Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Digital Fortress - Дэн Браун - Цифровая крепость

CHAPTER 45

ГЛАВА 45


David Becker wandered aimlessly down Avenida del Cid and tried to collect his thoughts. Muted shadows played on the cobblestones beneath his feet. The vodka was still with him. Nothing about his life seemed in focus at the moment. His mind drifted back to Susan, wondering if she'd gotten his phone message yet.

Дэвид Беккер бесцельно брел по авенида дель Сид, тщетно пытаясь собраться с мыслями. На брусчатке под ногами мелькали смутные тени, водка еще не выветрилась из головы. Все происходящее напомнило ему нечеткую фотографию. Мысли его то и дело возвращались к Сьюзан: он надеялся, что она уже прослушала его голос на автоответчике.


Up ahead, a Seville Transit Bus screeched to a halt in front of a bus stop. Becker looked up. The bus's doors cranked open, but no one disembarked. The diesel engine roared back to life, but just as the bus was pulling out, three teenagers appeared out of a bar up the street and ran after it, yelling and waving. The engines wound down again, and the kids hurried to catch up.

Чуть впереди, у остановки, притормозил городской автобус. Беккер поднял глаза. Дверцы автобуса открылись, но из него никто не вышел. Дизельный двигатель взревел, набирая обороты, и в тот момент, когда автобус уже готов был тронуться, из соседнего бара выскочили трое молодых людей. Они бежали за уже движущимся автобусом, крича и размахивая руками. Водитель, наверное, снял ногу с педали газа, рев двигателя поутих, и молодые люди поравнялись с автобусом.


Thirty yards behind them, Becker stared in utter incredulity. His vision was suddenly focused, but he knew what he was seeing was impossible. It was a one-in-a-million chance.

Шедший сзади, метрах в десяти, Беккер смотрел на них, не веря своим глазам. Фотография внезапно обрела резкость, но он понимал, что увиденное слишком невероятно. Один шанс к миллиону.


I'm hallucinating.

"У меня галлюцинация".


But as the bus doors opened, the kids crowded around to board. Becker saw it again. This time he was certain. Clearly illuminated in the haze of the corner streetlight, he'd seen her.

Когда двери автобуса открылись, молодые люди быстро вскочили внутрь. Беккер напряг зрение. Сомнений не было. В ярком свете уличного фонаря на углу Беккер увидел ее.


The passengers climbed on, and the bus's engines revved up again. Becker suddenly found himself at a full sprint, the bizarre image fixed in his mind-black lipstick, wild eye shadow, and that hair... spiked straight up in three distinctive spires. Red, white, and blue.

Молодые люди поднялись по ступенькам, и двигатель автобуса снова взревел. Беккер вдруг понял, что непроизвольно рванулся вперед, перед его глазами маячил только один образ - черная помада на губах, жуткие тени под глазами и эти волосы... заплетенные в три торчащие в разные стороны косички. Красную, белую и синюю.


As the bus started to move, Becker dashed up the street into awake of carbon monoxide.

Автобус тронулся, а Беккер бежал за ним в черном облаке окиси углерода.


"Espera!" he called, running behind the bus.

- Espera! - крикнул он ему вдогонку.


Becker's cordovan loafers skimmed the pavement. His usual squash agility was not with him, though; he felt off balance. His brain was having trouble keeping track of his feet. He cursed the bartender and his jet lag.

Его туфли кордовской кожи стучали по асфальту, но его обычная реакция теннисиста ему изменила: он чувствовал, что теряет равновесие. Мозг как бы не поспевал за ногами. Беккер в очередной раз послал бармену проклятие за коктейль, выбивший его из колеи.


The bus was one of Seville's older diesels, and fortunately for Becker, first gear was a long, arduous climb. Becker felt the gap closing. He knew he had to reach the bus before it downshifted.

Это был один из старых потрепанных севильских автобусов, и первая передача включилась не сразу. Расстояние между Беккером и ним сокращалось. Нужно было во что бы то ни стало догнать его, пока не включилась следующая передача.


The twin tailpipes choked out a cloud of thick smoke as the driver prepared to drop the bus into second gear. Becker strained for more speed. As he surged even with the rear bumper, Becker moved right, racing up beside the bus. He could see the rear doors-and as on all Seville buses, it was propped wide open: cheap air-conditioning.

Сдвоенная труба глушителя выбросила очередное густое облако, перед тем как водитель включил вторую передачу. Беккер увеличил скорость. Поравнявшись с задним бампером, он взял немного правее. Ему была видна задняя дверца: как это принято в Севилье, она оставалась открытой - экономичный способ кондиционирования.


Becker fixed his sights on the opening and ignored the burning sensation in his legs. The tires were beside him, shoulder high, humming at a higher and higher pitch every second. He surged toward the door, missing the handle and almost losing his balance. He pushed harder. Underneath the bus, the clutch clicked as the driver prepared to change gears.

Все внимание Беккера сосредоточилось на открытой двери, и он забыл о жгучей боли в ногах. Задние колеса уже остались за спиной - огромные, доходящие ему до плеч скаты, вращающиеся все быстрее и быстрее. Беккер рванулся к двери, рука его опустилась мимо поручня, и он чуть не упал. Еще одно усилие. Где-то под брюхом автобуса клацнуло сцепление: сейчас водитель переключит рычаг скоростей.


He's shifting! I won't make it!

"Сейчас переключит! Мне не успеть!"


But as the engine cogs disengaged to align the larger gears, the bus let up ever so slightly. Becker lunged. The engine reengaged just as his fingertips curled around the door handle. Becker's shoulder almost ripped from its socket as the engine dug in, catapulting him up onto the landing.

Но когда шестерни разомкнулись, чтобы включилась другая их пара, автобус слегка притормозил, и Беккер прыгнул. Шестерни сцепились, и как раз в этот момент его пальцы схватились за дверную ручку. Руку чуть не вырвало из плечевого сустава, когда двигатель набрал полную мощность, буквально вбросив его на ступеньки.


David Becker lay collapsed just inside the vehicle's doorway. The pavement raced by only inches away. He was now sober. His legs and shoulder ached. Wavering, he stood, steadied himself, and climbed into the darkened bus. In the crowd of silhouettes, only a few seats away, were the three distinctive spikes of hair.

Беккер грохнулся на пол возле двери. Мостовая стремительно убегала назад в нескольких дюймах внизу. Он окончательно протрезвел. Ноги и плечо ныли от боли. Беккер с трудом поднялся на ноги, выпрямился и заглянул в темное нутро салона. Среди неясных силуэтов впереди он увидел три торчащие косички.


Red, white, and blue! I made it!

"Красная, белая и синяя! Я нашел ее!"


Becker's mind filled with images of the ring, the waiting Learjet 60, and at the end of it all, Susan.

В его голове смешались мысли о кольце, о самолете "Лирджет-60", который ждал его в ангаре, и, разумеется, о Сьюзан.


As Becker came even with the girl's seat wondering what to say to her, the bus passed beneath a streetlight. The punk's face was momentarily illuminated.

В тот момент, когда он поравнялся с сиденьем, на котором сидела девушка, и подумал, что именно ей скажет, автобус проехал под уличным фонарем, на мгновение осветившим лицо обладателя трехцветной шевелюры.


Becker stared in horror. The makeup on her face was smeared across a thick stubble. She was not a girl at all, but a young man. He wore a silver stud in his upper lip, a black leather jacket, and no shirt.

Беккер смотрел на него, охваченный ужасом. Под густым слоем краски он увидел не гладкие девичьи щеки, а густую щетину. Это был молодой человек. В верхней губе у него торчала серебряная запонка, на нем была черная кожаная куртка, надетая на голое тело.


"What the fuck do you want?" the hoarse voice asked. His accent was New York.

- Какого черта тебе надо? - прорычал он хриплым голосом - с явным нью-йоркским акцентом.


With the disorientated nausea of a slow-motion free fall, Becker gazed at the busload of passengers staring back at him. They were all punks. At least half of them had red, white, and blue hair.

Сдерживая подступившую к горлу тошноту, Беккер успел заметить, что все пассажиры повернулись и смотрят на него. Все как один были панки. И, наверное, у половины из них - красно-бело-синие волосы.


" Sientate!" the driver yelled. Becker was too dazed to hear.

- Sientate! - услышал он крик водителя. - Сядьте! Однако Беккер был слишком ошеломлен, чтобы понять смысл этих слов.


" Sientate!" The driver screamed. "Sit down!"

- Sientate! - снова крикнул водитель.


Becker turned vaguely to the angry face in the rearview mirror. But he had waited too long.

Беккер увидел в зеркале заднего вида разъяренное лицо, но словно оцепенел.


Annoyed, the driver slammed down hard on the brakes. Becker felt his weight shift. He reached for a seat back but missed. For an instant, David Becker was airborne. Then he landed hard on the gritty floor.

Раздраженный водитель резко нажал на педаль тормоза, и Беккер почувствовал, как перемещается куда-то вес его тела. Он попробовал плюхнуться на заднее сиденье, но промахнулся. Тело его сначала оказалось в воздухе, а потом - на жестком полу.


On Avenida del Cid, a figure stepped from the shadows. He adjusted his wire-rim glasses and peered after the departing bus. David Becker had escaped, but it would not be for long. Of all the buses in Seville, Mr. Becker had just boarded the infamous number 27.

Из тени на авенида дель Сид появилась фигура человека. Поправив очки в железной оправе, человек посмотрел вслед удаляющемуся автобусу. Дэвид Беккер исчез, но это ненадолго. Из всех севильских автобусов мистер Беккер выбрал пользующийся дурной славой 27-й маршрут.


Bus 27 had only one destination.

Автобус номер 27 следует к хорошо известной конечной остановке.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru