Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 41 - ГЛАВА 41.

Outside Castel Gandolfo, an updraft of mountain air gushed over the top of the cliff and across the high bluff, sending a chill through Bishop Aringarosa as he stepped from the Fiat. I should have worn more than this cassock, he thought, fighting the reflex to shiver. The last thing he needed to appear tonight was weak or fearful.

Стены замка Гандольфо овевал холодный горный ветер, налетавший сюда с самых вершин, и, выбираясь из "фиата", епископ Арингароса зябко поежился. Надо было одеться потеплее, подумал он, стараясь преодолеть охватившую его дрожь. Ему страшно не хотелось выказывать сегодня признаки слабости или недомогания.


The castle was dark save the windows at the very top of the building, which glowed ominously. The library, Aringarosa thought. They are awake and waiting. He ducked his head against the wind and continued on without so much as a glance toward the observatory domes.

Замок был погружен во тьму, если не считать нескольких окон на самом верху, из них лился свет. Библиотека, подумал Арингароса. Они не спят, они ждут. Он опустил голову, борясь с порывами ветра, и направился к входу, стараясь не смотреть на купола обсерватории.


The priest who greeted him at the door looked sleepy. He was the same priest who had greeted Aringarosa five months ago, albeit tonight he did so with much less hospitality.

Священник, встретивший его у двери, был сонным. Тот самый молодой человек, который встречал Арингаросу пять месяцев назад, только сегодня он делал это менее приветливо.


"We were worried about you, Bishop," the priest said, checking his watch and looking more perturbed than worried.

- А мы уже начали беспокоиться, епископ, - заметил священник, взглянув на наручные часы, но выглядел он при этом скорее раздраженным, нежели обеспокоенным.


"My apologies. Airlines are so unreliable these days."

- Прошу прощения. Но авиалинии в наши дни так ненадежны.


The priest mumbled something inaudible and then said,

Священник пробормотал в ответ нечто нечленораздельное, а потом сказал:


"They are waiting upstairs. I will escort you up."

- Вас ждут наверху. Я провожу.


The library was a vast square room with dark wood from floor to ceiling. On all sides, towering bookcases burgeoned with volumes. The floor was amber marble with black basalt trim, a handsome reminder that this building had once been a palace.

Библиотека являла собой просторное, квадратной формы, помещение, отделанное темным деревом от потолка до пола. Вдоль стен - высокие шкафы, набитые книгами. Пол из янтарных мраморных плит в черной базальтовой окантовке - приятное напоминание о том, что некогда в этом здании был дворец.


"Welcome, Bishop," a man's voice said from across the room.

- Добро пожаловать, епископ, - прозвучал мужской голос с другого конца комнаты.


Aringarosa tried to see who had spoken, but the lights were ridiculously low-much lower than they had been on his first visit, when everything was ablaze. The night of stark awakening. Tonight, these men sat in the shadows, as if they were somehow ashamed of what was about to transpire.

Арингароса пытался разглядеть, кто с ним говорит, но источники света были расположены слишком низко, гораздо ниже, чем во время первого его визита. Точно разбудили среди темной ночи. Сегодня все эти люди прятались в тени, словно стыдились того, что должно было произойти.


Aringarosa entered slowly, regally even. He could see the shapes of three men at a long table on the far side of the room. The silhouette of the man in the middle was immediately recognizable-the obese Secretariat Vaticana, overlord of all legal matters within Vatican City. The other two were high-ranking Italian cardinals.

Арингароса двигался медленно, с достоинством. Он увидел смутные силуэты трех человек за длинным столом в дальнем конце комнаты. Силуэт сидевшего посередине мужчины был вполне узнаваем: тучный председатель секретариата Ватикана, ведавший всеми юридическими вопросами. Двое других - итальянские кардиналы.


Aringarosa crossed the library toward them.

Арингароса направился к столу.


"My humble apologies for the hour. We're on different time zones. You must be tired."

- Прошу простить за то, что прибыл в столь поздний час. Но разница в часовых поясах, знаете ли. Вы, должно быть, устали ждать.


"Not at all," the secretariat said, his hands folded on his enormous belly. "We are grateful you have come so far. The least we can do is be awake to meet you. Can we offer you some coffee or refreshments?"

- Отнюдь, - сказал секретарь. Пухлые его ручки были уютно сложены на огромном животе. - Мы благодарны вам за то, что прибыли издалека. И меньшее, что могли сделать в знак признательности, так это бодрствовать, дожидаясь вас. Может, желаете кофе или закусить?


"I'd prefer we don't pretend this is a social visit. I have another plane to catch. Shall we get to business?"

- Предпочитаю сразу перейти к делу. Мне еще надо успеть на обратный самолет. Так к делу?..


"Of course," the secretariat said. "You have acted more quickly than we imagined."

- Ну разумеется, - ответил толстяк. - Вы действовали гораздо быстрее, чем мы могли ожидать.


"Have I?"

- Разве?


"You still have a month."

- У вас остался еще целый месяц.


"You made your concerns known five months ago," Aringarosa said. "Why should I wait?"

- Вы выразили озабоченность пять месяцев назад, - ответил Арингароса. - Так к чему было медлить?


"Indeed. We are very pleased with your expediency."

- И то правда. Мы очень довольны вашей расторопностью.


Aringarosa's eyes traveled the length of the long table to a large black briefcase.

Арингароса обежал взглядом длинный стол и заметил на нем большой черный портфель.


"Is that what I requested?"

- Здесь то, о чем я просил?


"It is." The secretariat sounded uneasy. "Although, I must admit, we are concerned with the request. It seems quite..."

- Да. - В голосе секретаря звучала некоторая настороженность. - Хотя, должен признаться, нас удивила эта просьба. Она показалась...


"Dangerous," one of the cardinals finished. "Are you certain we cannot wire it to you somewhere? The sum is exorbitant."

- Опасной, - закончил за него один из кардиналов. - Вы уверены, что не хотите, чтобы мы переправили вам все это каким-либо другим путем? Сумма просто огромная.


Freedom is expensive.

Свобода дорого стоит.


"I have no concerns for my own safety. God is with me."

- Моя безопасность волнует меня меньше всего. Бог поможет.


The men actually looked doubtful.

Но во взглядах мужчин читалось сомнение.


"The funds are exactly as I requested?"

- Здесь именно столько, сколько я просил?


The secretariat nodded.

Секретарь кивнул:


"Large-denomination bearer bonds drawn on the Vatican Bank. Negotiable as cash anywhere in the world."

- Облигации крупного достоинства на предъявителя, выписанные Банком Ватикана. Принимаются как наличные по всему миру.


Aringarosa walked to the end of the table and opened the briefcase. Inside were two thick stacks of bonds, each embossed with the Vatican seal and the title PORTATORE, making the bonds redeemable to whoever was holding them.

Арингароса подошел к столу и открыл портфель. Внутри две толстые стопки облигаций, каждая скреплена лентой и проштампована печатью Ватикана. И надпись тоже на месте, "PORTATORE", - она означает, что погасить или выкупить эти облигации вправе человек, владеющий ими в данный момент.


The secretariat looked tense.

В позе секретаря ощущалась напряженность.


"I must say, Bishop, all of us would feel less apprehensive if these funds were in cash."

- Должен заметить, епископ, все мы чувствовали бы себя спокойнее, если б эти средства были в наличных.


I could not lift that much cash, Aringarosa thought, closing the case.

Да столько наличных мне не унести, подумал Арингароса. Закрыл портфель и сказал:


"Bonds are negotiable as cash. You said so yourself."

- Облигации равноценны наличным. Это ваши слова.


The cardinals exchanged uneasy looks, and finally one said,

Кардиналы обменялись беспокойными взглядами, потом один из них заметил:


"Yes, but these bonds are traceable directly to the Vatican Bank."

- Да, но эти облигации легко проследить. Они неминуемо выведут на Банк Ватикана.


Aringarosa smiled inwardly. That was precisely the reason the Teacher suggested Aringarosa get the money in Vatican Bank bonds. It served as insurance. We are all in this together now.

Арингароса едва сдержал улыбку. По этой-то причине Учитель и посоветовал ему взять деньги именно в виде облигаций Банка Ватикана. Своего рода страховка. Теперь мы все крепко повязаны.


"True, and yet..." The secretariat leaned forward and his chair creaked under the burden. "We have no knowledge of what you intend to do with these funds, and if it is in any way illegal..."

- Да, это так, и все же... - Секретарь всем телом подался вперед, стул жалобно скрипнул под его тяжестью. - Мы не знаем, как вы намерены распорядиться этими фондами. И если возникнет какое-либо недоразумение...


"Considering what you are asking of me," Aringarosa countered, "what I do with this money is not your concern."

- С учетом того, что вы от меня требуете, - перебил его Арингароса, - как я поступлю с этими деньгами, не ваша забота.


There was a long silence.

В комнате повисла долгая и напряженная пауза.


They know I'm right, Aringarosa thought.

Они прекрасно понимают, что я прав, подумал Арингароса.


"Now, I imagine you have something for me to sign?"

- А теперь вы, вероятно, хотите, чтобы я подписал какие-то бумаги?


They all jumped, eagerly pushing the paper toward him, as if they wished he would simply leave.

Его собеседники с такой готовностью подтолкнули к нему бумаги, точно желали поскорее избавиться от него.


Aringarosa eyed the sheet before him. It bore the papal seal.

Арингароса взглянул на лежавшие перед ним листки. На каждом красовалась папская печать.


"This is identical to the copy you sent me?"

- Они идентичны той копии, которую вы мне послали?


"Exactly."

- Разумеется.


Aringarosa was surprised how little emotion he felt as he signed the document. The three men present, however, seemed to sigh in relief.

Арингароса удивился: подписывая документы, он не ощущал никаких эмоций. Зато сидевшие за столом трое мужчин явно испытывали облегчение.


"Thank you, Bishop," the secretariat said. "Your service to the Church will never be forgotten."

- Благодарю вас, епископ, - сказал секретарь. - Ваши услуги Церкви никогда не будут забыты.


Aringarosa picked up the briefcase, sensing promise and authority in its weight. The four men looked at one another for a moment as if there were something more to say, but apparently there was not. Aringarosa turned and headed for the door.

Епископ приподнял портфель, словно взвешивая силу и власть заключенных в нем денег. Какое-то время все четверо молча смотрели друг на друга, точно собирались сказать что-то еще, но затем передумали. Арингароса развернулся и направился к двери.


"Bishop?" one of the cardinals called out as Aringarosa reached the threshold.

- Епископ! - окликнул его один из кардиналов, когда он уже собирался переступить порог.


Aringarosa paused, turning.

Арингароса замер, потом медленно обернулся:


"Yes?"

- Да?


"Where will you go from here?"

- Куда вы теперь направляетесь?


Aringarosa sensed the query was more spiritual than geographical, and yet he had no intention of discussing morality at this hour.

Арингароса почувствовал, что вопрос продиктован скорее чисто духовным интересом, а не простым любопытством. Но он не собирался обсуждать вопросы морали в столь поздний час.


"Paris," he said, and walked out the door.

- В Париж, - коротко ответил он и вышел.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru