Сьюзан. Я тебе очень благодарен.


"Not at all." She smiled as she sat opposite his desk.

- Не стоит благодарности. - Она улыбнулась и села напротив шефа.


Strathmore was a rangy, thick-fleshed man whose muted features somehow disguised his hard-nosed efficiency and demand for perfection. His gray eyes usually suggested a confidence and discretion born from experience, but today they looked wild and unsettled.

Стратмор был крупным кряжистым мужчиной, чье невыразительное лицо скрывало присущие ему решительность, настойчивость и неизменное стремление к совершенству. Серые глаза светились уверенностью, с которой сочеталась профессиональная скрытность, но сегодня в них проглядывали беспокойство и нерешительность.


"You look beat," Susan said.

- У вас испуганный вид, - сказала Сьюзан.


"I've been better." Strathmore sighed. I'll say, she thought.

- Настали не лучшие времена, - вздохнул Стратмор. "Не сомневаюсь", - подумала она.


Strathmore looked as bad as Susan had ever seen him. His thinning gray hair was disheveled, and even in the room's crisp air-conditioning, his forehead was beaded with sweat. He looked like he'd slept in his suit. He was sitting behind a modern desk with two recessed keypads and a computer monitor at one end. It was strewn with computer printouts and looked like some sort of alien cockpit propped there in the center of his curtained chamber.

Сьюзан никогда еще не видела шефа столь подавленным. Его редеющие седые волосы спутались, и даже несмотря на прохладу, создаваемую мощным кондиционером, на лбу у него выступили капельки пота. Его костюм выглядел так, будто он в нем спал. Стратмор сидел за современным письменным столом с двумя клавиатурами и монитором в расположенной сбоку нише. Стол был завален компьютерными распечатками и выглядел каким-то чужеродным в этом задернутом шторами помещении.


"Tough week?" she inquired.

- Тяжелая неделя? - спросила она.


Strathmore shrugged. "The usual. The EFF's all over me about civilian privacy rights again."

- Не тяжелей, чем обычно. - Стратмор пожал плечами. - Фонд электронных границ замучил неприкосновенностью частной жизни и переписки.


Susan chuckled. The EFF, or Electronics Frontier Foundation, was a worldwide coalition of computer users who had founded a powerful civil liberties coalition aimed at supporting free speech on-line and educating others to the realities and dangers of living in an electronic world. They were constantly lobbying against what they called "the Orwellian eavesdropping capabilities of government agencies"-particularly the NSA. The EFF was a perpetual thorn in Strathmore's side.

Сьюзан хмыкнула. Этот фонд, всемирная коалиция пользователей компьютеров, развернул мощное движение в защиту гражданских свобод, прежде всего свободы слова в Интернете, разъясняя людям реальности и опасности жизни в электронном мире. Фонд постоянно выступал против того, что именовалось им "оруэлловскими средствами подслушивания, имеющимися в распоряжении правительственных агентств", прежде всего АНБ. Этот фонд был для Стратмора постоянной головной болью.


"Sounds like business as usual," she said. "So what's this big emergency you got me out of the tub for?"

- Не вижу ничего нового, - сказала Сьюзан. - В чем же чрезвычайность ситуации, из-за которой вы вытащили меня из ванной?


Strathmore sat a moment, absently fingering the computer trackball embedded in his desktop. After a long silence, he caught Susan's gaze and held it.

Какое-то время Стратмор задумчиво нажимал на клавиши мышки, вмонтированной в столешницу письменного стола. После долгой паузы он наконец посмотрел ей в глаза и долго не отводил взгляда.


"What's the longest you've ever seen TRANSLTR take to break a code?"

- Назови мне самое большое время, которое "ТРАНСТЕКСТ" затрачивал на взламывание кода.


The question caught Susan entirely off guard. It seemed meaningless. This is what he called me in for?

Что за чепуха! И ради этого он вызвал меня в субботу?


"Well..." She hesitated. "We hit a COMINT intercept a few months ago that took about an hour, but it had a ridiculously long key-ten thousand bits or something like that."

- Как сказать... - Она заколебалась. - Несколько месяцев назад к нам попал перехват КОМИНТ, на расшифровку ушло около часа, но там мы столкнулись с удивительно длинным шифром - что-то около десяти тысяч бит.


Strathmore grunted. "An hour, huh? What about some of the boundary probes we've run?"

- Около часа, говоришь? - хмуро спросил он. - А что ты скажешь о проверках пределов памяти, которые мы выполняли?


Susan shrugged.

Сьюзан пожала плечами.


"Well, if you include diagnostics, it's obviously longer."

- Ну, если вы имеете в виду и диагностику, то времени уходило больше.


"How much longer?"

- Насколько больше?


Susan couldn't imagine what Strathmore was getting at.

Сьюзан не понимала, к чему клонит Стратмор.


"Well, sir, I tried an algorithm last March with a segmented million-bit key. Illegal looping functions, cellular automata, the works. TRANSLTR still broke it."

- В марте я испробовала алгоритм с сегментированным ключом в миллион бит. Ошибка в функции цикличности, сотовая автоматика и прочее. "ТРАНСТЕКСТ" все равно справился.


"How long?"

- Время?


"Three hours."

- Три часа.


Strathmore arched his eyebrows.

Стратмор поднял брови.


"Three hours? That long?"

- Целых три часа? Так долго?


Susan frowned, mildly offended. Her job for the last three years had been to fine-tune the most secret computer in the world; most of the programming that made TRANSLTR so fast was hers. A million-bit key was hardly a realistic scenario.

Сьюзан нахмурилась, почувствовав себя слегка оскорбленной. Ее основная работа в последние три года заключалась в тонкой настройке самого секретного компьютера в мире: большая часть программ, обеспечивавших феноменальное быстродействие "ТРАНСТЕКСТА", была ее творением. Шифр в миллион бит едва ли можно было назвать реалистичным сценарием.


"Okay," Strathmore said. "So even in extreme conditions, the longest a code has ever survived inside TRANSLTR is about three hours?"

- Ладно, - процедил Стратмор. - Итак, даже в самых экстремальных условиях самый длинный шифр продержался в "ТРАНСТЕКСТЕ" около трех часов?


Susan nodded. "Yeah. More or less."

- Да. Более или менее так, - кивнула Сьюзан.


Strathmore paused as if afraid to say something he might regret. Finally he looked up.

Стратмор замолчал, словно боясь сказать что-то, о чем ему придется пожалеть. Наконец он поднял голову:


"TRANSLTR's hit something..." He stopped.

- "ТРАНСТЕКСТ" наткнулся на нечто непостижимое. - Он опять замолчал.


Susan waited.

Сьюзан ждала продолжения, но его не последовало.


"More than three hours?"

- Больше трех часов?


Strathmore nodded.

Стратмор кивнул.


She looked unconcerned.

Она не выглядела взволнованной.


"A new diagnostic? Something from the Sys-Sec Department?"

- Новая диагностика? Что-нибудь из Отдела обеспечения системной безопасности?


Strathmore shook his head.

Стратмор покачал головой:


"It's an outside file."

- Это внешний файл.


Susan waited for the punch line, but it never came.

Она ждала чего угодно, но только не этого.


"An outside file? You're joking, right?"

- Внешний файл? Вы не шутите?


"I wish. I queued it last night around eleven thirty. It hasn't broken yet."

- Если бы я шутил... Я поставил его вчера в одиннадцать тридцать вечера. Шифр до сих пор не взломан.


Susan's jaw dropped. She looked at her watch and then back at Strathmore.

Сьюзан от изумления застыла с открытым ртом. Она посмотрела на часы, потом на Стратмора.


"It's still going? Over fifteen hours?"

- Все еще не взломан? Через пятнадцать с лишним часов?


Strathmore leaned forward and rotated his monitor toward Susan. The screen was black except for a small, yellow text box blinking in the middle.

Стратмор подался вперед и повернул к Сьюзан монитор компьютера. На черном поле светилось небольшое желтое окно, на котором виднелись две строчки:


TIME ELAPSED: 15:09:33

ВРЕМЯ ПОИСКА: 15:09:33


AWAITING KEY: ________

ИСКОМЫЙ ШИФР:


Susan stared in amazement. It appeared TRANSLTR had been working on one code for over fifteen hours. She knew the computer's processors auditioned thirty million keys per second-one hundred billion per hour. If TRANSLTR was still counting, that meant the key had to be enormous-over ten billion digits long. It was absolute insanity.

Сьюзан недоуменно смотрела на экран. Получалось, что "ТРАНСТЕКСТ" трудится над шифром больше пятнадцати часов. Она хорошо знала, что процессор перебирает тридцать миллионов паролей в секунду - сто миллиардов в час. Если "ТРАНСТЕКСТ" до сих пор не дал ответа, значит, пароль насчитывает не менее десяти миллиардов знаков. Полнейшее безумие.


"It's impossible!" she declared. "Have you checked for error flags? Maybe TRANSLTR hit a glitch and-"

- Это невозможно! - воскликнула она наконец. - Вы проверили сигналы ошибки? Быть может, в "ТРАНСТЕКСТЕ" какой-нибудь сбой и...


"The run's clean."

- Все в полном порядке.


"But the pass-key must be huge!"

- Но это значит, что пароль неимоверной длины!


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru