Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Digital Fortress - Дэн Браун - Цифровая крепость

CHAPTER 74

ГЛАВА 74


Director Leland Fontaine was a mountain of a man, sixty-three years old, with a close-cropped military haircut and a rigid demeanor. His jet-black eyes were like coal when he was irritated, which was almost always. He'd risen through the ranks of the NSA through hard work, good planning, and the well-earned respect of his predecessors. He was the first African American director of the National Security Agency, but nobody ever mentioned the distinction; Fontaine's politics were decidedly color-blind, and his staff wisely followed suit.

Шестидесятитрехлетний директор Лиланд Фонтейн был настоящий человек-гора с короткой военной стрижкой и жесткими манерами. Когда он бывал раздражен, а это было почти всегда, его черные глаза горели как угли. Он поднялся по служебной лестнице до высшего поста в агентстве потому, что работал не покладая рук, но также и благодаря редкой целеустремленности и заслуженному уважению со стороны своих предшественников. Он был первым афроамериканцем на посту директора Агентства национальной безопасности, но эту его отличительную черту никто никогда даже не упоминал, потому что политическая партия, которую он поддерживал, решительно не принимала этого во внимание, и его коллеги следовали этому примеру.


Fontaine had kept Midge and Brinkerhoff standing as he went through the silent ritual of making himself a mug of Guatemalan java. Then he'd settled at his desk, left them standing, and questioned them like schoolchildren in the principal's office.

Фонтейн заставил Мидж и Бринкерхоффа стоять, пока сам он молча совершал свой обычный ритуал заваривания кофе сорта "Гватемальская ява". Затем он сел за письменный стол и начал их допрашивать, как школьников, вызванных в кабинет директора, а они по-прежнему стояли.


Midge did the talking-explaining the unusual series of events that led them to violate the sanctity of Fontaine's office.

Говорила Мидж - излагая серию необычайных событий, которые заставили их нарушить неприкосновенность кабинета.


"A virus?" the director asked coldly. "You two think we've got a virus?"

- Вирус? - холодно переспросил директор. - Вы оба думаете, что в нашем компьютере вирус?


Brinkerhoff winced.

Бринкерхофф растерянно заморгал.


"Yes, sir," Midge snapped.

- Да, сэр, - сказала Мидж.


"Because Strathmore bypassed Gauntlet?" Fontaine eyed the printout in front of him.

- Потому что Стратмор обошел систему "Сквозь строй"? - Фонтейн опустил глаза на компьютерную распечатку.


"Yes," she said. "And there's a file that hasn't broken in over twenty hours!"

- Да, - сказала она. - Кроме того, "ТРАНСТЕКСТ" уже больше двадцати часов не может справиться с каким-то файлом.


Fontaine frowned.

Фонтейн наморщил лоб.


"Or so your data says."

- Это по вашим данным.


Midge was about to protest, but she held her tongue. Instead she went for the throat.

Мидж хотела возразить, но прикусила язык. И прижала ладонь к горлу.


"There's a blackout in Crypto."

- В шифровалке вырубилось электричество.


Fontaine looked up, apparently surprised.

Фонтейн поднял глаза, явно удивленный этим сообщением.


Midge confirmed with a curt nod.

Мидж подтвердила свои слова коротким кивком.


"All power's down. Jabba thought maybe-"

- У них нет света. Джабба полагает, что...


"You called Jabba?"

- Вы ему звонили?


"Yes, sir, I-"

- Да, сэр, я...


"Jabba?" Fontaine stood up, furious. "Why the hell didn't you call Strathmore?"

- Джаббе? - Фонтейн гневно поднялся. - Какого черта вы не позвонили Стратмору?


"We did!" Midge defended. "He said everything was fine."

- Мы позвонили! - не сдавалась Мидж. - Он сказал, что у них все в порядке.


Fontaine stood, his chest heaving.

Фонтейн стоял, тяжело дыша.


"Then we have no reason to doubt him." There was closure in his voice. He took a sip of coffee. "Now if you'll excuse me, I have work to do."

- У нас нет причин ему не верить. - Это прозвучало как сигнал к окончанию разговора. Он отпил глоток кофе. - А теперь прошу меня извинить. Мне нужно поработать.


Midge's jaw dropped.

У Мидж отвисла челюсть.


"I beg your pardon?"

- Извините, сэр...


Brinkerhoff was already headed for the door, but Midge was cemented in place.

Бринкерхофф уже шел к двери, но Мидж точно прилипла к месту.


"I said good night, Ms. Milken," Fontaine repeated. "You are excused."

- Я с вами попрощался, мисс Милкен, - холодно сказал Фонтейн. - Я вас ни в чем не виню.


"But-but sir," she stammered, "I... I have to protest. I think-"

- Но, сэр... - заикаясь выдавила она. - Я... я протестую. Я думаю...


"You protest?" the director demanded. He set down his coffee. "I protest! I protest to your presence in my office. I protest to your insinuations that the deputy director of this agency is lying. I protest-"

- Вы протестуете? - переспросил директор и поставил на стол чашечку с кофе. - Я протестую! Против вашего присутствия в моем кабинете. Я протестую против ваших инсинуаций в отношении моего заместителя, который якобы лжет. Я протестую...


"We have a virus, sir! My instincts tell me-"

- У нас вирус, сэр! Моя интуиция подсказывает мне...


"Well, your instincts are wrong, Ms. Milken! For once, they're wrong!"

- Что ж, ваша интуиция на сей раз вас обманула, мисс Милкен! В первый раз в жизни.


Midge stood fast.

Мидж стояла на своем:


"But, sir! Commander Strathmore bypassed Gauntlet!"

- Но, сэр! Коммандер Стратмор обошел систему "Сквозь строй"!


Fontaine strode toward her, barely controlling his anger.

Фонтейн подошел к ней, едва сдерживая гнев.


"That is his prerogative! I pay you to watch analysts and service employees-not spy on the deputy director! If it weren't for him we'd still be breaking codes with pencil and paper! Now leave me!" He turned to Brinkerhoff, who stood in the doorway colorless and trembling. "Both of you."

- Это его прерогатива! Я плачу вам за то, чтобы вы следили за отчетностью и обслуживали сотрудников, а не шпионили за моим заместителем! Если бы не он, мы бы до сих пор взламывали шифры с помощью карандаша и бумаги. А теперь уходите! - Он повернулся к Бринкерхоффу, с побледневшим лицом стоявшему возле двери. - Вы оба.


"With all due respect, sir," Midge said. "I'd like to recommend we send a Sys-Sec team to Crypto just to ensure-"

- При всем моем уважении к вам, сэр, - сказала Мидж, - я бы порекомендовала послать в шифровалку бригаду службы безопасности - просто чтобы убедиться...


"We will do no such thing!"

- Ничего подобного мы делать не будем!


After a tense beat, Midge nodded.

На этом Мидж капитулировала:


"Very well. Goodnight." She turned and left. As she passed, Brinkerhoff could see in her eyes that she had no intention of letting this rest-not until her intuition was satisfied.

- Хорошо. Доброй ночи. - Она двинулась к двери. Когда Мидж проходила мимо, Бринкерхофф по выражению ее глаз понял, что она и не думает сдаваться: чутье не позволит ей бездействовать.


Brinkerhoff gazed across the room at his boss, massive and seething behind his desk. This was not the director he knew. The director he knew was a stickler for detail, for neatly tied packages. He always encouraged his staff to examine and clarify any inconsistencies in daily procedure, no matter how minute. And yet here he was, asking them to turn their backs on a very bizarre series of coincidences.

Бринкерхофф смотрел на массивную фигуру директора, возвышающуюся над письменным столом. Таким он его еще никогда не видел. Фонтейн, которого он знал, был внимателен к мелочам и требовал самой полной информации. Он всегда поощрял сотрудников к анализу и прояснению всяческих нестыковок в каждодневных делах, какими бы незначительными они ни казались. И вот теперь он требует, чтобы они проигнорировали целый ряд очень странных совпадений.


The director was obviously hiding something, but Brinkerhoff was paid to assist, not to question. Fontaine had proven over and over that he had everyone's best interests at heart; if assisting him now meant turning a blind eye, then so be it. Unfortunately, Midge was paid to question, and Brinkerhoff feared she was headed for Crypto to do just that.

Очевидно, директор что-то скрывает, но Бринкерхоффу платили за то, чтобы он помогал, а не задавал вопросы. Фонтейн давно всем доказал, что близко к сердцу принимает интересы сотрудников. Если, помогая ему, нужно закрыть на что-то глаза, то так тому и быть. Увы, Мидж платили за то, чтобы она задавала вопросы, и Бринкерхофф опасался, что именно с этой целью она отправится прямо в шифровалку.


Time to get out the resumes, Brinkerhoff thought as he turned to the door.

Пора готовить резюме, подумал Бринкерхофф, открывая дверь.


"Chad!" Fontaine barked, from behind him. Fontaine had seen the look in Midge's eyes when she left. "Don't let her out of this suite."

- Чед! - рявкнул у него за спиной Фонтейн. Директор наверняка обратил внимание на выражение глаз Мидж, когда она выходила. - Не выпускай ее из приемной.


Brinkerhoff nodded and hustled after Midge.

Бринкерхофф кивнул и двинулся следом за Мидж.


Fontaine sighed and put his head in his hands. His sable eyes were heavy. It had been a long, unexpected trip home. The past month had been one of great anticipation for Leland Fontaine. There were things happening right now at the NSA that would change history, and ironically, Director Fontaine had found out about them only by chance.

Фонтейн вздохнул и обхватил голову руками. Взгляд его черных глаз стал тяжелым и неподвижным. Возвращение домой оказалось долгим и слишком утомительным. Последний месяц был для Лиланда Фонтейна временем больших ожиданий: в агентстве происходило нечто такое, что могло изменить ход истории, и, как это ни странно директор Фонтейн узнал об этом лишь случайно.


Three months ago, Fontaine had gotten news that Commander Strathmore's wife was leaving him. He'd also heard reports that Strathmore was working absurd hours and seemed about to crack under the pressure. Despite differences of opinion with Strathmore on many issues, Fontaine had always held his deputy director in the highest esteem; Strathmore was a brilliant man, maybe the best the NSA had. At the same time, ever since the Skipjack fiasco, Strathmore had been under tremendous stress. It made Fontaine uneasy; the commander held a lot of keys around the NSA-and Fontaine had an agency to protect.

Три месяца назад до Фонтейна дошли слухи о том, что от Стратмора уходит жена. Он узнал также и о том, что его заместитель просиживает на службе до глубокой ночи и может не выдержать такого напряжения. Несмотря на разногласия со Стратмором по многим вопросам, Фонтейн всегда очень высоко его ценил. Стратмор был блестящим специалистом, возможно, лучшим в агентстве. И в то же время после провала с "Попрыгунчиком" Стратмор испытывал колоссальный стресс. Это беспокоило Фонтейна: к коммандеру сходится множество нитей в агентстве, а директору нужно оберегать свое ведомство.


Fontaine needed someone to keep tabs on the wavering Strathmore and make sure he was 100 percent-but it was not that simple. Strathmore was a proud and powerful man; Fontaine needed a way to check up on the commander without undermining his confidence or authority.

Фонтейну нужен был кто-то способный наблюдать за Стратмором, следить, чтобы он не потерял почву под ногами и оставался абсолютно надежным, но это было не так-то просто. Стратмор - человек гордый и властный, наблюдение за ним следует организовать так, чтобы никоим образом не подорвать его авторитета.


Fontaine decided, out of respect for Strathmore, to do the job himself. He had an invisible tap installed on Commander Strathmore's Crypto account-his E-mail, his interoffice correspondence, his brainstorms, all of it. If Strathmore was going to crack, the director would see warning signs in his work. But instead of signs of a breakdown, Fontaine uncovered the ground work for one of the most incredible intelligence schemes he'd ever encountered. It was no wonder Strathmore was busting his ass; if he could pull this plan off, it would make up for the Skipjack fiasco a hundred times over.

Из уважения к Стратмору Фонтейн решил заняться этим лично. Он распорядился установить "жучок" в личном компьютере Стратмора - чтобы контролировать его электронную почту, его внутриведомственную переписку, а также мозговые штурмы, которые тот время от времени предпринимал. Если Стратмор окажется на грани срыва, директор заметит первые симптомы. Но вместо признаков срыва Фонтейн обнаружил подготовительную работу над беспрецедентной разведывательной операцией, которую только можно было себе представить. Неудивительно, что Стратмор просиживает штаны на работе. Если он сумеет реализовать свой замысел, это стократно компенсирует провал "Попрыгунчика".


Fontaine had concluded Strathmore was fine, working at 110 percent-as sly, smart, and patriotic as ever. The best thing the director could do would be to stand clear and watch the commander work his magic. Strathmore had devised a plan... a plan Fontaine had no intention of interrupting.

Фонтейн пришел к выводу, что Стратмор в полном порядке, что он трудится на сто десять процентов, все так же хитер, умен и в высшей степени лоялен, впрочем - как всегда. Лучшее, что мог сделать директор, - не мешать ему работать и наблюдать за тем, как коммандер творит свое чудо. Стратмор разработал план... и план этот Фонтейн не имел ни малейшего намерения срывать.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru