Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Digital Fortress - Дэн Браун - Цифровая крепость

CHAPTER 44

ГЛАВА 44


Phil Chartrukian stood fuming in the Sys-Sec lab. Strathmore's words echoed in his head: Leave now! That's an order! He kicked the trash can and swore in the empty lab.

Фил Чатрукьян, киля от злости, вернулся в лабораторию систем безопасности. Слова Стратмора эхом отдавались в его голове: Уходите немедленно! Это приказ! Чатрукьян пнул ногой урну и выругался вслух - благо лаборатория была пуста:


"Diagnostic, my ass! Since when does the deputy director bypass Gauntlet's filters!?"

- Диагностика, черт ее дери! С каких это пор заместитель директора начал действовать в обход фильтров?!


The Sys-Secs were well paid to protect the computer systems at the NSA, and Chartrukian had learned that there were only two job requirements: be utterly brilliant and exhaustively paranoid.

Сотрудникам лаборатории платили хорошие деньги, чтобы они охраняли компьютерные системы АНБ, и Чатрукьян давно понял, что от него требуются две вещи: высочайший профессионализм и подозрительность, граничащая с паранойей.


Hell, he cursed, this isn't paranoia! The fucking Run-Monitor's reading eighteen hours!

"Черт возьми! - снова мысленно выругался он. - Никакая это не паранойя! Этот чертов компьютер бьется над чем-то уже восемнадцать часов!"


It was a virus. Chartrukian could feel it. There was little doubt in his mind what was going on: Strathmore had made a mistake by bypassing Gauntlet's filters, and now he was trying to cover it up with some half-baked story about a diagnostic.

Конечно же, все дело в вирусе. Чатрукьян это чувствовал. У него не было сомнений относительно того, что произошло: Стратмор совершил ошибку, обойдя фильтры, и теперь пытался скрыть этот факт глупой версией о диагностике.


Chartrukian wouldn't have been quite so edgy had TRANSLTR been the only concern. But it wasn't. Despite its appearance, the great decoding beast was by no means an island. Although the cryptographers believed Gauntlet was constructed for the sole purpose of protecting their code-breaking masterpiece, the Sys-Secs understood the truth. The Gauntlet filters served a much higher god. The NSA's main databank.

Чатрукьян не был бы так раздражен, если бы "ТРАНСТЕКСТ" был его единственной заботой. Однако это было не так. Несмотря на свой внушительный вид, дешифровальное чудовище отнюдь не было островом в океане. Хотя криптографы были убеждены, что система фильтров "Сквозь строй" предназначалась исключительно для защиты этого криптографического декодирующего шедевра, сотрудники лаборатории систем безопасности знали правду. Фильтры служили куда более высокой цели - защите главной базы данных АНБ.


The history behind the databank's construction had always fascinated Chartrukian. Despite the efforts of the Department of Defense to keep the Internet to themselves in the late 1970s, it was too useful a tool not to attract the public-sector. Eventually universities pried their way on. Shortly after that came the commercial servers. The floodgates opened, and the public poured in. By the early 90's, the government's once-secure "Internet" was a congested wasteland of public E-mail and cyberporn.

Чатрукьяну была известна история ее создания. Несмотря на все предпринятые в конце 1970-х годов усилия министерства обороны сохранить Интернет для себя, этот инструмент оказался настолько соблазнительным, что не мог не привлечь к себе внимания всего общества. Со временем им заинтересовались университеты, а вскоре после этого появились и коммерческие серверы. Шлюзы открылись - в Интернет хлынула публика. К началу 1990-х годов некогда тщательно охраняемый правительством Интернет превратился в перенаселенное пространство, заполненное общедоступными почтовыми серверами и порнографическими сайтами.


Following a number of unpublicized, yet highly damaging computer infiltrations at the Office of Naval Intelligence, it became increasingly clear that government secrets were no longer safe on computers connected to the burgeoning Internet. The President, in conjunction with the Department of Defense, passed a classified decree that would fund a new, totally secure government network to replace the tainted Internet and function as a link between U.S. intelligence agencies. To prevent further computer pilfering of government secrets, all sensitive data was relocated to one, highly secure location-the newly constructed NSA databank-the Fort Knox of U.S. intelligence data.

Вскоре после не получившего огласки, но причинившего колоссальный ущерб государственной безопасности проникновения в базы данных Военно-морского флота стало абсолютно очевидно, что секретная информация, хранящаяся на компьютерах, подключенных к Интернету, перестала быть тайной. По предложению министерства обороны президент подписал тайное распоряжение о создании новой, абсолютно безопасной правительственной сети, которая должна была заменить скомпрометировавший себя Интернет и стать средством связи разведывательных агентств США. Чтобы предотвратить дальнейшее проникновение в государственные секреты, вся наиболее важная информация была сосредоточена в одном в высшей степени безопасном месте - новой базе данных АНБ, своего рода форте Нокс разведывательной информации страны.


Literally millions of the country's most classified photos, tapes, documents, and videos were digitized and transferred to the immense storage facility and then the hard copies were destroyed. The databank was protected by a triple-layer power relay and a tiered digital backup system. It was also 214 feet underground to shield it from magnetic fields and possible explosions. Activities within the control room were designated Top Secret Umbra... the country's highest level of security.

Без преувеличения многие миллионы наиболее секретных фотографий, магнитофонных записей, документов и видеофильмов были записаны на электронные носители и отправлены в колоссальное по размерам хранилище, а твердые копии этих материалов были уничтожены. Базу данных защищали трехуровневое реле мощности и многослойная система цифровой поддержки. Она была спрятана под землей на глубине 214 футов для защиты от взрывов и воздействия магнитных полей. Вся деятельность в комнате управления относилась к категории "Совершенно секретно. УМБРА", что было высшим уровнем секретности в стране.


The secrets of the country had never been safer. This impregnable databank now housed blueprints for advanced weaponry, witness protection lists, aliases of field agents, detailed analyses and proposals for covert operations. The list was endless. There would be no more black-bag jobs damaging U.S. intelligence.

Никогда еще государственные секреты США не были так хорошо защищены. В этой недоступной для посторонних базе данных хранились чертежи ультрасовременного оружия, списки подлежащих охране свидетелей, данные полевых агентов, подробные предложения по разработке тайных операций. Перечень этой бесценной информации был нескончаем. Всяческие вторжения, способные повредить американской разведке, абсолютно исключались.


Of course, the officers of the NSA realized that stored data had value only if it was accessible. The real coup of the databank was not getting the classified data off the streets, it was making it accessible only to the correct people. All stored information had a security rating and, depending on the level of secrecy, was accessible to government officials on a compartmentalized basis. A submarine commander could dial in and check the NSA's most recent satellite photos of Russian ports, but he would not have access to the plans for an anti-drug mission in South America. CIA analysts could access histories of known assassins but could not access launch codes reserved for the President.

Конечно, офицеры АНБ прекрасно понимали, что вся информация имеет смысл только в том случае, если она используется тем, кто испытывает в ней необходимость по роду работы. Главное достижение заключалось не в том, что секретная информация стала недоступной для широкой публики, а в том, что к ней имели доступ определенные люди. Каждой единице информации присваивался уровень секретности, и, в зависимости от этого уровня, она использовалась правительственными чиновниками по профилю их деятельности. Командир подводной лодки мог получить последние спутниковые фотографии российских портов, но не имел доступа к планам действий подразделений по борьбе с распространением наркотиков в Южной Америке. Эксперты ЦРУ могли ознакомиться со всеми данными об известных убийцах, но не с кодами запуска ракет с ядерным оружием, которые оставались доступны лишь для президента.


Sys-Secs, of course, had no clearance for the information in the databank, but they were responsible for its safety. Like all large databanks-from insurance companies to universities-the NSA facility was constantly under attack by computer hackers trying to sneak a peek at the secrets waiting inside. But the NSA security programmers were the best in the world. No one had ever come close to infiltrating the NSA databank-and the NSA had no reason to think anybody ever would.

Сотрудники лаборатории систем безопасности, разумеется, не имели доступа к информации, содержащейся в этой базе данных, но они несли ответственность за ее безопасность. Как и все другие крупные базы данных - от страховых компаний до университетов, - хранилище АНБ постоянно подвергалось атакам компьютерных хакеров, пытающих проникнуть в эту святая святых. Но система безопасности АНБ была лучшей в мире. Никому даже близко не удалось подойти к базе АНБ, и у агентства не было оснований полагать, что это когда-нибудь случится в будущем.


Inside the Sys-Sec lab, Chartrukian broke into a sweat trying to decide whether to leave. Trouble in TRANSLTR meant trouble in the databank too. Strathmore's lack of concern was bewildering.

Вернувшись в лабораторию, Чатрукьян никак не мог решить, должен ли он идти домой. Неисправность "ТРАНСТЕКСТА" угрожала и базе данных, а легкомыслие Стратмора не имело оправданий.


Everyone knew that TRANSLTR and the NSA main databank were inextricably linked. Each new code, once broken, was fired from Crypto through 450 yards of fiber-optic cable to the NSA databank for safe keeping. The sacred storage facility had limited points of entry-and TRANSLTR was one of them. Gauntlet was supposed to be the impregnable threshold guardian. And Strathmore had bypassed it.

Всем известно, что "ТРАНСТЕКСТ" и главная база данных АНБ тесно связаны между собой. Каждый новый шифр после его вскрытия переводится на безопасное хранение из шифровалки в главную базу данных АНБ по оптико-волоконному кабелю длиной 450 ярдов. В это святилище существует очень мало входов, и "ТРАНСТЕКСТ" - один из них. Система "Сквозь строй" должна служить его верным часовым, а Стратмору вздумалось ее обойти.


Chartrukian could hear his own heart pounding. TRANSLTR's been stuck eighteen hours! The thought of a computer virus entering TRANSLTR and then running wild in the basement of the NSA proved too much.

Чатрукьян слышал гулкие удары своего сердца. "ТРАНСТЕКСТ" заклинило на восемнадцать часов. Мысль о компьютерном вирусе, проникшем в "ТРАНСТЕКСТ" и теперь свободно разгуливающем по подвалам АНБ, была непереносима.


"I've got to report this," he blurted aloud.

- Я обязан об этом доложить, - сказал он вслух.


In a situation like this, Chartrukian knew there was only one person to call: the NSA's senior Sys-Sec officer, the short-fused, 400-pound computer guru who had built Gauntlet. His nickname was Jabba. He was a demigod at the NSA-roaming the halls, putting out virtual fires, and cursing the feeblemindedness of the inept and the ignorant. Chartrukian knew that as soon as Jabba heard Strathmore had bypassed Gauntlet's filters, all hell would break loose. Too bad, he thought, I've got a job to do. He grabbed the phone and dialed Jabba's twenty-four-hour cellular.

В подобной ситуации надо известить только одного человека - старшего администратора систем безопасности АНБ, одышливого, весящего четыреста фунтов компьютерного гуру, придумавшего систему фильтров "Сквозь строй". В АНБ он получил кличку Джабба и приобрел репутацию полубога. Он бродил по коридорам шифровалки, тушил бесконечные виртуальные пожары и проклинал слабоумие нерадивых невежд. Чатрукьян знал: как только Джабба узнает, что Стратмор обошел фильтры, разразится скандал. "Какая разница? - подумал он. - Я должен выполнять свои обязанности". Он поднял телефонную трубку и набрал номер круглосуточно включенного мобильника Джаббы.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru