Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Digital Fortress - Дэн Браун - Цифровая крепость

CHAPTER 95

ГЛАВА 95


The blood of Christ... the cup of salvation...

Кровь Христа... чаша спасения...


People gathered around the slumped body in the pew. Overhead, the frankincense swung its peaceful arcs. Hulohot wheeled wildly in the center aisle and scanned the church. He's got to be here! He spun back toward the altar.

Люди сгрудились вокруг бездыханного тела на скамье. Вверху мирно раскачивалась курильница. Халохот, расталкивая людей, двигался по центральному проходу, ища глазами намеченную жертву. Он где-то здесь! Халохот повернулся к алтарю.


Thirty rows ahead, holy communion was proceeding uninterrupted. Padre Gustaphes Herrera, the head chalice bearer, glanced curiously at the quiet commotion in one of the center pews; he was not concerned. Sometimes some of the older folks were overcome by the holy spirit and passed out. A little air usually did the trick.

В тридцати метрах впереди продолжалось святое причастие. Падре Херрера, главный носитель чаши, с любопытством посмотрел на одну из скамей в центре, где начался непонятный переполох, но вообще-то это его мало занимало. Иногда кому-то из стариков, которых посетил Святой Дух, становилось плохо. Только и делов - вывести человека на свежий воздух.


Meanwhile, Hulohot was searching frantically. Becker was nowhere in sight. A hundred or so people were kneeling at the long altar receiving communion. Hulohot wondered if Becker was one of them. He scanned their backs. He was prepared to shoot from fifty yards away and make a dash for it.

Халохот отчаянно озирался, но Беккера нигде не было видно. Сотни людей стояли на коленях перед алтарем, принимая причастие. Может быть, Беккер был среди них. Халохот внимательно оглядывал согнутые спины. Он приготовился стрелять метров с пятидесяти и продвигался вперед.


El cuerpo de Jesus, el pan del cielo.

El cuerpo de Jesus, el pan del cielo.


The young priest serving Becker communion gave him a disapproving stare. He could understand the stranger's eagerness to receive communion, but it was no excuse to cut inline.

Молодой священник, причащавший Беккера, смотрел на него с неодобрением. Ему было понятно нетерпение иностранца, но все-таки зачем рваться без очереди?


Becker bowed his head and chewed the wafer as best he could. He sensed something was happening behind him, some sort of disturbance. He thought of the man from whom he'd bought the jacket and hoped he had listened to his warning and not taken Becker's in exchange. He started to turn and look, but he feared the wire-rim glasses would be staring back. He crouched in hopes his black jacket was covering the back of his khaki pants. It was not.

Беккер наклонил голову и тщательно разжевывал облатку. Он почувствовал, что сзади что-то произошло, возникло какое-то замешательство, и подумал о человеке, у которого купил пиджак. Беккер надеялся, что тот внял его совету не надевать пока пиджак. Он начал было вертеть головой, но испугался, что очки в тонкой металлической оправе только этого и ждут, и весь сжался, надеясь, что черный пиджак хоть как-то прикроет его брюки защитного цвета. Увы, это было невозможно.


The chalice was coming quickly from his right. People were already swallowing their wine, crossing themselves, and standing to leave. Slow down! Becker was in no hurry to leave the altar. But with two thousand people waiting for communion and only eight priests serving, it was considered bad form to linger over a sip of wine.

Чаша быстро приближалась к нему справа. Люди отпивали по глотку вина, крестились и поднимались, направляясь к выходу. Хорошо бы помедленнее! Беккеру не хотелось так быстро уходить от алтаря, но когда две тысячи людей ждут причастия, а обслуживают их всего восемь священнослужителей, было бы неприличным медлить с этим священным глотком.


The chalice was just to the right of Becker when Hulohot spotted the mismatched khaki pants.

Чаша была уже совсем близко, когда Халохот заметил человека в пиджаке и брюках разного цвета.


" Estas ya muerto," he hissed softly. "You're already dead." Hulohot moved up the center aisle. The time for subtlety had passed. Two shots in the back, and he would grab the ring and run. The biggest taxi stand in Seville was half a block away on Mateus Gago. He reached for his weapon.

- Estas ya muerto, - тихо прошептал он, двигаясь по центральному проходу. Ты уже мертвец. Времени на какие-либо уловки уже не было. Два выстрела в спину, схватить кольцо и исчезнуть. Самая большая стоянка такси в Севилье находилась всего в одном квартале от Матеус-Гаго. Рука Халохота потянулась к пистолету.


Adiуs, Senor Becker...

Adios, Senor Becker...


La sangre de Cristo, la copa de la salvaciуn.

La sangre de Cristo, la сора de la salvacion.


The thick scent of red wine filled Becker's nostrils as Padre Herrera lowered the hand-polished, silver chalice. Little early for drinking, Becker thought as he leaned forward. But as the silver goblet dropped past eye level, there was a blur of movement. A figure, coming fast, his shape warped in the reflection of the cup.

Терпкий аромат красного вина ударил в ноздри Беккера, когда падре Херрера опустил перед ним серебряную, отполированную миллионами рук чашу. Немного рано для алкогольных напитков, подумал Беккер, наклоняясь. Когда серебряный кубок оказался на уровне его глаз, возникло какое-то движение, и в полированной поверхности смутно отразилась приближающаяся фигура.


Becker saw a flash of metal, a weapon being drawn. Instantly, unconsciously, like a runner from a starting block at the sound of a gun, Becker was vaulting forward. The priest fell back in horror as the chalice sailed through the air, and red wine rained down on white marble. Priests and altar boys went scattering as Becker dove over the communion rail. A silencer coughed out a single shot. Becker landed hard, and the shot exploded in the marble floor beside him. An instant later he was tumbling down three granite stairs into the valle, a narrow passageway through which the clergy entered, allowing them to rise onto the altar as if by divine grace.

Беккер заметил металлический блеск в тот самый миг, когда убийца поднимал пистолет, и, как спринтер, срывающийся с места при звуке стартового выстрела, рванулся вперед. Насмерть перепуганный священник упал, чаша взлетела вверх, и красное вино разлилось по белому мрамору пола. Монахи и служки у алтаря бросились врассыпную, а Беккер тем временем перемахнул через ограждение. Глушитель кашлянул, Беккер плашмя упал на пол. Пуля ударилась о мрамор совсем рядом, и в следующее мгновение он уже летел вниз по гранитным ступеням к узкому проходу, выходя из которого священнослужители поднимались на алтарь как бы по милости Божьей.


At the bottom of the steps, he stumbled and dove. Becker felt himself sliding out of control across the slick polished stone. A dagger of pain shot though his gut as he landed on his side. A moment later he was stumbling through a curtained entryway and down a set of wooden stairs.

У подножия ступенек Беккер споткнулся и, потеряв равновесие, неуправляемо заскользил по отполированному камню. Острая боль пронзила вес его тело, когда он приземлился на бок, но мгновение спустя он уже был на ногах и, скрываемый занавешенным входом, сбежал вниз по деревянным ступенькам.


Pain. Becker was running, through a dressing room. It was dark. There were screams from the altar. Loud footsteps in pursuit. Becker burst through a set of double doors and stumbled into some sort of study. It was dark, furnished with rich Orientals and polished mahogany. On the far wall was a life-size crucifix. Becker staggered to a stop. Dead end. He was at the tip of the cross. He could hear Hulohot closing fast. Becker stared at the crucifix and cursed his bad luck.

Превозмогая боль, он бежал через гардеробную. У алтаря кто-то кричал, за спиной у него слышались тяжелые шаги. Беккер толкнул двойную дверь и оказался в некотором подобии кабинета. Там было темно, но он разглядел дорогие восточные ковры и полированное красное дерево. На противоположной стене висело распятие в натуральную величину. Беккер остановился. Тупик. Стоя возле креста, он слушал, как приближаются шаги Халохота, смотрел на распятие и проклинал судьбу.


There was the sudden sound of breaking glass to Becker's left. He wheeled. A man in red robes gasped and turned to eye Becker in horror. Like a cat caught with a canary, the holy man wiped his mouth and tried to hide the broken bottle of holy communion wine at his feet.

Слева послышался звон разбитого стекла. Беккер повернулся и увидел человека в красном одеянии. Тот вскрикнул и испуганно посмотрел на Беккера. Как кот, пойманный с канарейкой в зубах, святой отец вытер губы и безуспешно попытался прикрыть разбившуюся бутылку вина для святого причастия.


"Salida!" Becker demanded. "Salida!" Let me out!

- Salida! - крикнул Беккер. - Salida! Выпустите меня!


Cardinal Guerra reacted on instinct. A demon had entered his sacred chambers screaming for deliverance from the house of God. Guerra would grant him that wish-immediately. The demon had entered at a most inopportune moment.

Кардинал Хуэрра послушно кивнул. Дьявол ворвался в святилище в поисках выхода из Божьего дома, так пусть он уйдет, и как можно скорее. Тем более что проник он сюда в самый неподходящий момент.


Pale, the cardinal pointed to a curtain on the wall to his left. Hidden behind the curtain was a door. He'd installed it three years ago. It led directly to the courtyard outside. The cardinal had grown tired of exiting the church through the front door like a common sinner.

Побледневший кардинал показал рукой на занавешенную стену слева от себя. Там была потайная дверь, которую он установил три года назад. Дверь вела прямо во двор. Кардиналу надоело выходить из церкви через главный вход подобно обычному грешнику.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru