Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 6 - ГЛАВА 6.

"Sauniere drew a goddess symbol on his stomach?"

- Так, выходит, Соньер нарисовал у себя на животе символ богини?


Langdon had to admit, it seemed odd.

Лэнгдон был вынужден согласиться с Фашем, что это несколько странно.


"In its most specific interpretation, the pentacle symbolizes Venus-the goddess of female sexual love and beauty."

- Есть еще более специфичная интерпретация. Пятиконечная звезда символизирует Венеру, богиню любви и красоты.


Fache eyed the naked man, and grunted.

Фаш взглянул на голого мужчину, безжизненно распростертого на полу, и что-то проворчал себе под нос.


"Early religion was based on the divine order of Nature. The goddess Venus and the planet Venus were one and the same. The goddess had a place in the nighttime sky and was known by many names-Venus, the Eastern Star, Ishtar, Astarte-all of them powerful female concepts with ties to Nature and Mother Earth."

- Ранние религии основывались на божественном начале Природы. Богиня Венера и планета Венера - это одно и то же. Богиня занимает свое место на ночном небе и известна под многими именами - Венера, Восточная звезда, Иштар, Астарте. И все они символизировали могущественное женское начало, связанное с Природой и Матерью Землей.


Fache looked more troubled now, as if he somehow preferred the idea of devil worship.

Фаш отчего-то забеспокоился. Точно предпочитал идею поклонения дьяволу.


Langdon decided not to share the pentacle's most astonishing property-the graphic origin of its ties to Venus. As a young astronomy student, Langdon had been stunned to learn the planet Venus traced a perfect pentacle across the ecliptic sky every four years. So astonished were the ancients to observe this phenomenon, that Venus and her pentacle became symbols of perfection, beauty, and the cyclic qualities of sexual love. As a tribute to the magic of Venus, the Greeks used her four-year cycle to organize their Olympiads. Nowadays, few people realized that the four-year schedule of modern Olympic Games still followed the cycles of Venus. Even fewer people knew that the five-pointed star had almost become the official Olympic seal but was modified at the last moment-its five points exchanged for five intersecting rings to better reflect the games' spirit of inclusion and harmony.

Лэнгдон решил не вдаваться в подробности и не стал говорить о, возможно, самом удивительном свойстве звезды: графическом доказательстве ее связи с Венерой. Будучи еще студентом факультета астрономии, Лэнгдон с удивлением узнал, что каждые восемь лет планета Венера описывает абсолютно правильный пентакл по большому кругу небесной сферы. Древние люди заметили это явление и были так потрясены, что Венера и ее пентакл стали символами совершенства, красоты и циничности сексуальной любви. Как бы отдавая дань этому явлению, древние греки устраивали Олимпийские игры каждые восемь лет. Сегодня лишь немногие знают, что современные Олимпиады следуют половинному циклу Венеры. Еще меньше людей знают о том, что пятиконечная звезда едва не стала символом Олимпийских игр, но в последний момент его модифицировали: пять остроконечных концов звезды заменили пятью кольцами, по мнению организаторов, лучше отражающими дух участия и гармонию игр.


"Mr. Langdon," Fache said abruptly. "Obviously, the pentacle must also relate to the devil. Your American horror movies make that point clearly."

- Мистер Лэнгдон, - сказал Фаш, - видимо, этот ваш пентакл все же может иметь отношение и к дьяволу. Во всяком случае, в ваших американских ужастиках он имеет именно такой смысл.


Langdon frowned. Thank you, Hollywood. The five-pointed star was now a virtual cliche in Satanic serial killer movies, usually scrawled on the wall of some Satanist's apartment along with other alleged demonic symbology. Langdon was always frustrated when he saw the symbol in this context; the pentacle's true origins were actually quite godly.

Лэнгдон нахмурился. Большое тебе спасибо, Голливуд Пятиконечная звезда превратилась в виртуальное клише в сериалах ужасов об убийцах-сатанистах. Такими звездами были расписаны стены жилищ сатанистов, они красовались там нарду с другой демонической символикой. Лэнгдон приходил в отчаяние, видя, что символ используется именно в таком контексте, ведь изначально пятиконечная звезда символизировала только добро.


"I assure you," Langdon said, "despite what you see in the movies, the pentacle's demonic interpretation is historically inaccurate. The original feminine meaning is correct, but the symbolism of the pentacle has been distorted over the millennia. In this case, through bloodshed."

- Уверяю вас, - ответил он, - несмотря на то что вы видите в кино, демоническая интерпретация звезды абсолюта неверна с исторической точки зрения. Издревле она символизировала женское начало, но, конечно, за тысячелетия значение символа было искажено. В данном случае - через кровопролитие.


"I'm not sure I follow."

- Что-то я не пойму...


Langdon glanced at Fache's crucifix, uncertain how to phrase his next point.

Лэнгдон покосился на булавку в галстуке Фаша, опасаясь, что слова его будут истолкованы неверно.


"The Church, sir. Symbols are very resilient, but the pentacle was altered by the early Roman Catholic Church. As part of the Vatican's campaign to eradicate pagan religions and convert the masses to Christianity, the Church launched a smear campaign against the pagan gods and goddesses, recasting their divine symbols as evil."

- Церковь, сэр. Как правило, символы очень устойчивы, но пентакл был изменен Римской католической церковью на ранней стадии ее развития. То была часть кампании Ватикана по уничтожению языческих религий и обращению масс в христианство. И Церковь активно боролась с языческими богами и богинями, представляя их священные символы символам зла.


"Go on."

- Продолжайте.


"This is very common in times of turmoil," Langdon continued. "A newly emerging power will take over the existing symbols and degrade them over time in an attempt to erase their meaning. In the battle between the pagan symbols and Christian symbols, the pagans lost; Poseidon's trident became the devil's pitchfork, the wise crone's pointed hat became the symbol of a witch, and Venus's pentacle became a sign of the devil." Langdon paused. "Unfortunately, the United States military has also perverted the pentacle; it's now our foremost symbol of war. We paint it on all our fighter jets and hang it on the shoulders of all our generals." So much for the goddess of love and beauty.

- Это случается весьма часто во времена великих потрясений, - сказал Лэнгдон. - Любая новая сила старается переделать существующие символы, скомпрометировать их, уничтожить или исказить их первоначальное значение. В борьбе между языческими и христианскими символами проиграли первые. Трезубец Посейдона превратился в вилы дьявола, остроконечный колпак мудреца - в головной убор ведьмы. А пятиконечная звезда Венеры стала знаком дьявола. - Лэнгдон выдержал паузу. - К сожалению, даже военное ведомство США использовало пятиугольник: теперь он является главным символом войны. Мы рисуем эту звездочку на бортах наших истребителей, украшаем ею погоны наших генералов. - И прощай, богиня любви и красоты.


"Interesting." Fache nodded toward the spread-eagle corpse. "And the positioning of the body? What do you make of that?"

- Интересно, - протянул Фаш и покосился на распростертый на паркете труп. - Ну а положение тела? Оно вам о чем-нибудь говорит?


Langdon shrugged.

Лэнгдон пожал плечами:


"The position simply reinforces the reference to the pentacle and sacred feminine."

- Подобное положение просто подчеркивает связь с пятиугольником и священным женским началом.


Fache's expression clouded. "I beg your pardon?"

- Простите, не понял...


"Replication. Repeating a symbol is the simplest way to strengthen its meaning. Jacques Sauniere positioned himself in the shape of a five-pointed star." If one pentacle is good, two is better.

- Это называется репликацией. Повторение символа - простейший способ усилить его значение. Жак Соньер хотел, чтобы тело его походило на пятиконечную звезду. - Один пентакл хорошо, а два лучше.


Fache's eyes followed the five points of Sauniere's arms, legs, and head as he again ran a hand across his slick hair.

Фаш окинул долгим взглядом руки, ноги и голову Соньера, потом пригладил и без того прилизанные волосы.


"Interesting analysis." He paused. "And the nudity?" He grumbled as he spoke the word, sounding repulsed by the sight of an aging male body. "Why did he remove his clothing?"

- Любопытный анализ, - заметил он. И после паузы добавил: - Ну а то, что он обнажен? - Фаш слегка поморщился, произнося это последнее слово, точно тело голого пожилого мужчины вызывало у него отвращение. - Зачем он снял с себя всю одежду?


Damned good question, Langdon thought. He'd been wondering the same thing ever since he first saw the Polaroid. His best guess was that a naked human form was yet another endorsement of Venus-the goddess of human sexuality. Although modern culture had erased much of Venus's association with the male/female physical union, a sharp etymological eye could still spot a vestige of Venus's original meaning in the word "venereal." Langdon decided not to go there.

Чертовски хороший вопрос, подумал Лэнгдон. Он и сам удивился тому же, как только увидел снимок. Скорее всего обнаженное человеческое тело было призвано подчеркнуть близость Венере, богине сексуальности. И хотя современная культура почерпнула немало ассоциаций с Венерой из физического союза мужчины и женщины, не нужно было быть лингвистом-этимологом, чтобы догадаться, что корень "Венера" присутствовал и в таком, к примеру, слове, как "венерические", когда речь шла о заболеваниях. Но Лэнгдон решил не углубляться в эту тему.


"Mr. Fache, I obviously can't tell you why Mr. Sauniere drew that symbol on himself or placed himself in this way, but I can tell you that a man like Jacques Sauniere would consider the pentacle a sign of the female deity. The correlation between this symbol and the sacred feminine is widely known by art historians and symbologists."

- Мистер Фаш, я не смогу сказать вам, почему Жак Соньер нарисовал этот символ у себя на животе, не смогу сказать, почему он принял такую странную позу. Но с уверенностью заявляю, что такой человек, как Соньер, вполне мог рассматривать пятиконечную звезду как знак божественного женского начала. Связь между этим символом и священной женственностью хорошо известна историкам и ученым, изучающим символы.


"Fine. And the use of his own blood as ink?"

- Прекрасно. Ну а использовать собственную кровь в качестве чернил?


"Obviously he had nothing else to write with."

- Очевидно, ему просто было больше нечем писать. Фаш помолчал, потом заметил:


Fache was silent a moment. "Actually, I believe he used blood such that the police would follow certain forensic procedures."

- Лично мне кажется, он использовал кровь, чтобы заставить полицию провести определенную судебно-медицинскую экспертизу.


"I'm sorry?"

- Простите?


"Look at his left hand."

- Взгляните на его левую руку.


Langdon's eyes traced the length of the curator's pale arm to his left hand but saw nothing. Uncertain, he circled the corpse and crouched down, now noting with surprise that the curator was clutching a large, felt-tipped marker.

Лэнгдон окинул взглядом белую руку, от плеча до кисти, но ничего особенного не заметил. Тогда он обошел тело, нагнулся и с удивлением увидел, что пальцы куратора сжимают большой маркер с фетровым острием.


"Sauniere was holding it when we found him," Fache said, leaving Langdon and moving several yards to a portable table covered with investigation tools, cables, and assorted electronic gear. "As I told you," he said, rummaging around the table, "we have touched nothing. Are you familiar with this kind of pen?"

- Соньер держал его, когда мы обнаружили тело, - сказал Фаш. Отошел от Лэнгдона и приблизился к раскладному столику, на котором были разложены инструменты, провода, какие-то электронные штуковины. - Как я уже говорил вам, - сказал он, перебирая предметы на столе, - мы ничего не трогали на месте преступления. Вам знаком этот тип ручки?


Langdon knelt down farther to see the pen's label.

Лэнгдон наклонился еще ниже, всматриваясь в надпись на маркере.


STYLO DE LUMIERE NOIRE.

STYLO DE LUMIERE NOIRE


He glanced up in surprise.

Он удивленно поднял глаза на Фаша.


The black-light pen or watermark stylus was a specialized felt-tipped marker originally designed by museums, restorers, and forgery police to place invisible marks on items. The stylus wrote in a noncorrosive, alcohol-based fluorescent ink that was visible only under black light. Nowadays, museum maintenance staffs carried these markers on their daily rounds to place invisible "tick marks" on the frames of paintings that needed restoration.

Маркеры такого типа, снабженные специальным фетровым острием, обычно использовались музейными сотрудниками, реставраторами и полицией для нанесения невидимых отметин на предметы. Писали такие ручки флуоресцентными чернилами на спиртовой основе, и написанное можно было прочесть лишь в темноте. В частности, музейные сотрудники помечают такими маркерами рамы полотен, требующих реставрации.


As Langdon stood up, Fache walked over to the spotlight and turned it off. The gallery plunged into sudden darkness.

Лэнгдон выпрямился, а Фаш меж тем подошел к лампе и выключил ее. Галерея погрузилась в полную тьму.


Momentarily blinded, Langdon felt a rising uncertainty. Fache's silhouette appeared, illuminated in bright purple. He approached carrying a portable light source, which shrouded him in a violet haze.

Мгновенно "ослепший" Лэнгдон чувствовал себя неуверенно. Но вот глаза постепенно привыкли к темноте, и он различил силуэт Фаша в красноватом освещении. Тот шел к нему, держа в руках какой-то особый источник света, окутывавший его красновато-фиолетовой дымкой.


"As you may know," Fache said, his eyes luminescing in the violet glow, "police use black-light illumination to search crime scenes for blood and other forensic evidence. So you can imagine our surprise..." Abruptly, he pointed the light down at the corpse.

- Возможно, вам известно, - сказал Фаш, - что в полиции используют подобное освещение на месте преступления, когда ищут следы крови и другие улики, подлежащие экспертизе. Так что можете вообразить, каково было наше удивление... - Тут он устремил свет лампы на труп.


Langdon looked down and jumped back in shock.

Лэнгдон посмотрел и вздрогнул от неожиданности.


His heart pounded as he took in the bizarre sight now glowing before him on the parquet floor. Scrawled in luminescent handwriting, the curator's final words glowed purple beside his corpse. As Langdon stared at the shimmering text, he felt the fog that had surrounded this entire night growing thicker.

Сердце стучало все сильнее. На паркетном полу рядом с трупом проступили светящиеся пурпурные буквы. Последние слова куратора. Всматриваясь в знаки, Лэнгдон почувствовал, что туман, окутывавший всю эту историю с самого начала, сгущается.


Langdon read the message again and looked up at Fache.

Он еще раз перечитал увиденное и взглянул на Фаша:


"What the hell does this mean!"

- Что, черт побери, это означает?


Fache's eyes shone white.

Глаза Фаша отливали белым.


"That, monsieur, is precisely the question you are here to answer."

- Именно на этот вопрос вы и должны ответить, месье.


Not far away, inside Sauniere's office, Lieutenant Collet had returned to the Louvre and was huddled over an audio console set up on the curator's enormous desk. With the exception of the eerie, robot-like doll of a medieval knight that seemed to be staring at him from the corner of Sauniere's desk, Collet was comfortable. He adjusted his AKG headphones and checked the input levels on the hard-disk recording system. All systems were go. The microphones were functioning flawlessly, and the audio feed was crystal clear.

Неподалеку, в кабинете куратора, лейтенант Колле, только что вернувшийся в Лувр, склонился над прослушивающим устройством, вмонтированным в массивный письменный стол. Если бы не фигура средневекового рыцаря, напоминавшего робота и устремившего на него взгляд злобных и подозрительных глаз, Колле чувствовал бы себя вполне комфортно. Он надел наушники и еще раз проверил уровни входа на твердом диске в системе записи. Все работало нормально. Микрофоны функционировали безупречно.


Le moment de verite, he mused.

Le moment de verite , подумал он.


Smiling, he closed his eyes and settled in to enjoy the rest of the conversation now being taped inside the Grand Gallery.

И, улыбаясь, закрыл глаза и приготовился насладиться последней беседой, что состоялась в стенах Большой галереи.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru