Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 10 - ГЛАВА 10.

Silas sat behind the wheel of the black Audi the Teacher had arranged for him and gazed out at the great Church of Saint-Sulpice. Lit from beneath by banks of floodlights, the church's two bell towers rose like stalwart sentinels above the building's long body. On either flank, a shadowy row of sleek buttresses jutted out like the ribs of a beautiful beast.

Сайлас сидел за рулем черной "ауди", специально приготовленной для него машины, и всматривался в величественные очертания церкви Сен-Сюльпис. Над продолговатым зданием вздымались к небу, точно часовые, две башни-колокольни, освещенные снизу уличными фонарями. Верхнюю и нижнюю части здания украшали изящные опоры, напоминавшие в полумраке ребра хищного и прекрасного зверя.


The heathens used a house of God to conceal their keystone. Again the brotherhood had confirmed their legendary reputation for illusion and deceit. Silas was looking forward to finding the keystone and giving it to the Teacher so they could recover what the brotherhood had long ago stolen from the faithful.

Эти варвары использовали дом самого Господа Бога, чтобы спрятать там краеугольный камень. В очередной раз братство подтвердило свою отвратительную репутацию обманщиков и безбожников. Сайласу не терпелось найти камень и отдать его Учителю, чтобы наконец узнать, что эти язычники похитили у истинно верующих много лет назад.


How powerful that will make Opus Dei.

И каким могущественным сделает "Опус Деи" эта находка.


Parking the Audi on the deserted Place Saint-Sulpice, Silas exhaled, telling himself to clear his mind for the task at hand. His broad back still ached from the corporal mortification he had endured earlier today, and yet the pain was inconsequential compared with the anguish of his life before Opus Dei had saved him.

Припарковав "ауди" на пустынной площади перед церковью, Сайлас глубоко втянул ртом воздух, чтобы успокоиться и сосредоточиться перед выполнением столь важного задания. Широкая спина все еще болела после ритуала умерщвления плоти, который он совершил раньше тем же днем. Но что такое боль в сравнении с благодатью, готовой снизойти на спасенную душу?..


Still, the memories haunted his soul.

И тем не менее душу его терзали воспоминания.


Release your hatred, Silas commanded himself. Forgive those who trespassed against you.

Избавься от ненависти, сказал себе Сайлас. Прости тех, кто пошел против тебя.


Looking up at the stone towers of Saint-Sulpice, Silas fought that familiar undertow... that force that often dragged his mind back in time, locking him once again in the prison that had been his world as a young man. The memories of purgatory came as they always did, like a tempest to his senses... the reek of rotting cabbage, the stench of death, human urine and feces. The cries of hopelessness against the howling wind of the Pyrenees and the soft sobs of forgotten men.

Глядя на каменные башни церкви Сен-Сюльпис, Сайлас пытался побороть приступ ненависти, охватывавшей его всякий раз, когда он вдруг возвращался мыслями в прошлое. И видел себя запертым в тюрьме, которая заменила весь мир для него, совсем еще молодого человека. Воспоминания об этом всегда обостряли чувства, казалось, сейчас, наяву, он чувствует отвратительную вонь гнилой капусты, запах смерти, человеческой мочи и фекалий. Казалось, он слышит беспомощные крики отчаяния, что пробиваются сквозь завывание ветра над Пиренеями, слышит тихие рыдания брошенных, никому не нужных людей.


Andorra, he thought, feeling his muscles tighten.

Андорра, подумал он. И почувствовал, как напряглись все мышцы.


Incredibly, it was in that barren and forsaken suzerain between Spain and France, shivering in his stone cell, wanting only to die, that Silas had been saved. He had not realized it at the time.

Это могло показаться невероятным, но именно там, в крошечной, затерянной между Испанией и Францией стране, в этом каменном мешке, где он дрожал от холода и хотел только одного - умереть, именно там и пришло к Сайласу спасение. Тогда, конечно, он этого не понимал.


The light came long after the thunder.

Грянул гром, и пришел свет.


His name was not Silas then, although he didn't recall the name his parents had given him. He had left home when he was seven. His drunken father, a burly dockworker, enraged by the arrival of an albino son, beat his mother regularly, blaming her for the boy's embarrassing condition. When the boy tried to defend her, he too was badly beaten.

" И звали его тогда не Сайлас, нет, пусть даже теперь он и не мог вспомнить имя, которое дали ему родители. Он ушел из дома, когда ему было всего семь. Отец, закоренелый пьяница, пришел в ярость, увидев, что у него родился сын-альбинос. И систематически избивал мать, обвиняя ее в измене. Когда мальчик пытался защитить ее, ему тоже крепко доставалось.


One night, there was a horrific fight, and his mother never got up. The boy stood over his lifeless mother and felt an unbearable up-welling of guilt for permitting it to happen.

Как-то раз вечером он избил мать так страшно, что она лежала на полу и долго не поднималась. Мальчик стоял над безжизненным телом, и вдруг им овладело чувство неизбывной вины.


This is my fault!

Это все из-за меня!


As if some kind of demon were controlling his body, the boy walked to the kitchen and grasped a butcher knife. Hypnotically, he moved to the bedroom where his father lay on the bed in a drunken stupor. Without a word, the boy stabbed him in the back. His father cried out in pain and tried to roll over, but his son stabbed him again, over and over until the apartment fell quiet.

Точно демоны вселились тогда в его маленькое тело. Он пошел на кухню и схватил огромный нож. И, словно во сне, двинулся потом в спальню, где на кровати храпел допившийся до бесчувствия отец. Не произнося ни слова, мальчик вонзил нож ему в спину. Отец взвыл от боли и попытался перекатиться на живот, но мальчик ударил еще и еще и бил до тех пор, пока страшные крики не стихли.


The boy fled home but found the streets of Marseilles equally unfriendly. His strange appearance made him an outcast among the other young runaways, and he was forced to live alone in the basement of a dilapidated factory, eating stolen fruit and raw fish from the dock. His only companions were tattered magazines he found in the trash, and he taught himself to read them. Over time, he grew strong. When he was twelve, another drifter-a girl twice his age-mocked him on the streets and attempted to steal his food. The girl found herself pummeled to within inches of her life. When the authorities pulled the boy off her, they gave him an ultimatum-leave Marseilles or go to juvenile prison.

А потом мальчик бросился вон из страшного дома. Но улицы Марселя оказались негостеприимными. Странная внешность сделала его изгоем, чужаком среди таких же, как он, юных бродяг. И ему пришлось ютиться в полном одиночестве в подвале заброшенной фабрики, питаться крадеными фруктами и сырой рыбой из доков. Единственными его товарищами стали потрепанные журналы, добытые на помойке, он сам научился читать их. Шло время, он рос и креп. Когда ему было двенадцать, еще одна бродяжка, на сей раз девчонка, намного старше его, начала жестоко насмехаться над ним на улице и попыталась украсть у него еду. И едва не погибла, так он ее избил. Когда полицейские оторвали наконец от нее мальчишку, ему был выдвинут ультиматум: или вон из Марселя, или отправишься в тюрьму для несовершеннолетних.


The boy moved down the coast to Toulon. Over time, the looks of pity on the streets turned to looks of fear. The boy had grown to a powerful young man. When people passed by, he could hear them whispering to one another. A ghost, they would say, their eyes wide with fright as they stared at his white skin. A ghost with the eyes of a devil!

И тогда мальчик перебрался в Тулон. Теперь во взглядах прохожих он читал не жалость и брезгливость, а самый неподдельный страх. Люди проходили мимо, и он слышал, как они перешептываются. Привидение, говорили они, с ужасом глядя на его бледную кожу. Привидение, а глазищи красные, как у дьявола!


And he felt like a ghost... transparent... floating from seaport to seaport.

Он и сам начал чувствовать себя призраком... невидимым и прозрачным, плывущим от одного морского порта к другому.


People seemed to look right through him.

Казалось, что люди смотрят сквозь него.


At eighteen, in a port town, while attempting to steal a case of cured ham from a cargo ship, he was caught by a pair of crewmen. The two sailors who began to beat him smelled of beer, just as his father had. The memories of fear and hatred surfaced like a monster from the deep. The young man broke the first sailor's neck with his bare hands, and only the arrival of the police saved the second sailor from a similar fate.

В восемнадцать в одном из портовых городков он попытался стащить коробку с консервированной ветчиной и попался. Двое матросов избивали его, и от них пахло пивом, точь-в-точь как от отца. И им овладела такая ненависть, что силы удесятерились. Одному обидчику он сломал шею голыми руками, и лишь прибытие полиции спасло второго от той же участи.


Two months later, in shackles, he arrived at a prison in Andorra.

И вот два месяца спустя он, закованный в кандалы, прибыл в тюрьму в Андорре.


You are as white as a ghost, the inmates ridiculed as the guards marched him in, naked and cold. Mira el espectro! Perhaps the ghost will pass right through these walls!

- Да ты белый, точно призрак! - хохотали заключенные, пока охранники вели его по коридорам, голого и дрожавшего от холода. - Mira el espectro! Раз призрак, значит, должен уметь проходить сквозь стены.


Over the course of twelve years, his flesh and soul withered until he knew he had become transparent.

Он просидел двенадцать лет, и ему стало казаться, что его тело и душа сжались, стали почти невидимыми, прозрачными.


I am a ghost.

Я призрак.


I am weightless.

Я бестелесен.


Yo soy un espectro... palido coma una fantasma... caminando este mundo a solas.

Yosoy un espectro... palido сото unfantasma... caminando este mundo a solas .


One night the ghost awoke to the screams of other inmates. He didn't know what invisible force was shaking the floor on which he slept, nor what mighty hand was trembling the mortar of his stone cell, but as he jumped to his feet, a large boulder toppled onto the very spot where he had been sleeping. Looking up to see where the stone had come from, he saw a hole in the trembling wall, and beyond it, a vision he had not seen in over ten years. The moon.

Как-то раз ночью "призрак" проснулся от криков заключенных. Он не понимал, что за невидимая сила сотрясает не только пол, на котором он спал, но и стены его каменной клетки. Едва он успел вскочить на ноги, как огромный булыжник обрушился прямо на то место, где он только что лежал. Он поднял голову, посмотреть, откуда же взялся этот камень, и с изумлением увидел дыру в каменной кладке, а за ней - то, чего не доводилось видеть больше десяти лет. В дыре сияла луна.


Even while the earth still shook, the ghost found himself scrambling through a narrow tunnel, staggering out into an expansive vista, and tumbling down a barren mountainside into the woods. He ran all night, always downward, delirious with hunger and exhaustion.

Земля продолжала содрогаться, когда он проползал по узкому туннелю, пытаясь вырваться на поверхность. И вдруг очутился на склоне горы, в лесу. Он бежал всю ночь, все время вниз, и бредил наяву от голода и изнеможения.


Skirting the edges of consciousness, he found himself at dawn in a clearing where train tracks cut a swath across the forest. Following the rails, he moved on as if dreaming. Seeing an empty freight car, he crawled in for shelter and rest. When he awoke the train was moving. How long? How far? A pain was growing in his gut. Am I dying? He slept again. This time he awoke to someone yelling, beating him, throwing him out of the freight car. Bloody, he wandered the outskirts of a small village looking in vain for food. Finally, his body too weak to take another step, he lay down by the side of the road and slipped into unconsciousness.

На рассвете он пришел в себя и увидел, что находится на просеке, прорезающей лес, и что по ней тянутся рельсы. Он пошел вдоль железнодорожного полотна, брел, точно во сне. Увидел пустой товарный вагон и залез в него, ища укрытия и покоя. А когда проснулся, увидел, что поезд движется. Как долго? Куда? В животе начались рези от голода, боль была просто невыносимой. Я что, умираю? И он снова провалился в сон. Проснулся от собственного крика: кто-то избивал его, а потом вышвырнул из вагона. Весь в крови, он долго бродил по окраинам какой-то маленькой деревеньки в поисках еды, но так ничего и не нашел. И вот наконец он ослабел настолько, что повалился на землю прямо у дороги и потерял сознание.


The light came slowly, and the ghost wondered how long he had been dead. A day? Three days? It didn't matter. His bed was soft like a cloud, and the air around him smelled sweet with candles. Jesus was there, staring down at him. I am here, Jesus said. The stone has been rolled aside, and you are born again.

Потом вдруг забрезжил свет, и "призрак" размышлял над тем, как давно он умер. День назад? Три дня?.. Впрочем, какое это имело значение... Постель была мягкая, точно облачко, воздух вокруг был напоен сладким ароматом свечей. И Иисус был здесь, смотрел прямо на него. Я здесь, сказал Иисус. Надгробный камень отвалили, и ты родился заново.


He slept and awoke. Fog shrouded his thoughts. He had never believed in heaven, and yet Jesus was watching over him. Food appeared beside his bed, and the ghost ate it, almost able to feel the flesh materializing on his bones. He slept again. When he awoke, Jesus was still smiling down, speaking. You are saved, my son. Blessed are those who follow my path.

Он спал и просыпался вновь. Мозг был затуманен. Он никогда не верил в Небеса, и все же оказалось, что Иисус присматривает за ним. Рядом с кроватью появлялась еда, и "призрак" съедал все до крошки, чувствуя, как кости обрастают плотью. А потом снова засыпал. Проснулся и увидел - Иисус смотрит на него, улыбается и говорит: Ты спасен, сын мой. Благословенны те, кто следует моим путем.


Again, he slept.

И он опять провалился в сон.


It was a scream of anguish that startled the ghost from his slumber. His body leapt out of bed, staggered down a hallway toward the sounds of shouting. He entered into a kitchen and saw a large man beating a smaller man. Without knowing why, the ghost grabbed the large man and hurled him backward against a wall. The man fled, leaving the ghost standing over the body of a young man in priest's robes. The priest had a badly shattered nose. Lifting the bloody priest, the ghost carried him to a couch.

Крик боли и злобы разбудил его. Казалось, тело само сорвалось с кровати, и он, пошатываясь, поплелся на звуки. Вошел в кухню и увидел, как здоровенный мужчина избивает другого, меньше его ростом и явно слабее. Сам не зная почему, "призрак" схватил здоровяка и шмякнул его о стенку. Тот рухнул на пол, потом молниеносно вскочил на ноги и убежал. И "призрак" остался стоять над телом молодого человека в сутане священника. Нос у священника был разбит в кровь. "Призрак" поднял его и потащил в комнату, где бережно опустил на диван.


"Thank you, my friend," the priest said in awkward French. "The offertory money is tempting for thieves. You speak French in your sleep. Do you also speak Spanish?"

- Спасибо, друг мой, - сказал священник на плохом французском. - Деньги, собранные на строительство храма, слишком большое искушение для вора. Во сне ты говорил по-французски. А по-испански говоришь?


The ghost shook his head.

"Призрак" отрицательно помотал головой.


"What is your name?" he continued in broken French.

- Как тебя зовут? - продолжил священник по-французски.


The ghost could not remember the name his parents had given him. All he heard were the taunting gibes of the prison guards.

Ему никак не удавалось припомнить имя, которое дали ему родители. А после он слышал лишь обидные прозвища на улице и в тюрьме.


The priest smiled.

Священник улыбнулся:


"No hay problema. My name is Manuel Aringarosa. I am a missionary from Madrid. I was sent here to build a church for the Obra de Dios."

- No hay problema . А меня зовут Мануэль Арингароса. Я миссионер из Мадрида. Послан сюда строить храм во славу Отца нашего Иисуса.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru