Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 21 - ГЛАВА 21.

The Mona Lisa.

Мона Лиза...


For an instant, standing in the exit stairwell, Sophie forgot all about trying to leave the Louvre.

Стоявшая на лестничной площадке Софи так и застыла от изумления, словно забыла, что им надо как можно скорее бежать из Лувра.


Her shock over the anagram was matched only by her embarrassment at not having deciphered the message herself. Sophie's expertise in complex cryptanalysis had caused her to overlook simplistic word games, and yet she knew she should have seen it. After all, she was no stranger to anagrams-especially in English.

Простота разгадки просто потрясла ее. Ведь Софи была опытным специалистом, привыкшим иметь дело со сложным криптографическим анализом, и примитивные игры в слова ее интересовали мало. А следовало бы поинтересоваться. Ведь она и сама в детстве увлекалась анаграммами, особенно на английском.


When she was young, often her grandfather would use anagram games to hone her English spelling. Once he had written the English word "planets" and told Sophie that an astonishing sixty-two other English words of varying lengths could be formed using those same letters. Sophie had spent three days with an English dictionary until she found them all.

В детстве дед часто использовал анаграммы для улучшения ее английского правописания. Однажды он написал слово "планеты" и сказал, что из тех же букв, только в другом порядке, можно составить девяносто два слова разной длины. И Софи провозилась целых три дня с английским словарем, пока не нашла их все.


"I can't imagine," Langdon said, staring at the printout, "how your grandfather created such an intricate anagram in the minutes before he died."

- Просто не представляю, - сказал Лэнгдон, разглядывая распечатку, - как это вашему деду удалось создать столь замысловатые и практически почти точные анаграммы буквально за несколько минут до смерти?


Sophie knew the explanation, and the realization made her feel even worse. I should have seen this! She now recalled that her grandfather-a wordplay aficionado and art lover-had entertained himself as a young man by creating anagrams of famous works of art. In fact, one of his anagrams had gotten him in trouble once when Sophie was a little girl. While being interviewed by an American art magazine, Sauniere had expressed his distaste for the modernist Cubist movement by noting that Picasso's masterpiece Les Demoiselles d'Avignon was a perfect anagram of vile meaningless doodles. Picasso fans were not amused.

Софи знала объяснение. Она припомнила, что ее дед, любитель искусств и замысловатых игр в слова, еще с младых ногтей развлекался составлением анаграмм из названий знаменитых произведений искусства. Мало того, одна анаграмма даже доставила ему немало неприятностей, когда Софи была еще совсем маленькой девочкой. Соньер давал интервью какому-то американскому искусствоведческому журналу и, чтобы выразить свое неприятие модернистского движения под названием "кубизм", назвал шедевр Пикассо "Les Demoiselles d'Avignon" анаграммой: "Vile meaningless doodles". Поклонники Пикассо были далеко не в восторге.


"My grandfather probably created this Mona Lisa anagram long ago," Sophie said, glancing up at Langdon. And tonight he was forced to use it as a makeshift code. Her grandfather's voice had called out from beyond with chilling precision.

- Возможно, дед составил анаграмму Моны Лизы давным-давно, - сказала Софи Лэнгдону. И сегодня был вынужден воспользоваться ею как кодом. Она вздрогнула: казалось, голос деда доносится до нее из преисподней.


Leonardo da Vinci!

Леонардо да Винчи!


The Mona Lisa!

Мона Лиза!


Why his final words to her referenced the famous painting, Sophie had no idea, but she could think of only one possibility. A disturbing one.

Почему его последними словами стало название знаменитейшей в мире картины, она не понимала. В голову приходило лишь одно объяснение, причем весьма тревожное.


Those were not his final words....

То не были его последние слова...


Was she supposed to visit the Mona Lisa? Had her grandfather left her a message there? The idea seemed perfectly plausible. After all, the famous painting hung in the Salle des Etats-a private viewing chamber accessible only from the Grand Gallery. In fact, Sophie now realized, the doors that opened into the chamber were situated only twenty meters from where her grandfather had been found dead.

Должна ли она теперь навестить "Мону Лизу"? Может, дед оставил там какую-то информацию? Что ж, вполне вероятно. Ведь знаменитое полотно висело в Саль де Эта - отдельном маленьком зале, попасть куда можно было только из Большой галереи. Теперь Софи со всей ясностью вспомнила: двери в этот чал находились всего в двадцати метрах от того места, где нашли убитого куратора.


He easily could have visited the Mona Lisa before he died.

Он вполне мог добраться до "Моны Лизы" перед смертью.


Sophie gazed back up the emergency stairwell and felt torn. She knew she should usher Langdon from the museum immediately, and yet instinct urged her to the contrary. As Sophie recalled her first childhood visit to the Denon Wing, she realized that if her grandfather had a secret to tell her, few places on earth made a more apt rendezvous than Da Vinci's Mona Lisa.

Софи окинула взглядом лестничный пролет и почувствовала, что ее раздирают сомнения. Она понимала: прежде всего надо вывести Лэнгдона из музея, причем чем быстрее, тем лучше. И одновременно интуиция подсказывала ей совсем другое. Снова нахлынули воспоминания. Софи, еще совсем маленькая девочка, впервые приходит в Лувр. Дед приготовил ей сюрприз, сказал, что на свете не так много мест, где человека поджидает свидание со столь же великим и загадочным произведением искусства, как "Мона Лиза".


"She's just a little bit farther," her grandfather had whispered, clutching Sophie's tiny hand as he led her through the deserted museum after hours.

- Она находится чуть дальше, - таинственным шепотом заметил дед, взял Софи за маленькую ручку и повел через пустые залы и галереи музея.


Sophie was six years old. She felt small and insignificant as she gazed up at the enormous ceilings and down at the dizzying floor. The empty museum frightened her, although she was not about to let her grandfather know that. She set her jaw firmly and let go of his hand.

Тогда девочке было шесть. Она чувствовала себя маленькой и ничтожной, разглядывая огромные помещения с высокими потолками и натертый до ослепительного блеска пол. Пустой музей - они разгуливали по нему уже после закрытия - пугал ее, но она старалась не подавать виду. Лишь плотно сжала губы и вырвала ладошку из крупной руки деда.


"Up ahead is the Salle des Etats," her grandfather said as they approached the Louvre's most famous room. Despite her grandfather's obvious excitement, Sophie wanted to go home. She had seen pictures of the Mona Lisa in books and didn't like it at all. She couldn't understand why everyone made such a fuss.

- Вон там, впереди, - сказал Соньер. Они подходили к самому знаменитому залу Лувра. Дед чему-то радовался и был немного возбужден, а Софи больше всего на свете хотелось домой. Она уже видела репродукции "Моны Лизы" в разных книжках, и эта картина ей совсем не нравилась, ничуточки. И она не понимала, с чего это все так ею восхищаются.


"C'est ennuyeux," Sophie grumbled.

- C'est ennuyeux, - пробормотала Софи.


"Boring," he corrected. "French at school. English at home."

- Скучно, - поправил ее дед. - Французский в школе. Английский дома.


"Le Louvre, c'est pas chez moi!" she challenged.

- Le Louvre, c'est pas chez moi! - упрямо возразила она.


Дед засмеялся:


"Right you are. Then let's speak English just for fun."

- Ты права. Тогда давай говорить по-английски просто ради забавы.


Sophie pouted and kept walking. As they entered the Salle des Etats, her eyes scanned the narrow room and settled on the obvious spot of honor-the center of the right-hand wall, where a lone portrait hung behind a protective Plexiglas wall. Her grandfather paused in the doorway and motioned toward the painting.

Софи капризно надула губки и продолжала шагать дальше. И вот они вошли в маленький зал. Она обвела глазами помещение. Пусто, лишь справа, в центре стены, освещенное пятно. Продолговатый портрет за пуленепробиваемым стеклом. Дед остановился в дверях и жестом велел ей подойти к картине.


"Go ahead, Sophie. Not many people get a chance to visit her alone."

- Ступай, Софи. Не так много людей удостоились чести побыть наедине с этой дамой.


Swallowing her apprehension, Sophie moved slowly across the room. After everything she'd heard about the Mona Lisa, she felt as if she were approaching royalty. Arriving in front of the protective Plexiglas, Sophie held her breath and looked up, taking it in all at once.

Софи медленно двинулась через комнату. После всего того, что слышала о "Моне Лизе", девочке казалось, что она приближается к королевской особе. Встав перед пуленепробиваемым стеклом, Софи затаила дыхание и подняла глаза.


Sophie was not sure what she had expected to feel, but it most certainly was not this. No jolt of amazement. No instant of wonder. The famous face looked as it did in books. She stood in silence for what felt like forever, waiting for something to happen.

Девочка не знала, какие чувства будет испытывать, глядя на знаменитую картину. Ну уж определенно не такие. Ни малейшего изумления или восхищения. Знакомое лицо смотрело на нее точно так же, как со страниц книг. И Софи молча стояла перед полотном - ей показалось, длилось это целую вечность, - в ожидании, что наконец что-то должно произойти.


"So what do you think?" her grandfather whispered, arriving behind her. "Beautiful, yes?"

- Ну и как? - прошептал дед и остановился рядом с ней. - Хороша, не правда ли?


"She's too little."

- Уж больно она маленькая.


Sauniere smiled.

Соньер улыбнулся:


"You're little and you're beautiful."

- Но ведь и ты у меня тоже маленькая. И тоже красавица.


I am not beautiful, she thought. Sophie hated her red hair and freckles, and she was bigger than all the boys in her class. She looked back at the Mona Lisa and shook her head.

Никакая я не красавица, подумала Софи. Она ненавидела свои рыжие волосы и веснушчатое лицо. К тому же она была выше и сильнее всех мальчишек в классе. Взгляд ее снова вернулся к "Моне Лизе", и она покачала головой:


"She's even worse than in the books. Her face is... brumeux."

- Она даже хуже, чем в книжках. Лицо какое-то... brameux.


"Foggy," her grandfather tutored.

- Затуманенное, - поправил ее дед.


"Foggy," Sophie repeated, knowing the conversation would not continue until she repeated her new vocabulary word.

- Затуманенное, - повторила Софи, зная, что разговор не будет иметь продолжения до тех пор, пока она не запомнит это новое, прежде незнакомое ей слово.


"That's called the sfumato style of painting," he told her, "and it's very hard to do. Leonardo da Vinci was better at it than anyone."

- Этот стиль письма называется сфумато, - сказал Соньер. - Очень сложная техника, такого эффекта трудно добиться. Леонардо это удавалось лучше, чем всем другим живописцам.


Sophie still didn't like the painting.

Но Софи совсем не нравилась картина.


"She looks like she knows something... like when kids at school have a secret."

- Она так смотрит... будто знает то, чего не знают другие. Как дети в школе, когда у них есть секрет.


Her grandfather laughed.

Дед рассмеялся:


"That's part of why she is so famous. People like to guess why she is smiling."

- Ну, отчасти потому она так и знаменита. Люди продолжают гадать, чему это она так улыбается.


"Do you know why she's smiling?"

- А ты знаешь, почему она улыбается?


"Maybe." Her grandfather winked. "Someday I'll tell you all about it."

- Может, и знаю. - Дед подмигнул ей. - Придет день, и я расскажу тебе об этом.


Sophie stamped her foot.

Софи сердито топнула ножкой:


"I told you I don't like secrets!"

- Я же говорила, что терпеть не могу всякие там тайны!


"Princess," he smiled. "Life is filled with secrets. You can't learn them all at once."

- Принцесса, - улыбнулся он, - жизнь полна тайн. И узнать все сразу никак не получится.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru