Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 10 - ГЛАВА 10.

"Where am I?" His voice sounded hollow.

- Где я? - глухо спросил "призрак".


"Oviedo. In the north of Spain."

- В Овьедо. Это на севере Испании.


"How did I get here?"

- Как я сюда попал?


"Someone left you on my doorstep. You were ill. I fed you. You've been here many days."

- Кто-то оставил тебя на пороге моего дома. Ты был болен. Я тебя кормил. Ты здесь уже много дней.


The ghost studied his young caretaker. Years had passed since anyone had shown any kindness.

"Призрак" рассматривал своего спасителя. Он забыл, когда последний раз хоть кто-нибудь был к нему добр.


"Thank you, Father."

- Спасибо, отец.


The priest touched his bloody lip.

Священник потрогал разбитые губы.


"It is I who am thankful, my friend."

- Это я должен благодарить тебя, друг мой.


When the ghost awoke in the morning, his world felt clearer. He gazed up at the crucifix on the wall above his bed. Although it no longer spoke to him, he felt a comforting aura in its presence. Sitting up, he was surprised to find a newspaper clipping on his bedside table. The article was in French, a week old. When he read the story, he filled with fear. It told of an earthquake in the mountains that had destroyed a prison and freed many dangerous criminals.

Проснувшись наутро, "призрак" почувствовал, как туман в голове начал понемногу рассеиваться. Он лежал и смотрел на распятие, висевшее на стене в изголовье кровати. И хотя Иисус больше не говорил с ним, он чувствовал его умиротворяющее присутствие. Потом он сел в постели и с удивлением увидел, что на тумбочке рядом с кроватью лежит газета. Статья была недельной давности и написана по-французски. Прочитав ее, он ощутил страх. Там говорилось о страшном землетрясении в горах, разрушившем тюрьму, отчего на свободе оказались опасные преступники.


His heart began pounding. The priest knows who I am! The emotion he felt was one he had not felt for some time. Shame. Guilt. It was accompanied by the fear of being caught. He jumped from his bed. Where do I run?

Сердце его бешено билось. Так священник знает, кто я! Подобного чувства он не испытывал давным-давно. Чувства стыда. Вины. И все это сопровождалось страхом быть пойманным. Он вскочил с кровати. Куда бежать?


"The Book of Acts," a voice said from the door.

- Книга Деяний, - прозвучал голос за спиной.


The ghost turned, frightened.

"Призрак" вздрогнул и обернулся.


The young priest was smiling as he entered. His nose was awkwardly bandaged, and he was holding out an old Bible.

В дверях стоял священник и улыбался. На носу его красовался пластырь, в руках он держал Библию.


"I found one in French for you. The chapter is marked."

- Вот, нашел одну на французском, для тебя. Глава помечена.


Uncertain, the ghost took the Bible and looked at the chapter the priest had marked.

"Призрак" неуверенно взял книгу из рук священника, нашел помеченное место.


The verses told of a prisoner named Silas who lay naked and beaten in his cell, singing hymns to God. When the ghost reached Verse 26, he gasped in shock.

В этой главе упоминался узник по имени Сайлас , он, голый и избитый, лежал в темнице и возносил молитвы Господу. "Призрак" дошел до 26-го стиха и вздрогнул от неожиданности.


"...And suddenly, there was a great earthquake, so that the foundations of the prison were shaken, and all the doors fell open."

Вдруг сделалось великое землетрясение, так что поколебались основы темницы; тотчас отворились все двери, и у всех узы ослабели.


His eyes shot up at the priest.

Он поднял глаза на священника.


The priest smiled warmly.

Тот тепло улыбнулся:


"From now on, my friend, if you have no other name, I shall call you Silas."

- Отныне, друг мой, раз нет у тебя другого имени, буду называть тебя Сайласом.


The ghost nodded blankly. Silas. He had been given flesh. My name is Silas.

"Призрак" растерянно кивнул. Сайлас. Он наконец обрел плоть. Мое имя Сайлас.


"It's time for breakfast," the priest said. "You will need your strength if you are to help me build this church."

- А теперь время завтракать, - сказал священник. - Тебе понадобятся силы, если хочешь помочь мне построить этот храм.


Twenty thousand feet above the Mediterranean, Alitalia flight 1618 bounced in turbulence, causing passengers to shift nervously. Bishop Aringarosa barely noticed. His thoughts were with the future of Opus Dei. Eager to know how plans in Paris were progressing, he wished he could phone Silas. But he could not. The Teacher had seen to that.

На высоте двадцати тысяч футов над Средиземным морем борт 1618 "Алиталия" вдруг затрясло, и все пассажиры занервничали, самолет попал в турбулентный поток. Но епископ Арингароса едва это заметил. Мысли его были устремлены в будущее, тесно связанное с "Опус Деи". Ему не терпелось узнать, как идут дела в Париже, очень хотелось позвонить Сайласу. Но он не мог. Учитель предусмотрел и это.


"It is for your own safety," the Teacher had explained, speaking in English with a French accent. "I am familiar enough with electronic communications to know they can be intercepted. The results could be disastrous for you."

- Это ради твоей же безопасности, - говорил он Арингаросе по-английски с французским акцентом. - Я хорошо разбираюсь в средствах электронной связи. Поверь мне, все разговоры легко прослушать. И результаты могут оказаться самыми плачевными.


Aringarosa knew he was right. The Teacher seemed an exceptionally careful man. He had not revealed his own identity to Aringarosa, and yet he had proven himself a man well worth obeying. After all, he had somehow obtained very secret information. The names of the brotherhood's four top members! This had been one of the coups that convinced the bishop the Teacher was truly capable of delivering the astonishing prize he claimed he could unearth.

Арингароса понимал, что Учитель прав. Он вообще был очень осторожным человеком. Даже Арингароса не знал его настоящего имени. Учителю не раз удалось доказать, что к его мнению стоит прислушиваться, а его приказам - повиноваться. Да и потом, ведь удалось же ему завладеть весьма секретной информацией. Имена четырех членов братства высшего ранга! Именно это обстоятельство окончательно убедило епископа в том, что только Учитель способен раздобыть для "Опус Деи" величайшее сокровище. Перед вылетом у Арингаросы состоялся с ним такой разговор.


"Bishop," the Teacher had told him, "I have made all the arrangements. For my plan to succeed, you must allow Silas to answer only to me for several days. The two of you will not speak. I will communicate with him through secure channels."

- Епископ, - сказал ему Учитель, - я обо всем позаботился. И чтобы план наш осуществился, вы должны разрешить Сайласу отвечать только на мои звонки на протяжении нескольких дней. Вы оба не должны переговариваться между собой. Я же буду связываться с ним по надежным каналам.


"You will treat him with respect?"

- Обещаете, что будете относиться к нему с уважением?


"A man of faith deserves the highest."

- Человек веры заслуживает самого высокого уважения.


"Excellent. Then I understand. Silas and I shall not speak until this is over."

- Прекрасно. Насколько я понимаю, мы с Сайласом не должны общаться до тех пор, пока все не кончится.


"I do this to protect your identity, Silas's identity, and my investment."

- Я делаю это лишь для того, чтобы защитить вас, Сайласа и мой вклад.


"Your investment?"

- Вклад?


"Bishop, if your own eagerness to keep abreast of progress puts you in jail, then you will be unable to pay me my fee."

- Если стремление бежать впереди прогресса приведет вас в тюрьму, епископ, тогда вы не сможете оплатить мои труды.


The bishop smiled.

Епископ улыбнулся:


"A fine point. Our desires are in accord. Godspeed."

- Да, это существенный момент. Что ж, наши желания совпадают. Бог в помощь!


Twenty million euro, the bishop thought, now gazing out the plane's window. The sum was approximately the same number of U.S. dollars. A pittance for something so powerful.

Двадцать миллионов евро, думал епископ, глядя в иллюминатор самолета. Примерно та же сумма в долларах. Скудная награда за столь великий вклад.


He felt a renewed confidence that the Teacher and Silas would not fail. Money and faith were powerful motivators.

Он был уверен, что Учитель и Сайлас не подведут. Деньги и вера всегда были сильной мотивацией.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru