Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Digital Fortress - Дэн Браун - Цифровая крепость

CHAPTER 96

ГЛАВА 96


Susan was wet and shivering, huddled on the Node 3 couch. Strathmore draped his suit coat over her shoulders. Hale's body lay a few yards away. The sirens blared. Like ice thawing on a frozen pond, TRANSLTR's hull let out a sharp crack.

Промокшая и дрожащая от холода, Сьюзан пристроилась на диванчике в Третьем узле. Стратмор прикрыл ее своим пиджаком. В нескольких метрах от них лежало тело Хейла. Выли сирены. Как весенний лед на реке, потрескивал корпус "ТРАНСТЕКСТА".


"I'm going down to kill power," Strathmore said, laying a reassuring hand on her shoulder. "I'll be right back."

- Я спущусь вниз и отключу электропитание, - сказал Стратмор, положив руку на плечо Сьюзан и стараясь ее успокоить. - И сразу же вернусь.


Susan stared absently after the commander as he dashed across the Crypto floor. He was no longer the catatonic man she'd seen ten minutes before. Commander Trevor Strathmore was back-logical, controlled, doing whatever was necessary to get the job done.

Сьюзан безучастно смотрела, как он направился в шифровалку. Это был уже не тот раздавленный отчаянием человек, каким она видела его десять минут назад. Коммандер Тревор Стратмор снова стал самим собой - человеком железной логики и самообладания, делающим то, что полагалось делать.


The final words of Hale's suicide note ran through her mind like a train out of control: Above all, I'm truly sorry about David Becker. Forgive me, I was blinded by ambition.

Последние слова предсмертной записки Хейла крутились у нее в голове, не повинуясь никаким приказам. "И в первую очередь я искренне сожалею о Дэвиде Беккере. Простите меня. Я был ослеплен своими амбициями".


Susan Fletcher's nightmare had just been confirmed. David was in danger... or worse. Maybe it was already too late. I'm truly sorry about David Becker.

Ее тревога не была напрасной. Дэвид в опасности... или того хуже. Быть может, уже поздно. "Я сожалею о Дэвиде Беккере".


She stared at the note. Hale hadn't even signed it-he'd just typed his name at the bottom: Greg Hale. He'd poured out his guts, pressed print, and then shot himself-just like that. Hale had sworn he'd never go back to prison; he'd kept his vow-he'd chosen death instead.

Она изучала записку. Хейл ее даже не подписал, просто напечатал свое имя внизу: Грег Хейл. Он все рассказал, нажал клавишу PRINT и застрелился. Хейл поклялся, что никогда больше не переступит порога тюрьмы, и сдержал слово, предпочтя смерть.


"David..." She sobbed. David!

- Дэвид... - всхлипывала она. - Дэвид!


At that moment, ten feet below the Crypto floor, Commander Strathmore stepped off the ladder onto the first landing. It had been a day of fiascoes. What had started out as a patriotic mission had swerved wildly out of control. The commander had been forced to make impossible decisions, commit horrific acts-acts he'd never imagined himself capable of.

В этот момент в нескольких метрах под помещением шифровалки Стратмор сошел с лестницы на площадку. Сегодняшний день стал для него днем сплошных фиаско. То, что началось как в высшей степени патриотическая миссия, самым неожиданным образом вышло из-под контроля. Коммандер был вынужден принимать невероятные решения, совершать чудовищные поступки, на которые, как ему казалось раньше, не был способен.


It was a solution! It was the only damn solution!

Это единственное решение! Единственное, что остается!


There was duty to think of: country and honor. Strathmore knew there was still time. He could shut down TRANSLTR. He could use the ring to save the country's most valuable databank. Yes, he thought, there was still time.

Нужно было думать о долге - о стране и о чести. Стратмор полагал, что у него еще есть время. Он мог отключить "ТРАНСТЕКСТ", мог, используя кольцо, спасти драгоценную базу данных. Да, подумал он, время еще есть.


Strathmore looked out over the disaster around him. The overhead sprinklers were on. TRANSLTR was groaning. The sirens blared. The spinning lights looked like helicopters closing in through dense fog. With every step, all he could see was Greg Hale-the young cryptographer gazing up, his eyes pleading, and then, the shot. Hale's death was for country... for honor. The NSA could not afford another scandal. Strathmore needed a scapegoat. Besides, Greg Hale was a disaster waiting to happen.

Он огляделся - кругом царил хаос. Наверху включились огнетушители. "ТРАНСТЕКСТ" стонал. Выли сирены. Вращающиеся огни напоминали вертолеты, идущие на посадку в густом тумане. Но перед его глазами был только Грег Хейл - молодой криптограф, смотрящий на него умоляющими глазами, и выстрел. Хейл должен был умереть - за страну... и честь. Агентство не может позволить себе еще одного скандала. Стратмору нужен был козел отпущения. Кроме всего прочего, Хейл был настоящим ходячим несчастьем, готовым свалиться на голову в любую минуту.


Strathmore's thoughts were jarred free by the sound of his cellular. It was barely audible over the sirens and hissing fumes. He snatched it off his belt without breaking stride.

Из задумчивости Стратмора вывел звонок мобильного телефона, едва слышный в завывании сирен и свисте пара. Не останавливаясь, он отстегнул телефон от брючного ремня.


"Speak."

- Говорите.


"Where's my pass-key?" a familiar voice demanded.

- Где мой ключ? - прозвучал знакомый голос.


"Who is this?" Strathmore yelled over the din.

- Кто со мной говорит? - крикнул Стратмор, стараясь перекрыть шум.


"It's Numataka!" the angry voice bellowed back. "You promised me a pass-key!"

- Нуматака! - огрызнулся сердитый голос. - Вы обещали мне ключ!


Strathmore kept moving.

Стратмор не остановился.


"I want Digital Fortress!" Numataka hissed.

- Мне нужна "Цифровая крепость!" - настаивал Нуматака.


"There is no Digital Fortress!" Strathmore shot back.

- Никакой "Цифровой крепости" не существует! - сказал Стратмор.


"What?"

- Что?


"There is no unbreakable algorithm!"

- Не существует алгоритма, не поддающегося взлому.


"Of course there is! I've seen it on the Internet! My people have been trying to unlock it for days!"

- Нет, существует! Я видел его в Интернете! Мои люди несколько дней пытаются его взломать!


"It's an encrypted virus, you fool-and you're damn lucky you can't open it!"

- Это зашифрованный вирус, болван; ваше счастье, что вам не удалось его вскрыть!


"But-"

- Но...


"The deal is off!" Strathmore yelled. "I'm not North Dakota. There is no North Dakota! Forget I ever mentioned it!" He clamped the cellular shut, turned off the ringer, and rammed it back on his belt. There would be no more interruptions.

- Сделка отменяется! - крикнул Стратмор. - Я не Северная Дакота. Нет никакой Северной Дакоты! Забудьте о ней! - Он отключил телефон и запихнул за ремень. Больше ему никто не помешает.


Twelve thousand miles away, Tokugen Numataka stood stunned at his plate-glass window. His Umami cigar hung limply in his mouth. The deal of his lifetime had just disintegrated before his eyes.

В двенадцати тысячах миль от этого места Токуген Нуматака в полной растерянности застыл у окна своего кабинета. Сигара "умами" безжизненно свисала изо рта. Сделка всей его жизни только что распалась - за каких-то несколько минут.


Strathmore kept descending. The deal is off. Numatech Corp. would never get the unbreakable algorithm... and the NSA would never get its back door.

Стратмор продолжал спуск. Сделка отменяется. "Нуматек корпорейшн" никогда не получит невзламываемый алгоритм... а агентство - "черный ход" в "Цифровую крепость".


Strathmore's dream had been a long time in the planning-he'd chosen Numatech carefully. Numatech was wealthy, a likely winner of the pass-key auction. No one would think twice if it ended up with the key. Conveniently there was no company less likely to be suspected of consorting with the U.S. government. Tokugen Numataka was old-world Japan-death before dishonor. He hated Americans. He hated their food, he hated their customs, and most of all, he hated their grip on the world's software market.

Он очень долго планировал, как осуществит свою мечту, и выбрал Нуматаку со всей тщательностью. "Нуматек" - богатая фирма, наиболее вероятный победитель аукциона. Ни у кого не вызовет подозрений, если ключ попадет именно к ним. И что особенно удачно - эту компанию меньше всего можно было заподозрить в том, что она состоит в сговоре с американским правительством. Токуген Нуматака воплощал старую Японию, его девиз - "Лучше смерть, чем бесчестье". Он ненавидел американцев. Ненавидел американскую еду, американские нравы, но более всего ему было ненавистно то, что американцы железной хваткой держали мировой рынок компьютерных программ.


Strathmore's vision had been bold-a world encryption standard with a back door for the NSA. He'd longed to share his dream with Susan, to carry it out with her by his side, but he knew he could not. Even though Ensei Tankado's death would save thousands of lives in the future, Susan would never have agreed; she was a pacifist. I'm a pacifist too, thought Strathmore, I just don't have the luxury of acting like one.

У Стратмора был смелый план - создать всемирный стандарт шифрования с "черным ходом" для Агентства национальной безопасности. Он страстно желал разделить эту мечту со Сьюзан, осуществить ее с ней вместе, но знал, что это невозможно. Хотя смерть Энсея Танкадо спасет в будущем тысячи жизней, Сьюзан никогда не примет ничего подобного: она убежденная пацифистка. "Я тоже пацифист, - подумал Стратмор, - я просто не могу позволить себе роскошь вести себя как пацифист".


There had never been any doubt in the commander's mind who would kill Tankado. Tankado was in Spain-and Spain meant Hulohot. The forty-two-year-old Portuguese mercenary was one of the commander's favorite pros. He'd been working for the NSA for years. Born and raised in Lisbon, Hulohot had done work for the NSA all over Europe. Never once had his kills been traced back to Fort Meade. The only catch was that Hulohot was deaf; telephone communication was impossible. Recently Strathmore had arranged for Hulohot to receive the NSA's newest toy, the Monocle computer. Strathmore bought himself a SkyPager and programmed it to the same frequency. From that moment on, his communication with Hulohot was not only instantaneous but also entirely untraceable.

У него никогда не возникало сомнений по поводу того, кто убьет Танкадо. Танкадо находился в Испании, а Испания - вотчина Халохота. Сорокадвухлетний португальский наемник был одним из лучших профессионалов, находящихся в его распоряжении. Он уже много лет работал на АНБ. Родившийся и выросший в Лиссабоне, он выполнял задания агентства по всей Европе. Его ни разу не удалось разоблачить, указав на Форт- Мид. Единственная беда - Халохот глухой, с ним нельзя связаться по телефону. Недавно Стратмор сделал так, что Халохота снабдили новейшей игрушкой АНБ - компьютером "Монокль". Себе Стратмор купил "Скайпейджер", который запрограммировал на ту же частоту. Начиная с этого момента его связь с Халохотом стала не только мгновенной, но и абсолютно неотслеживаемой.


The first message Strathmore had sent Hulohot left little room for misunderstanding. They had already discussed it. Kill Ensei Tankado. Obtain pass-key.

Первое послание, которое он отправил Халохоту, не оставляло места сомнениям, тем более что они это уже обсуждали: убить Энсея Танкадо и захватить пароль.


Strathmore never asked how Hulohot worked his magic, but somehow he had done it again. Ensei Tankado was dead, and the authorities were convinced it was a heart attack. A textbook kill-except for one thing. Hulohot had misjudged the location. Apparently Tankado dying in a public place was a necessary part of the illusion. But unexpectedly, the public had appeared too soon. Hulohot was forced into hiding before he could search the body for the pass-key. When the dust settled, Tankado's body was in the hands of Seville's coroner.

Стратмор никогда не спрашивал у Халохота, как тот творил свои чудеса: тот просто каким-то образом повторял их снова и снова. Энсей Танкадо мертв, власти убеждены, что это сердечный приступ, прямо как в учебнике, кроме одного обстоятельства. Халохот ошибся с местом действия. Быть может, смерть Танкадо в публичном месте была необходимостью, однако публика возникла чересчур быстро. Халохот был вынужден скрыться, не успев обыскать убитого, найти ключ. А когда пыль осела, тело Танкадо попало в руки местной полиции.


Strathmore was furious. Hulohot had blown a mission for the first time ever-and he'd picked an inauspicious time to do it. Getting Tankado's pass-key was critical, but Strathmore knew that sending a deaf assassin into the Seville morgue was a suicide mission. He had pondered his other options. A second scheme began to materialize. Strathmore suddenly saw a chance to win on two fronts-a chance to realize two dreams instead of just one. At six-thirty that morning, he had called David Becker.

Стратмор был взбешен. Халохот впервые сорвал задание, выбрав неблагоприятные время и место. Получить ключ было необходимо, но Стратмор отлично понимал, что посылать глухого киллера в севильский морг было бы настоящим самоубийством. И тогда он стал искать иные возможности. Так начал обретать форму второй план. Стратмор вдруг увидел шанс выиграть на двух фронтах сразу, осуществить две мечты, а не одну. В шесть тридцать в то утро он позвонил Дэвиду Беккеру.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru