Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 30 - ГЛАВА 30.

Security warden Claude Grouard simmered with rage as he stood over his prostrate captive in front of the Mona Lisa. This bastard killed Jacques Sauniere! Sauniere had been like a well-loved father to Grouard and his security team.

Начальник охраны Клод Груар так и кипел от ярости, стоя над распростертым на полу перед "Моной Лизой" арестованным. Этот ублюдок посмел убить Жака Соньера! Для Клода и его людей Соньер был как отец родной.


Grouard wanted nothing more than to pull the trigger and bury a bullet in Robert Langdon's back. As senior warden, Grouard was one of the few guards who actually carried a loaded weapon. He reminded himself, however, that killing Langdon would be a generous fate compared to the misery about to be communicated by Bezu Fache and the French prison system.

Больше всего на свете в этот момент Груару хотелось нажать на спусковой крючок и выстрелить в спину Роберту Лэнгдону. Ему, как начальнику музейной охраны, разрешалось носить огнестрельное оружие. Но он тут же напомнил себе, что быстрая смерть от пули - слишком уж легкий выход для негодяя в сравнении с теми муками и унижениями, которым подвергнет его Фаш, а затем и пенитенциарная система французского правосудия.


Grouard yanked his walkie-talkie off his belt and attempted to radio for backup. All he heard was static. The additional electronic security in this chamber always wrought havoc with the guards' communications. I have to move to the doorway. Still aiming his weapon at Langdon, Grouard began backing slowly toward the entrance. On his third step, he spied something that made him stop short.

Клод выхватил из-за пояса радиопереговорное устройство и попытался связаться со своими людьми, чтобы прислали подмогу. Нo в трубке раздавалось лишь потрескивание. Дополнительно установленное в этом зале охранное электронное оборудование создавало помехи. Ладно, иду к двери. Продолжая целиться в спину Лэнгдону, Груар начал пятиться к выходу. Сделал шага дни и вдруг застыл как вкопанный.


What the hell is that!

Что это, черт побери?


An inexplicable mirage was materializing near the center of the room. A silhouette. There was someone else in the room? A woman was moving through the darkness, walking briskly toward the far left wall. In front of her, a purplish beam of light swung back and forth across the floor, as if she were searching for something with a colored flashlight.

В центре комнаты материализовался какой-то смутный объект. Силуэт. Так, значит, в зале находится кто-то еще? Да, то была женщина, она быстро надвигалась на него слева. А впереди нее плясал и подпрыгивал узкий красноватый лучик света. Она водила им по полу, точно пыталась что-то найти.


"Qui est la?" Grouard demanded, feeling his adrenaline spike for a second time in the last thirty seconds. He suddenly didn't know where to aim his gun or what direction to move.

- Qui est la? - окликнул женщину Груар. Сердце его бешено билось. Он не знал, в кого теперь целиться, куда бежать.


"PTS," the woman replied calmly, still scanning the floor with her light.

- НТП, - спокойно ответила женщина, продолжая осматривать пол с помощью фонарика.


Police Technique et Scientifique. Grouard was sweating now. I thought all the agents were gone! He now recognized the purple light as ultraviolet, consistent with a PTS team, and yet he could not understand why DCPJ would be looking for evidence in here.

Научно-технический отдел полиции. Начальник охраны весь вспотел. Я думал, все агенты уже ушли! Теперь он узнал фонарик с ультрафиолетовым лучом, вспомнил, что точно такие же использовали здесь агенты судебной полиции. И все же не понимал, что техническая служба пытается отыскать здесь.


"Votre nom!" Grouard yelled, instinct telling him something was amiss. "Repondez!"

- Votre nom! - взревел начальник охраны, инстинктивно чувствуя, что здесь что-то не так. - Repondez!


"C'est mot," the voice responded in calm French. "Sophie Neveu."

- C'est moi , - спокойно ответил ему женский голос по-французски. - Софи Неве.


Somewhere in the distant recesses of Grouard's mind, the name registered. Sophie Neveu? That was the name of Sauniere's granddaughter, wasn't it? She used to come in here as a little kid, but that was years ago. This couldn't possibly be her! And even if it were Sophie Neveu, that was hardly a reason to trust her; Grouard had heard the rumors of the painful falling-out between Sauniere and his granddaughter.

Это имя определенно было знакомо Клоду Груару. Ах, ну да, конечно, Софи Неве! Вроде бы так звали внучку Жака Соньера? Она приходила сюда совсем еще маленькой девочкой, но с тех пор прошло много лет. Да нет, быть того не может, чтобы она! Если эта женщина и есть Софи Неве, тем меньше оснований доверять ей. Груар был наслышан о полном разрыве Соньера со своей внучкой.


"You know me," the woman called. "And Robert Langdon did not kill my grandfather. Believe me."

- Вы меня знаете! - крикнула женщина. - И Роберт Лэнгдон не убивал моего деда! Можете мне поверить!


Warden Grouard was not about to take that on faith. I need backup! Trying his walkie-talkie again, he got only static. The entrance was still a good twenty yards behind him, and Grouard began backing up slowly, choosing to leave his gun trained on the man on the floor. As Grouard inched backward, he could see the woman across the room raising her UV light and scrutinizing a large painting that hung on the far side of the Salle des Etats, directly opposite the Mona Lisa.

Но начальник охраны не был склонен принимать это на веру. Надо вызвать подкрепление! Снова попробовал связаться со своими людьми по радиопередатчику, и снова в ответ лишь потрескивание. Вход находился в добрых двадцати ярдах у него за спиной, и тогда Груар начал медленно, шаг за шагом пятиться к двери, нацелив револьвер на мужчину, распростертого на полу. Еще шаг, и тут вдруг он увидел, что женщина прошла по залу, а затем, включив ультрафиолетовый фонарик, принялась осматривать большое полотно, висевшее напротив "Моны Лизы".


Grouard gasped, realizing which painting it was.

Сообразив, что это за картина, Груар тихо ахнул.


What in the name of God is she doing?

Что, черт побери, она делает?


Across the room, Sophie Neveu felt a cold sweat breaking across her forehead. Langdon was still spread-eagle on the floor. Hold on, Robert. Almost there. Knowing the guard would never actually shoot either of them, Sophie now turned her attention back to the matter at hand, scanning the entire area around one masterpiece in particular-another Da Vinci. But the UV light revealed nothing out of the ordinary. Not on the floor, on the walls, or even on the canvas itself.

Софи Неве почувствовала, что на лбу у нее выступил холодный пот. Лэнгдон по-прежнему лежал на полу, раскинув руки и ноги. Держись, Роберт. Я уже почти у цели. Понимая, что охранник ни за что в них не выстрелит, Софи перенесла свое внимание на главное: начала тщательно осматривать все вокруг шедевра - еще одной картины Леонардо да Винчи. Но даже специальное ультрафиолетовое освещение не помогло обнаружить ничего интересного ни на полу, ни на стенах, ни на самом полотне.


There must be something here!

Здесь точно должно что-то быть!


Sophie felt totally certain she had deciphered her grandfather's intentions correctly.

Софи была уверена, что правильно поняла намерения деда.


What else could he possibly intend?

А какой еще был у него выход?


The masterpiece she was examining was a five-foot-tall canvas. The bizarre scene Da Vinci had painted included an awkwardly posed Virgin Mary sitting with Baby Jesus, John the Baptist, and the Angel Uriel on a perilous outcropping of rocks. When Sophie was a little girl, no trip to the Mona Lisa had been complete without her grandfather dragging her across the room to see this second painting.

Шедевр, который она осматривала, был довольно большим полотном высотой в пять футов. Да Винчи изобразил на нем весьма причудливую сцену. Деву Марию, сидящую в какой-то неуклюжей позе, младенца Иисуса, Иоанна Крестителя и ангела Уриеля - все они размещались на острых скалах. Когда Софи была еще маленькой девочкой, каждый осмотр "Моны Лизы" заканчивался тем, что дед тащил ее к этой картине, висевшей напротив.


Grand-pere, I'm here! But I don't see it!

Я здесь, дедуля! Но не вижу пока ничего!


Behind her, Sophie could hear the guard trying to radio again for help.

Софи слышала, как начальник охраны вновь попытался связаться по рации со своими людьми.


Think!

Думай же, думай!


She pictured the message scrawled on the protective glass of the Mona Lisa. So dark the con of man. The painting before her had no protective glass on which to write a message, and Sophie knew her grandfather would never have defaced this masterpiece by writing on the painting itself. She paused. At least not on the front. Her eyes shot upward, climbing the long cables that dangled from the ceiling to support the canvas.

Мысленно она представила надпись на стекле перед "Моной Лизой". Так темен обманный ход мысли человека. Перед полотном, которое она рассматривала, не было защитного пуленепробиваемого стекла, так что писать было просто не на чем, к тому же Софи знала, что дед никогда бы не осквернил картину надписью поверх краски. Тут ее осенило. По крайней мере снаружи. Она полпяла глаза и принялась рассматривать длинные шнуры, свисавшие с потолка, на которых держалось полотно.


Could that be it? Grabbing the left side of the carved wood frame, she pulled it toward her. The painting was large and the backing flexed as she swung it away from the wall. Sophie slipped her head and shoulders in behind the painting and raised the black light to inspect the back.

Может, здесь? Ухватив раму за левый край, Софи притянула картину к себе. Потом заглянула за картину и, включив фонарик, стала осматривать ее оборотную сторону.


It took only seconds to realize her instinct had been wrong. The back of the painting was pale and blank. There was no purple text here, only the mottled brown backside of aging canvas and-

Нескольких секунд было достаточно, чтобы понять: на сей раз интуиция подвела. Задняя сторона картины была девственно чиста. Никакого текста не высветилось, лишь мелкие темные точечки и пятна на состарившемся холсте и...


Wait.

Нет, погоди-ка!


Sophie's eyes locked on an incongruous glint of lustrous metal lodged near the bottom edge of the frame's wooden armature. The object was small, partially wedged in the slit where the canvas met the frame. A shimmering gold chain dangled off it.

Софи заметила, как в нижней части деревянной рамы, в том месте, где к ней прилегало полотно, что-то блеснуло. Предмет был маленький и почти полностью провалился в щель между рамой и полотном. Свисал лишь кончик золотой цепочки.


To Sophie's utter amazement, the chain was affixed to a familiar gold key. The broad, sculpted head was in the shape of a cross and bore an engraved seal she had not seen since she was nine years old. A fleur-de-lis with the initials P.S. In that instant, Sophie felt the ghost of her grandfather whispering in her ear. When the time comes, the key will be yours. A tightness gripped her throat as she realized that her grandfather, even in death, had kept his promise. This key opens a box, his voice was saying, where I keep many secrets.

К своему изумлению, Софи обнаружила на цепочке знакомый золотой ключик, верхняя часть которого представляла собой крест с гербом. Последний раз она видела его, когда ей должно было исполниться девять. Fleur-de-lis с загадочными инициалами P. S. И тут Софи словно услышала голос призрака, дед нашептывал ей на ушко: Придет время, и ключик будет твоим. К горлу подкатил ком, она поняла, что, умирая, дед сдержал свое обещание. Этот ключ открывает шкатулку, сказал он тогда, где я храню много разных секретов.


Sophie now realized that the entire purpose of tonight's word game had been this key. Her grandfather had it with him when he was killed. Not wanting it to fall into the hands of the police, he hid it behind this painting. Then he devised an ingenious treasure hunt to ensure only Sophie would find it.

Только теперь Софи поняла, что смыслом затеянной сегодня дедом игры в слова было обнаружение этого ключа. Ключ был при нем, когда его убивали. Не желая, чтобы он попал в руки полиции, дед спрятал его за этой картиной. И чтобы отыскать его, требовалась не только недюжинная смекалка. Для этого надо было родиться Софи Неве.


"Au secours!" the guard's voice yelled.

- Аu secours! - крикнул охранник.


Sophie snatched the key from behind the painting and slipped it deep in her pocket along with the UV penlight. Peering out from behind the canvas, she could see the guard was still trying desperately to raise someone on the walkie-talkie. He was backing toward the entrance, still aiming the gun firmly at Langdon.

Софи выдернула цепочку с ключом и сунула ее в карман вместе с фонариком. Выглянула из-за рамы и увидела, как охранник отчаянно пытается связаться с кем-то по рации. Он направлялся к выходу, продолжая целиться в лежавшего на полу Лэнгдона.


"Au secours!" he shouted again into his radio.

- Аu secours! - снова крикнул он.


Static.

В ответ лишь треск и невнятные шумы.


He can't transmit, Sophie realized, recalling that tourists with cell phones often got frustrated in here when they tried to call home to brag about seeing the Mona Lisa. The extra surveillance wiring in the walls made it virtually impossible to get a carrier unless you stepped out into the hall. The guard was backing quickly toward the exit now, and Sophie knew she had to act immediately.

Он ничего не может сообщить, догадалась Софи, вспомнив, что туристы с мобильными телефонами, пришедшие в этот зал, напрасно пытались дозвониться домой, чтобы сообщить радостную новость: они наконец увидели "Мону Лизу". Стены зала были так напичканы проводами охранных устройств, что телефоны работали только на выходе из помещения. Теперь охранник поспешно направлялся к двери, и Софи поняла, что надо действовать незамедлительно.


Gazing up at the large painting behind which she was partially ensconced, Sophie realized that Leonardo da Vinci, for the second time tonight, was there to help.

Большое полотно было прекрасным укрытием, и Софи подумала, что второй раз за сегодняшний день Леонардо да Винчи может прийти ей на помощь.


Another few meters, Grouard told himself, keeping his gun leveled.

Еще несколько метров, сказал себе Груар, продолжая целиться в Лэнгдона.


"Arretez! Ou je la detruis!" the woman's voice echoed across the room.

- Arretez! Ou je la detruis! - Эхо от женского крика разнеслось по всему залу.


Grouard glanced over and stopped in his tracks.

Груар обернулся и похолодел.


"Mon dieu, non!"

- Mon dieu, non!


Through the reddish haze, he could see that the woman had actually lifted the large painting off its cables and propped it on the floor in front of her. At five feet tall, the canvas almost entirely hid her body. Grouard's first thought was to wonder why the painting's trip wires hadn't set off alarms, but of course the artwork cable sensors had yet to be reset tonight. What is she doing!

В красноватом тумане он видел, как женщина сняла большую картину со стены и выставила перед собой, как щит. Картина прикрывала ее почти полностью. Первой мыслью Груара было: почему не сработала сигнализация? Но затем он вспомнил, что кабельные датчики, ведущие к отдельным экспонатам, сегодня еще не включали. Что она делает?!


When he saw it, his blood went cold.

Охранник похолодел.


The canvas started to bulge in the middle, the fragile outlines of the Virgin Mary, Baby Jesus, and John the Baptist beginning to distort.

Полотно вспучилось посередине, смутные очертания Девы Марии, младенца Иисуса и Иоанна Крестителя исказились.


"Non!" Grouard screamed, frozen in horror as he watched the priceless Da Vinci stretching. The woman was pushing her knee into the center of the canvas from behind! "NON!"

- Non! - вскричал Груар, в ужасе наблюдая за тем, какой ущерб наносится бесценному полотну да Винчи. Женщина вдавливала колено в самый центр полотна. - NON!


Grouard wheeled and aimed his gun at her but instantly realized it was an empty threat. The canvas was only fabric, but it was utterly impenetrable-a six-million-dollar piece of body armor.

Груар развернулся и прицелился в женщину, но тут же сообразил, что это пустая угроза. Картина представляла собой надежный щит - ведь стоимость ее равнялась шести миллионам долларов.


I can't put a bullet through a Da Vinci!

Не могу же я всадить пулю в да Винчи!


"Set down your gun and radio," the woman said in calm French, "or I'll put my knee through this painting. I think you know how my grandfather would feel about that."

- Оружие и рацию на пол! - спокойно скомандовала женщина по-французски. - Иначе продавлю полотно коленом. Полагаю, ты знаешь, как бы отнесся к этому мой дед.


Grouard felt dizzy.

У несчастного просто голова пошла кругом.


"Please... no. That's Madonna of the Rocks!" He dropped his gun and radio, raising his hands over his head.

- Пожалуйста... не надо! Ведь это "Мадонна в гроте"! - И он бросил на пол рацию и револьвер и поднял руки вверх.


"Thank you," the woman said. "Now do exactly as I tell you, and everything will work out fine."

- Спасибо, - сказала женщина. - А теперь делай, что тебе говорят, и все будет хорошо.


Moments later, Langdon's pulse was still thundering as he ran beside Sophie down the emergency stairwell toward the ground level. Neither of them had said a word since leaving the trembling Louvre guard lying in the Salle des Etats. The guard's pistol was now clutched tightly in Langdon's hands, and he couldn't wait to get rid of it. The weapon felt heavy and dangerously foreign.

Несколько секунд спустя Лэнгдон с бешено бьющимся сердцем мчался вместе с Софи вниз по пожарной лестнице. Ни один из них не произнес ни слова с тех пор, как они выбежали из зала, где висела "Мона Лиза" и лежал на полу дрожащий от злобы и страха охранник Лувра. Теперь уже Лэнгдон крепко сжимал его револьвер в руке и не мог дождаться, когда же наконец от него избавится. Револьвер казался ему страшно тяжелым, от него так и веяло опасностью.


Taking the stairs two at a time, Langdon wondered if Sophie had any idea how valuable a painting she had almost ruined. Her choice in art seemed eerily pertinent to tonight's adventure. The Da Vinci she had grabbed, much like the Mona Lisa, was notorious among art historians for its plethora of hidden pagan symbolism.

Перепрыгивая сразу через две ступеньки, Лэнгдон пытался сообразить, понимала ли Софи, насколько бесценным было полотно, которое она едва не погубила. Картина да Винчи, за которой она пряталась, также как и "Мона Лиза", изобиловала, по мнению большинства искусствоведов, тайными языческими символами.


"You chose a valuable hostage," he said as they ran.

- А вы выбрали ценного заложника, - бросил он на бегу.


- "Мадонна в гроте", - ответила Софи. - Но я ее не выбирала, мой дед сделал это. Оставил мне одну маленькую вещичку за рамой.


Langdon shot her a startled look.

Лэнгдон удивленно покосился на нее:


"What!? But how did you know which painting? Why Madonna of the Rocks?"

- Что? Но как вы узнали, что предмет этот спрятан именно там? Почему "Мадонна в гроте"?


"So dark the con of man." She flashed a triumphant smile. "I missed the first two anagrams, Robert. I wasn't about to miss the third."

- Так темен обманный ход мысли человека! - Она торжествующе улыбнулась. - Мне не удалось разгадать двух первых анаграмм, Роберт. Но уж с третьей я просто обязана справиться.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru