Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Digital Fortress - Дэн Браун - Цифровая крепость

CHAPTER 29

ГЛАВА 29


Still unnerved from her encounter with Hale, Susan gazed out through the one-way glass of Node 3. The Crypto floor was empty. Hale was silent again, engrossed. She wished he would leave.

Все еще нервничая из-за столкновения с Хейлом, Сьюзан вглядывалась в стеклянную стену Третьего узла. В шифровалке не было ни души. Хейл замолк, уставившись в свой компьютер. Она мечтала, чтобы он поскорее ушел.


She wondered if she should call Strathmore; the commander could simply kick Hale out-after all, it was Saturday. Susan knew, however, that if Hale got kicked out, he would immediately become suspicious. Once dismissed, he probably would start calling other cryptographers asking what they thought was going on. Susan decided it was better just to let Hale be. He would leave on his own soon enough.

Сьюзан подумала, не позвонить ли ей Стратмору. Коммандер в два счета выставит Хейла - все-таки сегодня суббота. Но она отдавала себе отчет в том, что, если Хейла отправят домой, он сразу же заподозрит неладное, начнет обзванивать коллег-криптографов, спрашивать, что они об этом думают, В конце концов Сьюзан решила, что будет лучше, если Хейл останется. Он и так скоро уйдет.


An unbreakable algorithm. She sighed, her thoughts returning to Digital Fortress. It amazed her that an algorithm like that could really be created-then again, the proof was right there in front of her; TRANSLTR appeared useless against it.

Код, не поддающийся взлому. Сьюзан вздохнула, мысли ее вернулись к "Цифровой крепости". Она не могла поверить, что такой алгоритм может быть создан, но ведь доказательство налицо - у нее перед глазами. "ТРАНСТЕКСТ" не может с ним справиться.


Susan thought of Strathmore, nobly bearing the weight of this ordeal on his shoulders, doing what was necessary, staying cool in the face of disaster.

Сьюзан подумала о Стратморе, о том, как мужественно он переносит тяжесть этого испытания, делая все необходимое, сохраняя спокойствие во время крушения.


Susan sometimes saw David in Strathmore. They had many of the same qualities-tenacity, dedication, intelligence. Sometimes Susan thought Strathmore would be lost without her; the purity of her love for cryptography seemed to be an emotional lifeline to Strathmore, lifting him from the sea of churning politics and reminding him of his early days as a code-breaker.

Иногда она видела в нем что-то от Дэвида. У них было много общего: настойчивость, увлеченность своим делом, ум. Иногда ей казалось, что Стратмор без нее пропадет; ее любовь к криптографии помогала коммандеру отвлечься от завихрений политики, напоминая о молодости, отданной взламыванию шифров.


Susan relied on Strathmore too; he was her shelter in a world of power-hungry men, nurturing her career, protecting her, and, as he often joked, making all her dreams come true. There was some truth to that, she thought. As unintentional as it may have been, the commander was the one who'd made the call that brought David Becker to the NSA that fateful afternoon. Her mind reeled back to him, and her eyes fell instinctively to the pull-slide beside her keyboard. There was a small fax taped there.

Но и она тоже многим была обязана Стратмору: он стал ее защитником в мире рвущихся к власти мужчин, помогал ей делать карьеру, оберегал ее и, как сам часто шутил, делал ее сны явью. Хотя и ненамеренно, именно Стратмор привел Дэвида Беккера в АНБ в тот памятный день, позвонив ему по телефону. Мысли Сьюзан перенеслись в прошлое, и глаза ее непроизвольно упали на листок бумаги возле клавиатуры с напечатанным на нем шутливым стишком, полученным по факсу:


PLEASE ACCEPT THIS HUMBLE FAX MY LOVE FOR YOU IS WITHOUT WAX.

МНЕ ЯВНО НЕ ХВАТАЕТ ЛОСКА, ЗАТО МОЯ ЛЮБОВЬ БЕЗ ВОСКА.


He'd sent it to her after a minor tiff. She'd begged him for months to tell her what it meant, but he had refused. Without wax. It was David's revenge. Susan had taught David a lot about code-breaking, and to keep him on his toes, she had taken to encoding all of her messages to him with some simple encryption scheme. Shopping lists, love notes-they were all encrypted. It was a game, and David had become quite a good cryptographer. Then he'd decided to return the favor. He'd started signing all his letters "Without wax, David." Susan had over two dozen notes from David. They were all signed the same way. Without wax.

Дэвид прислал его после какой-то мелкой размолвки. Несколько месяцев она добивалась, чтобы он объяснил, что это значит, но Дэвид молчал. Моя любовь без воска. Это было его местью. Она посвятила Дэвида в некоторые секреты криптографии и, желая держать его в состоянии полной готовности к неожиданностям, посылала ему записки, зашифрованные не слишком сложным образом. Список необходимых покупок, любовные признания - все приходило к нему в зашифрованном виде. Это была игра, и со временем Дэвид стал неплохим шифровальщиком. А потом решил отплатить ей той же монетой. Он начал подписывать свои записки "Любовь без воска, Дэвид". Таких посланий она получила больше двух десятков. И все был подписаны одинаково: "Любовь без воска".


Susan begged to know the hidden meaning, but David wasn't talking. Whenever she asked, he simply smiled and said, "You're the code-breaker."

Она просила его открыть скрытый смысл этих слов, но Дэвид отказывался и только улыбался: "Из нас двоих ты криптограф".


The NSA's head cryptographer had tried everything-substitutions, cipher boxes, even anagrams. She'd run the letters "without wax" through her computer and asked for rearrangements of the letters into new phrases. All she'd gotten back was: taxi hut wow. It appeared Ensei Tankado was not the only one who could write unbreakable codes.

Главный криптограф АНБ испробовала все - подмену букв, шифровальные квадраты, даже анаграммы. Она пропустила эти слова через компьютер и поставила перед ним задачу переставить буквы в новую фразу. Выходила только абракадабра. Похоже, не один Танкадо умел создавать абсолютно стойкие шифры.


Her thoughts were interrupted by the sound of the pneumatic doors hissing open. Strathmore strode in.

Ее мысли прервал шипящий звук открываемой пневматической двери. В Третий узел заглянул Стратмор.


"Susan, any word yet?" Strathmore saw Greg Hale and stopped short. "Well, good evening, Mr. Hale." He frowned, his eyes narrowing. "On a Saturday, no less. To what do we owe the honor?" Hale smiled innocently.

- Какие-нибудь новости, Сьюзан? - спросил Стратмор и тут же замолчал, увидав Грега Хейла. - Добрый вечер, мистер Хейл. - Он нахмурился, глаза его сузились. - Сегодня суббота. Чем мы обязаны? Хейл невинно улыбнулся:


"Just making sure I pull my weight."

- Просто хотел убедиться, что ноги меня еще носят.


"I see." Strathmore grunted, apparently weighing his options. After a moment, it seemed he too decided not to rock Hale's boat. He turned coolly to Susan. "Ms. Fletcher, could I speak to you for a moment? Outside?"

- Понимаю. - Стратмор хмыкнул, раздумывая, как поступить, потом, по-видимому, также решил не раскачивать лодку и произнес: - Мисс Флетчер, можно поговорить с вами минутку? За дверью?


Susan hesitated. "Ah... yes, sir." She shot an uneasy glance at her monitor and then across the room at Greg Hale. "Just a minute."

- Да, конечно... сэр. - Сьюзан не знала, как быть. Бросила взгляд на монитор, потом посмотрела на Грега Хейла. - Сейчас.


With a few quick keystrokes, she pulled up a program called ScreenLock. It was a privacy utility. Every terminal in Node 3 was equipped with it. Because the terminals stayed on around the clock, ScreenLock enabled cryptographers to leave their stations and know that nobody would tamper with their files. Susan entered her five-character privacy code, and her screen went black. It would remain that way until she returned and typed the proper sequence.

Несколькими быстрыми нажатиями клавиш она вызвала программу, именуемую "Экранный замок", которая давала возможность скрыть работу от посторонних глаз. Она была установлена на каждом терминале в Третьем узле. Поскольку компьютеры находились во включенном состоянии круглые сутки, замок позволял криптографам покидать рабочее место, зная, что никто не будет рыться в их файлах. Сьюзан ввела личный код из пяти знаков, и экран потемнел. Он будет оставаться в таком состоянии, пока она не вернется и вновь не введет пароль.


Then she slipped on her shoes and followed the commander out.

Затем Сьюзан сунула ноги в туфли и последовала за коммандером.


"What the hell is he doing here?" Strathmore demanded as soon as he and Susan were outside Node 3.

- Какого черта ему здесь надо? - спросил Стратмор, как только они с Сьюзан оказались за дверью Третьего узла.


"His usual," Susan replied. "Nothing." Strathmore looked concerned.

- Как всегда, валяет дурака, - сказала Сьюзан. Стратмор не скрывал недовольства.


"Has he said anything about TRANSLTR?"

- Он ничего не спрашивал про "ТРАНСТЕКСТ"?


"No. But if he accesses the Run-Monitor and sees it registering seventeen hours, he'll have something to say all right."

- Нет. Но если он посмотрит на монитор и увидит в окне отсчета значение "семнадцать часов", то, будьте уверены, не промолчит.


Strathmore considered it.

Стратмор задумался.


"There's no reason he'd access it." Susan eyed the commander.

- С какой стати он должен на него смотреть? - спросил он. Сьюзан взглянула ему в глаза.


"You want to send him home?"

- Вы хотите отправить его домой?


"No. We'll let him be." Strathmore glanced over at the Sys-Sec office. "Has Chartrukian left yet?"

- Нет. Пусть остается. - Стратмор кивнул в сторону лаборатории систем безопасности. - Чатрукьян уже, надеюсь, ушел?


"I don't know. I haven't seen him."

- Не знаю, я его не видела.


"Jesus." Strathmore groaned. "This is a circus." He ran a hand across the beard stubble that had darkened his face over the past thirty-six hours. "Any word yet on the tracer? I feel like I'm sitting on my hands up there."

- Господи Иисусе, - простонал Стратмор. - Ну прямо цирк. - Он провел рукой по подбородку, на котором темнела полуторасуточная щетина. - А что "Следопыт"? Я сижу у себя точно на раскаленных углях.


"Not yet. Any word from David?"

- Пока ничего. Есть вести от Дэвида?


Strathmore shook his head.

Стратмор покачал головой.


"I asked him not to call me until he has the ring."

- Я попросил его не звонить мне, пока он не найдет кольцо.


Susan looked surprised. "Why not? What if he needs help?"

- Почему? - удивилась Сьюзан. - А если ему нужна помощь?


Strathmore shrugged.

Стратмор пожал плечами.


"I can't help him from here-he's on his own. Besides, I'd rather not talk on unsecured lines just in case someone's listening."

- Отсюда я не в состоянии ему помочь - ему придется полагаться лишь на себя. А потом, я не хочу говорить по линии, не защищенной от прослушивания.


Susan's eyes widened in concern.

Глаза Сьюзан расширились.


"What's that supposed to mean?"

- Как прикажете это понимать?


Strathmore immediately looked apologetic. He gave her a reassuring smile.

На лице Стратмора тут же появилось виноватое выражение. Он улыбнулся, стараясь ее успокоить.


"David's fine. I'm just being careful."

- С Дэвидом все в порядке. Просто мне приходится быть крайне осторожным.


Thirty feet away from their conversation, hidden behind the one-way glass of Node 3, Greg Hale stood at Susan's terminal. Her screen was black. Hale glanced out at the commander and Susan. Then he reached for his wallet. He extracted a small index card and read it.

В тридцати футах от них, скрытый за стеклом односторонней видимости Грег Хейл стоял у терминала Сьюзан. Черный экран. Хейл бросил взгляд на коммандера и Сьюзан, затем достал из кармана бумажник, извлек из него крохотную каталожную карточку и прочитал то, что было на ней написано.


Double-checking that Strathmore and Susan were still talking, Hale carefully typed five keystrokes on Susan's keyboard. A second later her monitor sprang to life.

Еще раз убедившись, что Сьюзан и коммандер поглощены беседой, Хейл аккуратно нажал пять клавиш на клавиатуре ее компьютера, и через секунду монитор вернулся к жизни.


"Bingo." He chuckled.

- Порядок, - усмехнулся он.


Stealing the Node 3 privacy codes had been simple. In Node 3, every terminal had an identical detachable keyboard. Hale had simply taken his keyboard home one night and installed a chip that kept a record of every keystroke made on it. Then he had come in early, swapped his modified keyboard for someone else's, and waited. At the end of the day, he switched back and viewed the data recorded by the chip. Even though there were millions of keystrokes to sort through, finding the access code was simple; the first thing a cryptographer did every morning was type the privacy code that unlocked his terminal. This, of course, made Hale's job effortless-the privacy code always appeared as the first five characters on the list.

Завладеть персональными кодами компьютеров Третьего узла было проще простого. У всех терминалов были совершенно одинаковые клавиатуры. Как-то вечером Хейл захватил свою клавиатуру домой и вставил в нее чип, регистрирующий все удары по клавишам. На следующее утро, придя пораньше, он подменил чужую клавиатуру на свою, модифицированную, а в конце дня вновь поменял их местами и просмотрел информацию, записанную чипом. И хотя в обычных обстоятельствах пришлось бы проверять миллионы вариантов, обнаружить личный код оказалось довольно просто: приступая к работе, криптограф первым делом вводил пароль, "отпирающий" терминал. Поэтому от Хейла не потребовалось вообще никаких усилий: личные коды соответствовали первым пяти ударам по клавиатуре.


It was ironic, Hale thought as he gazed at Susan's monitor. He'd stolen the privacy codes just for kicks. He was happy now he'd done it; the program on Susan's screen looked significant.

Какая ирония, думал он, глядя в монитор Сьюзан. Хейл похитил пароли просто так, ради забавы. Теперь же он был рад, что проделал это, потому что на мониторе Сьюзан скрывалось что-то очень важное.


Hale puzzled over it for a moment. It was written in LIMBO-not one of his specialties. Just by looking at it, though, Hale could tell one thing for certain-this was not a diagnostic. He could make sense of only two words. But they were enough.

Задействованная ею программа была написана на языке программирования Лимбо, который не был его специальностью. Но ему хватило одного взгляда, чтобы понять: никакая это не диагностика. Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно.


TRACER SEARCHING...

"СЛЕДОПЫТ" ИЩЕТ...


"Tracer?" he said aloud. "Searching for what?" Hale felt suddenly uneasy. He sat a moment studying Susan's screen. Then he made his decision.

- "Следопыт"? - произнес он. - Что он ищет? - Мгновение он испытывал неловкость, всматриваясь в экран, а потом принял решение.


Hale understood enough about the LIMBO programming language to know that it borrowed heavily from two other languages-C and Pascal-both of which he knew cold. Glancing up to check that Strathmore and Susan were still talking outside, Hale improvised. He entered a few modified Pascal commands and hit return. The tracer's status window responded exactly as he had hoped.

Хейл достаточно понимал язык программирования Лимбо, чтобы знать, что он очень похож на языки Си и Паскаль, которые были его стихией. Убедившись еще раз, что Сьюзан и Стратмор продолжают разговаривать, Хейл начал импровизировать. Введя несколько модифицированных команд на языке Паскаль, он нажал команду ВОЗВРАТ. Окно местоположения "Следопыта" откликнулось именно так, как он рассчитывал.


TRACER ABORT? He quickly typed: YES

ОТОЗВАТЬ "СЛЕДОПЫТА"? Он быстро нажал "Да".


ARE YOU SURE? Again he typed: YES

ВЫ УВЕРЕНЫ? Он снова ответил "Да".


After a moment the computer beeped. TRACER ABORTED

Мгновение спустя компьютер подал звуковой сигнал. "СЛЕДОПЫТ" ОТОЗВАН


Hale smiled. The terminal had just sent a message telling Susan's tracer to self-destruct prematurely. Whatever she was looking for would have to wait.

Хейл улыбнулся. Компьютер только что отдал ее "Следопыту" команду самоуничтожиться раньше времени, так что ей не удастся найти то, что она ищет.


Mindful to leave no evidence, Hale expertly navigated his way into her system activity log and deleted all the commands he'd just typed. Then he reentered Susan's privacy code. The monitor went black.

Помня, что не должен оставлять следов, Хейл вошел в систему регистрации действий и удалил все свои команды, после чего вновь ввел личный пароль Сьюзан. Монитор погас.


When Susan Fletcher returned to Node 3, Greg Hale was seated quietly at his terminal.

Когда Сьюзан вернулась в Третий узел, Грег Хейл как ни в чем не бывало тихо сидел за своим терминалом.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru