Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Dan Brown - Digital Fortress - Дэн Браун - Цифровая крепость

CHAPTER 110

ГЛАВА 110


Jabba stared blankly at the printout Soshi had just handed him. Pale, he wiped his forehead on his sleeve.

Невидящими глазами Джабба смотрел на распечатку, которую ему вручила Соши. Он побледнел и вытер рукавом пот со лба.


"Director, we have no choice. We've got to kill power to the databank."

- Директор, у нас нет выбора. Мы должны вырубить питание главного банка данных.


"Unacceptable," Fontaine replied. "The results would be devastating."

- Это невозможно, - сказал директор. - Вы представляете, каковы будут последствия?


Jabba knew the director was right. There were over three thousand ISDN connections tying into the NSA databank from all over the world. Every day military commanders accessed up-to-the-instant satellite photos of enemy movement. Lockheed engineers downloaded compartmentalized blueprints of new weaponry. Field operatives accessed mission updates. The NSA databank was the backbone of thousands of U.S. government operations. Shutting it down without warning would cause life-and-death intelligence blackouts all over the globe.

Джабба отлично знал, что директор прав. Более трех тысяч узлов Независимой цифровой сети связывают весь мир с базой данных агентства. Каждый день военные оценивают моментальные спутниковые снимки всех передвижений по территории потенциальных противников. Инженеры компании "Локхид" скачивают подробные чертежи новых систем вооружения. Оперативные агенты сообщают последние данные о ходе выполнения поставленных перед ними задач. Банк данных АНБ - это основа основ тысяч правительственных операций. Отключить все это без подготовки - значит парализовать разведдеятельность во всем мире.


"I'm aware of the implications, sir," Jabba said, "but we have no choice."

- Я отдаю себе отчет в последствиях, сэр, - сказал Джабба, - но у нас нет выбора.


"Explain yourself," Fontaine ordered. He shot a quick glance at Susan standing beside him on the podium. She seemed miles away.

- Объясните, - потребовал Фонтейн. Он посмотрел на Сьюзан, стоявшую рядом с ним на платформе. Казалось, все происходящее было от нее безумно далеко.


Jabba took a deep breath and wiped his brow again. From the look on his face, it was clear to the group on the podium that they were not going to like what he had to say.

Джабба вздохнул и снова вытер пот со лба. По выражению его лица было ясно: то, что он собирается сказать, не понравится директору и остальным.


"This worm," Jabba began. "This worm is not an ordinary degenerative cycle. It's a selective cycle. In other words, it's a worm with taste."

- Этот червь, - начал он, - не обычный переродившийся цикл. Это избирательный цикл. Иными словами, это червь со своими пристрастиями.


Brinkerhoff opened his mouth to speak, but Fontaine waved him off.

Бринкерхофф открыл рот, собираясь что-то сказать, но Фонтейн движением руки заставил его замолчать.


"Most destructive applications wipe a databank clean, "Jabba continued, "but this one is more complex. It deletes only those files that fall within certain parameters."

- Самое разрушительное последствие - полное уничтожение всего банка данных, - продолжал Джабба, - но этот червь посложнее. Он стирает только те файлы, которые отвечают определенным параметрам.


"You mean it won't attack the whole databank?" Brinkerhoff asked hopefully. "That's good, right?"

- Вы хотите сказать, что он не нападет на весь банк данных? - с надеждой спросил Бринкерхофф. - Это ведь хорошо, правда?


"No!" Jabba exploded. "It's bad! It's very fucking bad!"

- Нет! - взорвался Джабба. - Это плохо! Это очень и очень плохо!


"Cool it!" Fontaine ordered. "What parameters is this worm looking for? Military? Covert ops?"

- Спокойствие, - потребовал Фонтейн. - На какие же параметры нацелен этот червь? На военную информацию? Тайные операции?


Jabba shook his head. He eyed Susan, who was still distant, and then Jabba's eyes rose to meet the director's.

Джабба покачал головой и бросил взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему была где-то далеко, потом посмотрел в глаза директору.


"Sir, as you know, anyone who wants to tie into this databank from the outside has to pass a series of security gates before they're admitted."

- Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты.


Fontaine nodded. The databank's access hierarchies were brilliantly conceived; authorized personnel could dial in via the Internet and World Wide Web. Depending on their authorization sequence, they were permitted access to their own compartmentalized zones.

Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности.


"Because we're tied to the global Internet, "Jabba explained, "hackers, foreign governments, and EFF sharks circle this databank twenty-four hours a day and try to break in."

- Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь.


"Yes," Fontaine said, "and twenty-four hours a day, our security filters keep them out. What's your point?"

- Да, - сказал Фонтейн, - и двадцать четыре часа в сутки наши фильтры безопасности их туда не пускают. Так что вы хотите сказать?


Jabba gazed down at the printout.

Джабба заглянул в распечатку.


"My point is this. Tankado's worm is not targeting our data." He cleared his throat. "It's targeting our security filters."

- Вот что я хочу сказать. Червь Танкадо не нацелен на наш банк данных. - Он откашлялся. - Он нацелен на фильтры безопасности.


Fontaine blanched. Apparently he understood the implications-this worm was targeting the filters that kept the NSA databank confidential. Without filters, all of the information in the databank would become accessible to everyone on the outside.

Фонтейн побледнел. Он, конечно, понял, чем это грозит: червь сожрет фильтры, содержащие информацию в тайне, и без них она станет доступна всем без исключения.


"We need to shut down," Jabba repeated. "In about an hour, every third grader with a modem is going to have top U.S. security clearance."

- Нам необходимо отключиться от Интернета, - продолжил Джабба. - Приблизительно через час любой третьеклассник с модемом получит высший уровень допуска к американской секретной информации.


Fontaine stood a long moment without saying a word.

Фонтейн погрузился в раздумья.


Jabba waited impatiently and finally turned to Soshi.

Джабба терпеливо ждал, наконец не выдержал и крикнул ассистентке:


"Soshi! VR! NOW!"

- Соши! ВР! Немедленно!


Soshi dashed off.

Соши побежала к своему терминалу.


Jabba relied on VR often. In most computer circles, VR meant "virtual reality," but at the NSA it meant vis-rep-visual representation. In a world full of technicians and politicians all having different levels of technical understanding, a graphic representation was often the only way to make a point; a single plummeting graph usually aroused ten times the reaction inspired by volumes of spreadsheets. Jabba knew a VR of the current crisis would make its point instantly.

Джабба нередко прибегал к ВР, что в компьютерных кругах означало "виртуальная реальность", но в АНБ это сокращение имело несколько иной смысл - "визуальная репрезентация". В мире технических служащих и политиков, имеющих чрезвычайно разные уровни понимания, визуальная репрезентация нередко была единственным способом что-либо доказать: взмывающая вверх кривая производит куда более сильное впечатление, чем целые тома рассуждений. Джабба понимал, что ВР текущего кризиса со всей наглядностью объяснит то, что он хотел сказать.


"VR!" Soshi yelled from a terminal at the back of the room.

- ВР! - крикнула Соши, усаживаясь за компьютер в задней части комнаты.


A computer-generated diagram flashed to life on the wall before them. Susan gazed up absently, detached from the madness around her. Everyone in the room followed Jabba's gaze to the screen.

На стене ожила связанная с компьютером диаграмма. Сьюзан рассеянно подняла на нее глаза, безучастная к царившему вокруг нее безумию. Все в комнате дружно повернули головы.


The diagram before them resembled a bull's-eye. In the center was a red circle marked data. Around the center were five concentric circles of differing thickness and color. The outermost circle was faded, almost transparent.

Диаграмма чем-то напоминала бычий глаз. В центре находился красный кружок с надписью БАЗА, вокруг которого располагались пять концентрических окружностей разной толщины и разного цвета. Внешняя окружность была затуманена и казалась почти прозрачной.


"We've got a five-tier level of defense," Jabba explained. "A primary Bastion Host, two sets of packet filters for FTP and X-eleven, a tunnel block, and finally a PEM-based authorization window right off the Truffle project. The outside shield that's disappearing represents the exposed host. It's practically gone. Within the hour, all five shields will follow. After that, the world pours in. Every byte of NSA data becomes public domain."

- У нас имеется пять уровней защиты, - объяснял Джабба. - "Главный бастион", два набора пакетных фильтров для Протокола передачи файлов, Х-одиннадцать, туннельный блок и, наконец, окно авторизации справа от проекта "Трюфель". Внешний щит, исчезающий на наших глазах, - открытый главный компьютер. Этот щит практически взломан. В течение часа то же самое случится с остальными пятью. После этого сюда полезут все, кому не лень. Каждый бит информации АНБ станет общественным достоянием.


Fontaine studied the VR, his eyes smoldering.

Фонтейн внимательно изучал ВР, глаза его горели.


Brinkerhoff let out a weak whimper.

Бринкерхофф слабо вскрикнул:


"This worm can open our databank to the world?"

- Этот червь откроет наш банк данных всему миру?


"Child's play for Tankado," Jabba snapped. "Gauntlet was our fail-safe. Strathmore blew it."

- Для Танкадо это детская забава, - бросил Джабба. - Нашим главным стражем была система "Сквозь строй", а Стратмор вышвырнул ее в мусорную корзину.


"It's an act of war," Fontaine whispered, an edge in his voice.

- Это объявление войны, - прошептал Фонтейн срывающимся голосом.


Jabba shook his head.

Джабба покачал головой:


"I really doubt Tankado ever meant for it to go this far. I suspect he intended to be around to stop it."

- Лично я сомневаюсь, что Танкадо собирался зайти так далеко. Я думаю, он собирался оставаться поблизости и вовремя все это остановить.


Fontaine gazed up at the screen and watched the first of the five walls disappear entirely.

Глядя на экран, Фонтейн увидел, как полностью исчезла первая из пяти защитных стен.


"Bastion Host is toast!" a technician yelled from the back of the room. "Second shield's exposed!"

- Бастион рухнул! - крикнул техник, сидевший в задней части комнаты. - Обнажился второй щит!


"We've got to start shutting down," Jabba urged. "From the looks of the VR, we've got about forty-five minutes. Shutdown is a complex process."

- Нужно приступать к отключению, - настаивал Джабба. - Судя по ВР, у нас остается около сорока пяти минут. Отключение - сложный процесс.


It was true. The NSA databank had been constructed in such a way as to ensure it would never lose power-accidentally or if attacked. Multiple fail-safes for phone and power were buried in reinforced steel canisters deep underground, and in addition to the feeds from within the NSA complex, there were multiple backups off main public grids. Shutting down involved a complex series of confirmations and protocols-significantly more complicated than the average nuclear submarine missile launch.

Это была правда. Банк данных АНБ был сконструирован таким образом, чтобы никогда не оставался без электропитания - в результате случайности или злого умысла. Многоуровневая защита силовых и телефонных кабелей была спрятана глубоко под землей в стальных контейнерах, а питание от главного комплекса АНБ было дополнено многочисленными линиями электропитания, независимыми от городской системы снабжения. Поэтому отключение представляло собой сложную серию подтверждений и протоколов, гораздо более сложную, чем запуск ядерной ракеты с подводной лодки.


"We have time," Jabba said, "if we hurry. Manual shutdown should take about thirty minutes."

- У нас есть время, но только если мы поспешим, - сказал Джабба. - Отключение вручную займет минут тридцать.


Fontaine continued staring up at the VR, apparently pondering his options.

Фонтейн по-прежнему смотрел на ВР, перебирая в уме остающиеся возможности.


"Director!" Jabba exploded. "When these firewalls fall, every user on the planet will be issued top-security clearance! And I'm talking upper level! Records of covert ops! Overseas agents! Names and locations of everyone in the federal witness protection program! Launch code confirmations! We must shut down! Now!"

- Директор! - взорвался Джабба. - Когда эти стены рухнут, вся планета получит высший уровень допуска к нашим секретам! Высший уровень! К отчетам о секретных операциях! К зарубежной агентурной сети! Им станут известны имена и местонахождение всех лиц, проходящих по федеральной программе защиты свидетелей, коды запуска межконтинентальных ракет! Мы должны немедленно вырубить электроснабжение! Немедленно!


The director seemed unmoved.

Казалось, на директора его слова не произвели впечатления.


"There must be some other way."

- Должен быть другой выход.


"Yes," Jabba spat, "there is! The kill-code! But the only guy who knows it happens to be dead!"

- Да, - в сердцах бросил Джабба. - Шифр-убийца! Но единственный человек, которому известен ключ, мертв!


"How about brute force?" Brinkerhoff blurted. "Can we guess the kill-code?"

- А метод "грубой силы"? - предложил Бринкерхофф. - Можно ли с его помощью найти ключ?


Jabba threw up his arms.

Джабба всплеснул руками.


"For Christ sake! Kill-codes are like encryption keys-random! Impossible to guess! If you think you can type 600 trillion entries in the next forty-five minutes, be my guest!"

- Ради всего святого! Шифры-убийцы похожи на любые другие - они так же произвольны! Угадать ключи к ним невозможно. Если вы думаете, что можно ввести шестьсот миллионов ключей за сорок пять минут, то пожалуйста!


"The kill-code's in Spain," Susan offered weakly. Everyone on the podium turned. It was the first thing she had said in a long time.

- Ключ находится в Испании, - еле слышно произнесла Сьюзан, и все повернулись к ней. Это были ее первые слова за очень долгое время.


Susan looked up, bleary-eyed.

Сьюзан подняла голову. Глаза ее были затуманены.


"Tankado gave it away when he died."

- Танкадо успел отдать его за мгновение до смерти.


Everyone looked lost.

Все были в растерянности.


"The pass-key..." Susan shivered as she spoke. "Commander Strathmore sent someone to find it."

- Ключ... - Ее передернуло. - Коммандер Стратмор отправил кого-то в Испанию с заданием найти ключ.


"And?" Jabba demanded. "Did Strathmore's man find it?"

- И что? - воскликнул Джабба. - Человек Стратмора его нашел?


Susan tried to fight it, but the tears began to flow.

Сьюзан, больше не в силах сдержать слезы, разрыдалась.


"Yes," she choked. "I think so."

- Да, - еле слышно сказала она. - Полагаю, что да.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru