Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Digital Fortress - Дэн Браун - Цифровая крепость

CHAPTER 89

ГЛАВА 89


The morning sun was just breaking over the Seville rooftops and shining down into the canyons below. The bells atop the Giralda cried out for sunrise mass. This was the moment inhabitants had all been waiting for. Everywhere in the ancient barrio, gates opened and families poured into the alleyways. Like lifeblood through the veins of old Santa Cruz, they coursed toward the heart of their pueblo, toward the core of their history, toward their God, their shrine, their cathedral.

Лучи утреннего солнца едва успели коснуться крыш Севильи и лабиринта узких улочек под ними. Колокола на башне Гиральда созывали людей на утреннюю мессу. Этой минуты ждали все жители города. Повсюду в старинных домах отворялись ворота, и люди целыми семьями выходили на улицы. Подобно крови, бегущей по жилам старого квартала Санта-Крус, они устремлялись к сердцу народа, его истории, к своему Богу, своему собору и алтарю.


Somewhere in Becker's mind, a bell was tolling. Am I dead? Almost reluctantly, he opened his eyes and squinted into the first rays of sunlight. He knew exactly where he was. He leveled his gaze and searched the alley for his assailant. But the man in wire-rims was not there. Instead, there were others. Spanish families, in their finest clothes, stepping from their gated portals into the alleyways, talking, laughing.

Где-то в уголке сознания Беккера звонили колокола. "Я не умер?" Он с трудом открыл глаза и увидел первые солнечные лучи. Беккер прекрасно помнил все, что произошло, и опустил глаза, думая увидеть перед собой своего убийцу. Но того человека в очках нигде не было. Были другие люди. Празднично одетые испанцы выходили из дверей и ворот на улицу, оживленно разговаривая и смеясь.


At the bottom of the alley, hidden from Becker's view, Hulohot cursed in frustration. At first there had been only a single couple separating him from his quarry. Hulohot had been certain they would leave. But the sound of the bells kept reverberating down the alley, drawing others from their homes. A second couple, with children. They greeted each another. Talking, laughing, kissing three times on the cheek. Another group appeared, and Hulohot could no longer see his prey. Now, in a boiling rage, he raced into the quickly growing crowd. He had to get to David Becker!

Халохот, спустившись вниз по улочке, смачно выругался. Сначала от Беккера его отделяла лишь одна супружеская пара, и он надеялся, что они куда-нибудь свернут. Но колокольный звон растекался по улочке, призывая людей выйти из своих домов. Появилась вторая пара, с детьми, и шумно приветствовала соседей. Они болтали, смеялись и троекратно целовали друг друга в щеки. Затем подошла еще одна группа, и жертва окончательно исчезла из поля зрения Халохота. Кипя от злости, тот нырнул в стремительно уплотняющуюся толпу. Он должен настичь Дэвида Беккера!


The killer fought his way toward the end of the alley. He found himself momentarily lost in a sea of bodies-coats and ties, black dresses, lace mantles over hunched women. They all seemed oblivious to Hulohot's presence; they strolled casually, all in black, shuffling, moving as one, blocking his way. Hulohot dug his way through the crowd and dashed up the alley into the dead end, his weapon raised. Then he let out a muted, inhuman scream. David Becker was gone.

Халохот отчаянно пытался протиснуться к концу улочки, но внезапно почувствовал, что тонет в этом море человеческих тел. Со всех сторон его окружали мужчины в пиджаках и галстуках и женщины в черных платьях и кружевных накидках на опущенных головах. Они, не замечая Халохота, шли своей дорогой, напоминая черный шуршащий ручеек. С пистолетом в руке он рвался вперед, к тупику. Но Беккера там не оказалось, и он тихо застонал от злости.


Becker stumbled and sidestepped his way through the crowd. Follow the crowd, he thought. They know the way out. He cut right at the intersection and the alley widened. Everywhere gates were opening and people were pouring out. The pealing of the bells grew louder.

Беккер, спотыкаясь и кидаясь то вправо, то влево, продирался сквозь толпу. Надо идти за ними, думал он. Они знают, как отсюда выбраться. На перекрестке он свернул вправо, улица стала пошире. Со всех сторон открывались ворота, и люди вливались в поток. Колокола звонили где-то совсем рядом, очень громко.


Becker's side was still burning, but he sensed the bleeding had stopped. He raced on. Somewhere behind him, closing fast, was a man with a gun.

Беккер чувствовал жжение в боку, но кровотечение прекратилось. Он старался двигаться быстрее, знал, что где-то позади идет человек с пистолетом.


Becker ducked in and out of the groups of churchgoers and tried to keep his head down. It was not much farther. He could sense it. The crowd had thickened. The alley had widened. They were no longer in a little tributary, this was the main river. As he rounded a bend, Becker suddenly saw it, rising before them-the cathedral and Giralda tower.

Беккер смешался с толпой прихожан и шел с низко опущенной головой. Собор был уже совсем рядом, он это чувствовал. Толпа стала еще плотнее, а улица шире. Они двигались уже не по узкому боковому притоку, а по главному руслу. Когда улица сделала поворот, Беккер вдруг увидел прямо перед собой собор и вздымающуюся ввысь Гиральду.


The bells were deafening, the reverberations trapped in the high-walled plaza. The crowds converged, everyone in black, pushing across the square toward the gaping doors of the Seville Cathedral. Becker tried to break away toward Mateus Gago, but he was trapped. He was shoulder to shoulder, heel to toe with the shoving throngs. The Spaniards had always had a different idea of closeness than the rest of the world. Becker was wedged between two heavyset women, both with their eyes closed, letting the crowd carry them. They mumbled prayers to themselves and clutched rosary beads in their fingers. As the crowd closed on the enormous stone structure, Becker tried to cut left again, but the current was stronger now. The anticipation, the pushing and shoving, the blind, mumbled prayers. He turned into the crowd, trying to fight backward against the eager throngs. It was impossible, like swimming upstream in a mile-deep river. He turned. The cathedral doors loomed before him-like the opening to some dark carnival ride he wished he hadn't taken. David Becker suddenly realized he was going to church.

Звон колоколов оглушал, эхо многократно отражалось от высоких стен, окружающих площадь. Людские потоки из разных улиц сливались в одну черную реку, устремленную к распахнутым дверям Севильского собора. Беккер попробовал выбраться и свернуть на улицу Матеуса-Гаго, но понял, что находится в плену людского потока. Идти приходилось плечо к плечу, носок в пятку. У испанцев всегда было иное представление о плотности, чем у остального мира. Беккер оказался зажат между двумя полными женщинами с закрытыми глазами, предоставившими толпе нести их в собор. Они беззвучно молились, перебирая пальцами четки. Когда толпа приблизилась к мощным каменным стенам почти вплотную, Беккер снова попытался вырваться, но течение стало еще более интенсивным. Трепет ожидания, волны, сносившие его то влево, то вправо, закрытые глаза, почти беззвучное движение губ в молитве. Он попытался вернуться назад, но совладать с мощным потоком было невозможно - все равно как плыть против сильного течения могучей реки. Беккер обернулся. Двери оказались прямо перед ним, словно приглашая его принять участие в празднестве, до которого ему не было никакого дела. Внезапно он понял, что входит в собор.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru